К 700-летию Преподобного Сергия

К 400-летию патриарха Ермогена

[17.01.2012] В студии  - директор спорткомплекса "Салют" Михаил Шляхин и руководитель бойцовского клуба "Барс Профи" Рамиль Фазлеев. Говорим о развитии спорта в Сергиево-Посадском районе...

Другие видеосюжеты >>
 
15.06.2012

"Памятник на дороге опамятования". Интервью с Г.В. Ананьиной, председателем правления фонда содействия инициативе общественных организаций по постановке памятника Патриарху Гермогену

В преддверии юбилейных торжеств, посвященных 400-летию мученической кончины (2012 г.) и 100-летию прославления Патриарха Гермогена в лике святых (2013 г.) православная общественность создала фонд, чтобы содействовать установлению памятника в честь святителя Гермогена в Москве. С 2011 г. по стране проходят крестные ходы – по тем же самым маршрутам, по которым шли ополчения Минина и Пожарского, освободившие Русскую землю от интервентов.

Памятник на дороге опамятования

Наша собеседница – Галина Васильевна Ананьина, председатель правления Регионального общественного фонда содействия инициативе общественных организаций по постановке памятника Патриарху Гермогену, сопредседатель Союза православных женщин, кандидат исторических наук.

– Галина Васильевна, расскажите, пожалуйста, как возник ваш фонд.

– Фонд был создан в 2009 г., а с инициативой выступило движение «Народный Собор» в 2008 г. Одним из ярких инициаторов увековечивания памяти русского святого подвижника был игумен Иоанн (Ермаков), настоятель Патриаршего подворья храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Кстати, его день рождения приходится на день прославления Патриарха Гермогена. Потом была проведена конференция, где собрались ученые, представители Церкви. Речь изначально шла только о памятнике.

– Почему именно вы возглавили этот фонд?

– Так получилось, наверное, по промыслу Божию. Будучи профессиональным историком, давно занимаюсь монументальным искусством, была консультантом по постановке памятника Александру II у Храма Христа Спасителя. Однако про Патриарха Гермогена я тогда знала очень мало. Когда же начала подробно изучать ту эпоху и собирать сведения о святом, передо мною открылись глубины, переворачивающие всю душу. Предшествовала этому найденная книга про задуманные, но не поставленные памятники. В ней я нашла историю о проекте памятника священномученику Гермогену.

По сути наш фонд сегодня занимается тем же, что пытались осуществить 100 лет назад. В 1910 г. княгиня Прасковья Сергеевна Уварова, возглавлявшая Московское Императорское археологическое общество, обратилась в Святейший Синод о разрешении сбора средств на памятник священномученику Патриарху Гермогену и его сподвижнику архимандриту Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Дионисию. Памятник под названием «Спасение России» предполагали поставить на Красной площади напротив памятника Минину и Пожарскому – на месте нынешнего мавзолея.

Этот монументальный проект воспроизводил план еще более ранний, с которым в 1803 г. выступили члены Вольного общества любителей словесности, наук и художеств и который назывался так: «О сборе средства на постановку памятника гражданину Минину, князю Пожарскому и Патриарху Гермогену». Сегодня трудно разобраться, на каком этапе из этой триады «выпал» Патриарх. Возможно, третья фигура не вписывалась в замысел скульптора И.П. Мартоса. Необходимо восстановить справедливость и установить памятник к 400-летию мученической кончины Патриарха Гермогена и окончания Смуты – то есть в этом году. Или хотя бы заложить его, а открыть в 2013 г. – к 100-летию прославления Патриарха Гермогена в сонме русских святых.

Тогда, в начале XX в., как и в начале XIX-го, был объявлен сбор средств и конкурс на памятник. В нем участвовал, в частности, художник В.М. Васнецов. Выставка проектов в конце 1913 г. была развернута в Историческом музее. Выиграл проект скульптора Н.А. Андреева – того самого, кто оставил после себя множество памятников Ленину в Москве и других городах. Вот такая ирония судьбы! Началась война, затем Февральская революция – о проекте памятника Гермогену уже никто не вспоминал… Понятно, что коммунистическим властям эта фигура и вовсе была не ко двору. Хорошо, что не снесли памятник Минину и Пожарскому, хотя некоторые прямо призывали к этому, как, например, пролеткультовец Джек Алтаузен:

«Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников славить,
Их за прилавками Октябрь застал,
Случайно им мы не свернули шею
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Россию!
А может, лучше было не спасать?»

Когда во время Великой Отечественной войны понадобились исторические примеры русского патриотизма, то вместе с гражданином Мининым и князем Пожарским исподволь начинали всплывать и упоминания о Патриархе Гермогене. И это не случайно: в глубинном сознании русского народа эти три исторические личности всегда существовали воедино. Ростки этой памяти и проросли в 2008 г. из многолетнего внешнего беспамятства.

– Были ли противники установки памятника Патриарху Гермогену?

– Прямых противников не было, но идея была встречена поначалу довольно прохладно. Потом пришло понимание, что памятник ставить надо.

Имя Патриарха Гермогена надо вернуть стране именно сейчас. Ведь урок Смутного времени и роль Патриарха в преодолении тяжелейшего политического, экономического, государственного и социального кризиса в том и состоит, что как только русские люди начинают отходить от православия, колебаться в нравственных устоях, на страну обрушивается беда. И наоборот – выход из катастрофы всегда связан с возвращением к православному сознанию.

– В чем главная сложность «возвращения» священномученика Гермогена?

– Сложности здесь разные. И дело не в чьем-то противодействии. Вот, скажем, до революции было написано немало икон Патриарха Гермогена, но когда мы начали искать их сегодня, то оказалось, что их почти нет! В Софринских мастерских их никогда не писали. Даже в храме Казанской иконы Божией Матери на Красной площади нет этого образа. А ведь сама Казанская чудотворная икона Божией Матери была дана в руки Гермогену еще в бытность его священником Ермолаем в Казани.

Когда работала комиссия Синода по канонизации Гермогена, было изучено и подтверждено немало свидетельств о чудотворении его мощей. А сегодня рака с мощами святителя закрыта в музее Успенского собора в Кремле и не всегда доступна для поклонения верующих даже на Патриарших службах.

– Обсуждаются различные варианты установки памятника Патриарху Гермогену. Есть предложения поставить его на Лубянке, где стоял памятник Дзержинскому, а также на Красной площади – или у Казанского собора, или на месте мавзолея. Что вы думаете о надлежащем месте для памятника?

– Думаю, что согласно исторической справедливости ему надо стоять на Красной площади. Как православный человек, я, безусловно, за то, чтобы с главной площади нашей страны ушло языческое капище с незахороненным мертвым телом. Впрочем, мы не проявляем в этом вопросе излишней безапелляционной напористости, мы просто хотим поставить памятник святителю Гермогену.

– Что удалось вам сделать за год работы фонда?

– Основательно поработав в библиотеках, мы нашли немало книг о Патриархе Гермогене, выпущенных в разное время, а также труды самого святителя. Это огромный пласт, который нам еще предстоит освоить.

Провидение не раз преподносило нам подарки. Одно время я регулярно заходила в магазин Сретенского монастыря, разыскивая хоть какую-нибудь икону Патриарха Гермогена. И вот однажды мне говорят: есть! И ведут в самый дорогой, «авторский» отдел, где я вижу икону 1912–1913 гг., которую в магазин недавно сдали на продажу. Стоила она около 120 тыс. руб. Денег таких у нас не было, а до презентации фонда оставалась всего неделя. Как же без иконы? Объехала всех своих знакомых и благотворителей. Набрали по грошику – сколько смогли, но все равно не хватило 40 тыс. И тогда, по решению духовенства Сретенского монастыря, эту икону отдали мне «с недостачей», которую я потом вернула в магазин по частям.

Большой победой считаю проведение 4 ноября 2011 г. в рамках X Выставки-форума «Православная Русь» в Манеже научно-практической конференции «Роль Патриарха Гермогена и духовенства в преодолении Смутного времени». На конференции было принято обращение к Святейшему Патриарху, Президенту России, Председателю Правительства РФ, мэру Москвы – об установке памятника святителю Гермогену, о выпуске массовым тиражом его икон, о доступе верующих к его мощам.

54,58 Kb
Освящение иконы Патриарха Гермогена Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в Успенском соборе Московского Кремля

Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, подходившему к нашему стенду, мы вручили памятную икону святителя Гермогена, рассказали о работе фонда. «Я очень рад, что эта инициатива развивается и поддерживается, – сказал Святейший. – Благословение мое на все, что связано с личностью святителя Гермогена и с прославлением его памятных дат».

Благодаря Издательскому отделу Патриархии был выпущен большим тиражом и разослан по храмам и монастырям страны акафист священномученику Гермогену с просьбой молитвенной помощи. Дело явно сдвинулось и пошло. С Божией помощью удалось зародить в обществе новую «Гермогеновскую волну», которая будет набирать силу. На третьем канале телевидения демонстрировали замечательный авторский фильм священника Валерия Степанова о подвиге Патриарха Гермогена; выходит все больше статей в журналах, пишут новые книги о Смутном времени.

Однако при этом приходится отмечать явную, на мой взгляд, ошибку наших властей. Указом Президента РФ создана Государственная комиссия по подготовке к празднованию 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 г., функционирует Общественный совет по содействию этой комиссии, но до сих пор ничего подобного нет по 400-летию окончания Смуты и изгнанию иноземных захватчиков из России. Государство не собирается праздновать эту дату в нынешнем году? А ведь без первого события не было бы и второго – история великой России вообще могла бы закончиться в начале XVII в.

В этом году еще один юбилей – 1150-летие образования государства Российского, о праздновании которого тоже пока молчок. Новому Президенту России, которого мы скоро будем избирать, можно пожелать достойно отметить такие значимые для страны юбилеи, которые не только останутся в истории, но и повлияют на моральную атмосферу в обществе.

– Сколько людей работает в фонде? Где и как можно узнать о вашей деятельности?

– Сочувствующих очень много, но на постоянной основе в фонде сегодня работает всего два-три человека. Пожертвований хватает на аренду помещения, на некоторые мероприятия, но не на зарплату. Очень помогает нам Всероссийское общественное движение «Народный Собор». На пропитание же мы все зарабатываем деньги другой, «нефондовой» деятельностью. К сожалению, наша информационная «громкость» пока не очень сильна. Создан сайт www.germogen.ru, который мы пытаемся как-то развивать. Через интернет и СМИ распространяем обращения к соотечественникам. Но пока этого явно недостаточно. Нужно, чтобы в народе родилась сопричастность…

Конечно, мы активно стучимся и в государственные двери. Хотя с каждым годом обратиться к первым лицам государства становится все труднее: слишком много на пути у этих обращений возникает «фильтров» и «отстойников». Но мы не оставляем своих усилий, помня евангельскую истину: «Стучите, и отворят вам» (Мф. 7:7).

Верю, что «возвращение» святителя Гермогена – памятником, иконами, народным почитанием – может стать знаком духовного возрождения России. А то, что это происходит с трудом, – так ведь и Гермоген умирал в заточении мучительной голодной смертью! Значит, и наш путь не может быть легким…

– А как обстоят дела со средствами на памятник?

– Очень хотелось бы поставить памятник на народные деньги – ведь самые значимые для России памятники и храмы строили на эти средства. В общей копилке были и бедняцкие копейки, были и крупные пожертвования русских меценатов. Но сегодня, когда мы обратились к весьма состоятельным людям, называющим себя православными, то получили нулевой отклик. Народных копеек пока набралось немного: 100 тыс. руб. Нужно же несколько десятков миллионов. Однако сегодня я уже твердо знаю: эти средства к нам поступят.

Обязательно будет организован всероссийский конкурс на лучший проект, выпуск медалей на отливку и открытие памятника. Мы хотим все сделать так, «как нужно». И уверены, что все получится с Божией помощью, которую мы часто ощущаем. Во время открытия памятника Александру II шел сильный дождь. Но когда Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II окропил святой водой памятник, небо вдруг раскрылось и показалось яркое солнце. Через мгновение луч упал на надвратную икону храма, родив ослепительный блик. Выступившие на церемонии открытия памятника отмечали, что сами небеса принимали участие в его освящении.

– Галина Васильевна, кроме фонда вы еще возглавляете Женское православное патриотическое общество. Когда и для чего оно было создано?

– Общество возникло три года назад на фоне наступления агрессивного западного феминизма. Если говорить точнее, оно было не создано, а возрождено: изначально общество родилось в 1812 г. как благотворительное. Это была первая женская организация в России. Возглавляли общество 12 сопредседательниц, среди которых были жены боевых офицеров, героев войны, в том числе известных аристократических фамилий. Общество действовало много лет под покровительством пяти императриц России! Осуществлялись различные образовательные инициативы, помощь инвалидам войны, существовало движение за трезвость. Сегодня примеры деятельности придворных дам могут служить образцом служения обществу для нынешних «светских» женщин.

Наше общество выступило инициатором установки памятника Евдокии Лукьяновне Романовой (урожденной Стрешневой), супруге государя Михаила Федоровича. Памятник работы скульптора П.Н. Николаева будет скоро поставлен на ее родине – в Мещовске Калужской области – в Спасо-Преображенском монастыре. Мы предложили увековечить ее память как благотворительницы этого монастыря. У нас разработана обширная программа «монументального напоминания» о великих русских благотворительницах, начиная со святой Иулиании Лазаревской XVI в. и заканчивая святой преподобномученицей великой княгиней Елисаветой Феодоровной.

Другая задача нашего общества – возрождение в России государственного или церковного женского ордена Святой Екатерины – как награды за благотворительность. Исторически первым российским орденом был орден Святого Андрея Первозванного с голубой лентой и девизом «За веру и верность». Вторым же государственным орденом был именно женский орден Святой Екатерины с красной лентой и девизом: «За любовь и Отечество». Орден Святого Андрея Первозванного у нас в стране возродили, а про святую Екатерину как-то забыли. Кстати, отголосок двух первых российских орденов живет ныне… в роддомах! Новорожденного мальчика у нас принято выносить в одеяльце, перевязанном голубой, а девочку – красной лентой. Это и есть та самая, наполовину стершаяся, «генетическая» память народа. Мы хотим снова сделать ее осознанной, духовной памятью.

21 сентября 2011 г. с территории нижегородского Кремля начался крестный ход «Великий печальник за Родину», посвященный 400-летию окончания Смутного времени и мученической кончины Патриарха Гермогена


"Благословение мое на все, что связано с личностью святителя Гермогена и с прославлением его памятных дат".
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл


Источник: журнал "Покров"

 

 





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/