Анонсы

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

kapellan.ru

22.06.2012

ПОМОЧЬ ДУХОВНОМУ ВОЗРАСТАНИЮ. УЖЕ В ЭТОМ ГОДУ В РОССИЙСКОЙ АРМИИ ПОЯВИТСЯ ДОЛЖНОСТЬ ВОЕННОГО СВЯЩЕННИКА

Уже в этом году в Российской армии появится должность военного священника

21 июля 2009 года Президент России Дмитрий Медведев поддержал обращение руководителей ведущих российских конфессий о введении в Вооруженных силах института военного духовенства. Присутствие в армии штатных священнослужителей является нормой в подавляющем большинстве государств. Где-то, как, например, в США, они являются военнослужащими, носят форму, сдают военно-спортивные нормативы и к пенсии могут дослужиться до генеральского звания. В других странах военные священники, будучи полностью включены в армейскую систему, остаются гражданскими лицами. До 1917 года военное духовенство существовало и в Российской империи.

Насколько актуально введение этого института в современной России, как будет выглядеть структура военного духовенства, чем будут заниматься священники в армии? Об этом мы беседуем с председателем Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями протоиереем Димитрием Смирновым.

протоиереем Димитрием Смирновым

- Отец Димитрий, насколько актуально и своевременно возрождение в России института военного духовенства?

- По сути, институт военного духовенства в России уже существует – в течение последних пятнадцати лет священнослужители традиционных религий внештатно трудятся в армии, занимаются духовным попечением, выезжают на учения, регулярно бывают в «горячих точках». До сегодняшнего дня основная проблема состояла в том, что, хотя православное, мусульманское и буддистское духовенство в своем служении не испытывало фактически никаких препятствий со стороны военного руководства, военные священники находились вне правового и социального поля. Кроме того, громадная нагрузка на приходах не позволяла многим пастырям проводить регулярную работу с военнослужащими. Сейчас священнослужители в армии наконец получат официальное признание со всеми вытекающими последствиями, касающимися их юридического, социального и материального обеспечения. Естественно, это можно только приветствовать. Насколько это актуально? – настолько же, насколько актуальна для нас Конституция Российской Федерации. Ведь право гражданина исповедовать свою религию, в каких бы условиях он не находился, является одним из фундаментальных конституционных принципов. Согласно социологическим опросам, 63% военнослужащих осознают себя верующими людьми. Среди них более 80% составляют православные христиане, остальные разделяют учение других традиционных для России религий. Сегодня в армию приходит поколение, воспитанное вне коммунистической идеологии, вне атеистических констант. Они с удовольствием приникают к религии своих отцов – православию, исламу, буддизму, иудаизму, и армия не должна быть остановкой на их пути к вере. Наоборот, армия должна помочь их духовному возрастанию, дать им мотивацию к военной службе, привить высокие нравственные идеалы. А это невозможно без участия военного духовенства. Кроме того, постоянное присутствие в воинской части священника смягчит характер взаимоотношений в воинских коллективах. В армии появится человек, который будет восприниматься всеми как родной отец. К нему можно будет в любой момент обратиться за советом и помощью, он будет служить своего рода связующим звеном между солдатами и командованием.

- Что будет представлять собой структура военного духовенства?

- Институт военного духовенства будет организовываться сверху вниз. В ближайшее время планируется создать в Министерстве обороны управление военного духовенства и ввести в штат министерства 250 штатных священнослужителей, которые будут представлять четыре традиционные для России конфессии. Уже в текущем году священники появятся в воинских частях, дислоцированных за рубежом. А к 2010 году должность военного священника будет введена в остальных военных округах. В дальнейшем мы должны стремиться к тому, чтобы в каждом воинском контингенте, который насчитывает от 500 до 1.500 человек, был православный священник или священнослужитель той религии, к которой относит себя большинство военнослужащих. В значительной степени при организации структуры военного духовенства будет учитываться дореволюционный отечественный опыт, который очень серьезно изучался и нашим священноначалием и военным руководством. В частности, уже решено, что, как и до 1917 года, военный священник будет гражданским лицом. Присвоение священникам воинских званий не свойственно нашей отечественной традиции.

- Делаются ли уже какие-то конкретные шаги в этом направлении?

- В настоящее время готовится проект закона о военных священниках, который в ближайшее время поступит на рассмотрение в соответствующие инстанции. Над разработкой социального пакета документов по военному духовенству работает Министерство здравоохранения и социального развития. Кроме того, создана рабочая группа, внутри которой должны быть выработаны ответы на множество вопросов, связанных с возрождением в России института военного духовенства.

- Есть ли уже какие-то данные о том, какие обязанности будут у военного священника?

- Обязанности священнослужителя вытекают из его статуса. Священник должен и днем, и ночью оставаться священником. Он должен работать столько, сколько потребуется, и быть готовым в любую минуту прийти на помощь ближнему. Регламентироваться будет, скорее, взаимодействие священника с самой военной структурой, в которой он будет проходить службу. В данное время нюансы этого взаимодействия уточняются.

- Не последнее место в создании института военного духовенства занимает кадровый вопрос. Не получится ли так, что в армию пойдут не самые лучшие в нравственном отношении священнослужители? Например, в погоне за стабильным окладом, социальным обеспечением и т. д.

- Думаю, во все времена кадровый вопрос был и остается одной из болевых точек в любой профессиональной сфере. Действительно, существует ряд опасений, о которых вы сказали. Но даже статистика свидетельствует, что в нравственном отношении духовенство является образцовой социальной группой. Возьмем ли мы данные по уголовным преступлениям, экономическим правонарушениям или административным делам – везде доля духовенства будет самой минимальной. Если бы весь наш народ был таким, то можно было бы упразднять всю правоохранительную систему. Если же говорить конкретно о военном духовенстве, то, конечно, мы приложим все усилия, чтобы в армию шли достойные пастыри. Кроме того, военное духовенство будет находиться под жестким двойным контролем – со стороны Министерства обороны и священноначалия. Сегодня мы уже начали заниматься кадровой проблемой, готовить программы для учебных заведений, в которых военные священники будут проходить переподготовку в соответствии со спецификой их служения.

- Предполагается, что если только более 10% военнослужащих исповедует какую-то определенную религию, священнослужитель этой религии будет присутствовать в штате части или соединении. В этой связи многие опасаются, что подобная практика может нарушить интересы религиозного меньшинства. Что делать, к примеру, мусульманину, который оказался в православной среде?

- В армии не могут и не должны ущемляться ничьи интересы, и представители всех традиционных для Росси религий не должны чувствовать себя ущербными. В случаях, подобных упомянутому вами, православное духовенство будет брать на себя организующие функции, обеспечивать соблюдение права на свободу совести в отношении иноконфессиональных военнослужащих, предоставлять мусульманину в пользование те организационные структуры, которые создаются в настоящее время. Если в части, где большинство исповедует православие, окажется несколько мусульман, православный священник должен будет помочь им: связаться с ближайшей мечетью, пригласить муллу, обеспечить духовной литературой. У нас уже накоплен достаточный опыт в этой сфере, мы уже прошли этот этап и теперь знаем, как помочь и мусульманину, и буддисту, и еврейскому юноше. Человек может просто обратиться к священнику и сказать – я буддист и нуждаюсь в духовной поддержке со стороны священнослужителя моей религии. И мы окажем эту поддержку. Более того, мы оставим свои дела и будем заниматься этим человеком, чтобы он ни в коем случае не чувствовал себя ущербным. Ведь в этом и состоит наше христианское служение.

- Много вопросов вызывает характер работы священнослужителя в войсках. Высказываются опасения, что военный священник будет заниматься миссионерством в среде инаковерующих, привлекать их к участию в религиозных обрядах и церемониях, тем самым нарушая их права.

- Военный священник не может и не должен заниматься прозелитизмом. Он будет работать только с той частью военнослужащих, которые нуждаются в его духовной помощи. Практика навязывания собственных мыслей, затаскивания силком за церковную ограду идет вразрез с традициями православного благочестия. Но, конечно, мы не можем препятствовать стремлению атеиста или представителя другой религии узнать больше о православной вере. Если какой-то человек, у которого прадедушка исповедовал буддизм, вдруг захочет стать христианином, ему не следует чинить препятствий. И наоборот. Сейчас в России много крещеных людей, которые увлекаются буддизмом. И если юноша, выросший в православной традиции, почувствует особое расположение к буддизму, он сможет в армии беспрепятственно удовлетворить свой интерес.

Беседовал Евгений Мурзин





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/