Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

23.07.2012

"РУССКИЙ ЯЗЫК: В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОЙ ГАРМОНИИ БЫТИЯ", часть 2-я.


 

Скачать лекцию в pdf-формате >>

Язык - это плод многовекового творчества народа, он впитывает в себя все, что лежит в основе духовной составляющей внутреннего мира человека. Язык не просто средство, которым мы пользуемся, чтобы понимать друг друга, в нем сокрыта культура народа, его духовное богатство и наследие.

В своей лекции профессор Центра международного образования МГУ, доктор филологических наук Татьяна Евгеньевна Владимирова приводит интереснейшую статистику (за последние несколько лет) по исследованию ядра языкового сознания народов России и большинства стран Европы. Эти данные позволяют получить представления, какие духовные ценности и какие идеалы лежат в основе современного общества той или иной страны.

Лектор дает нам возможность увидеть, в каком духовно-нравственном состоянии находиться нынешнее российское общество, в том числе молодое поколение, понять, как далеко мы ушли от истоков нашей православной культуры и осознать необходимость возвращения к ним.

Владимирова Татьяна Евгеньевна

Владимирова Татьяна Евгеньевна

Владимирова Татьяна Евгеньевна

Владимирова Татьяна Евгеньевна

Скоро лекцию профессора Центра международного образования МГУ, доктора филологических наук Татьяны Евгеньевны Владимировой  можно будет посмотреть на нашем сайте Lavra.tv в видео-формате.

21 июля 2012 г.

© 2012 Духовно-просветительский центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

 

***

Начать вторую лекцию мне бы хотелось с напоминания, что русский язык, по установившейся богословской традиции, признан святоотеческим языком. А почему? Потому что на этом языке создана богатейшая духовная литература отцами нашей Церкви. Но, к сожалению, сегодня голос этих боговдохновенных трудов, пожалуй, с трудом различим. И думается, что в этом и состоит некоторый трагизм нашего бытия. Дело не только в том, что нами утерян высокий стиль речи, который без духовности никогда не был мыслим. Мы потеряли гораздо большее…

И сегодня едва ли не единственным образцом высокого стиля речи является «Слово пастыря» Его Святейшества Патриарха Кирилла, выходящее каждую субботу в 9:45 в эфире Первого канала. Думается, многие со мной согласятся, что такой высокой планки образцовой речи сегодня мало кто достигает. Наше языковое бытие и бытие вообще оскудевает.

А почему мы утратили этот высокий стиль речи? Потому что мы сами попустили, что духовенство постепенно перестало быть духовным лидером, и случилось это тогда, когда с него была снята задача воспитания следующего поколения. Как только образование перешло в руки секуляризованного государства, мы уже не могли удержать этот высокий стиль речи, и мы его утеряли. А вместе с тем, еще Хомяков, Киреевский – наши славянофилы, писали, что очень важно сохранить эту целостность знания, это живознание, это единое знание, в котором наука сочетается с высокой духовностью. И сегодня эти слова мне кажутся особенно актуальными, потому что если мы не вернем в деятельность наших учителей эту высокую составляющую – наше бытие будет по-прежнему оскудевать.

Отчего мы с вами свободно сопрягаем язык и бытие, когда говорим о том, что наше бытие утратило гармонию? Оттого, что уже много веков мы живем при этом отождествлении, мы живем так, как мы говорим. И мы говорим так, как мы живем. Бытие и язык – это как две стороны одной медали. Тем, кто со мной может не согласиться, я приведу слова авторитетных представителей философии, филологии, языкознания, и прежде всего, Вильгельма фон Гумбольдта: «Язык – это орган внутреннего бытия человека». Потому что наше внутреннее бытие непременно протаптывает себе дорожку к бытию внешнему, в котором мы действуем и живем. Можно припомнить слова Мартина Хайдеггера, которые очень многим известны: «Язык – это дом бытия». Как просто, но очень точно сказано! Язык – это дом нашего бытия, а мы хорошо знаем: какой порядок в доме – такими мыслями, чувствами, поступками мы и движимы. Все происходит сообразно. Стоит упомянуть одно из положений Мишеля Фуко: «…бытие человека весомо определяется жизнью, трудом и языком». Ганс-Георг Гадамер сказал: «Бытие, которое может быть понято, есть язык». А что значит «понято»? Это значит «познано». И если мы задумаемся с вами: например, как жили люди в XIX веке? Представляете, сколько мы должны поднять литературы, чтобы понять, какая была экономика, какие исторические события происходили. Мы затронем массу наук. Но если мы откроем литературу, то язык литературного произведения нам расскажет очень многое о том времени. И вряд ли все прочие науки, которые являются иллюстрацией бытию, в своей совокупности дадут нам этот точный образ.

В качестве эпиграфа к нашей беседе приведу слова Василия Осиповича Ключевского: «Отечественная история, в сущности, не учит ничему, она лишь наказывает за невыученные уроки». Сказано очень хорошо. Сказано как будто бы о языке тоже. Филология сама по себе ничему нас не научит, но наказаны мы будем жестоко, если наше знание языка окончится только там, где мы научимся грамотно писать и излагать свои мысли, утратив при этом сущностную составляющую языка, которая суть-духовность и абсолютная истина.

Обращаю внимание на фразу «в поисках утраченной гармонии бытия». А что, собственно говоря, дает мне право так сказать? Прежде всего, то, что на сегодняшний день актуально еще одно высказывание Мартина Хайдеггера: «Я есть то, что я говорю». Согласимся с тем, что сегодня мы ставим в этой фразе акцент на слове "Я". А замечательные слова Анны Ахматовой: «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово» кажутся нашим школьникам старомодными. Что еще должны мы сохранять? Что есть, то есть. И, вместе с тем, мы не прилагаем усилия к сохранности того языка, который получили по праву нашего рождения на той земле, где жили люди, говорившие по-русски веками.

С чем может быть связана утрата гармонии? Достаточно вспомнить совсем недавнее постановление о правомерности двух ударений в целом ряде слов. А что это значит? А то, что больше для нас с вами нет нормы, она как бы размыта. И здесь хотелось бы вспомнить высказывание Анны Ахматовой, обладавшей чувством гармонии и вкусом к соразмерности и сообразности: «В моей жизни всего было по два: две войны, две разрухи, два голода, два постановления – но двойного ударения я не переживу!» Эталон правильной речи больше не существует?

Помимо дозволенности: «говорю, как хочу», «говорю так, как мне кажется правильно», а не «держу ориентир на нормативный литературный язык», надо сказать еще и о жестоком, варварском нашествии англицизмов и американизмов. Буквально накануне открыла газету, из тех, что лежат в парадных наших подъездов. Я увидела, что требуется промоутер, провайзер, хостес, call-оператор, и узнала, что сейлз-менеджер, аккаунт-менеджер и HR-менеджер – перспективные профессии. Я полагаю, что наши дети понимают эти слова, потому что эта была страничка «Работа для молодежи». Но вряд ли нам нужны эти слова. Мы все и всегда оценивали, находили какое-то слово и конкретизировали то, что нам нужно было конкретизировать с помощью еще одного слова. Но эта лавина слов, варварски вторгшаяся в наш язык, кем-то почему-то актуализируется на страницах газет и на просторах интернета.

Хочется надеяться, что русский язык справится не только с этой безжалостной варваризацией, но и с, так называемой, албанизацией (не путать с официальным языком Албании!), которая представляет собой язык всемирной сети. У нас уже есть некоторый опыт: русский язык справился с блатными словечками, которые в массе своей нахлынули на нас в период гражданской войны и стали неотъемлемым составляющим речи беспризорных мальчишек и девчонок. Хотя в малой доле они все-таки вошли в наш язык. Исследователи называют это 1-ой волной варваризации русского языка. Затем язык стиляг, язык хиппи что-то привнес в русский язык (2-я волна варваризации), что составило незначительную толику в нашем языке. А вот 3-й этап варваризации языка исследователи соотносят со словами, связанными с глобализацией, с обобществлением многоязычного поликультурного пространства. Эта глобализация, к сожалению, в значительной степени определяет сегодня нашу речь. И, может быть, завтра она будет определять наше бытие, если мы не позаботимся о той высокой духовной планке, которую держали до переворота 1917 года.

Что еще дает нам явную надежду на то, что великий и могучий язык справится с этими напастями? Наверное то, что предударное растягивание гласных, нарушение ритмики, вальяжность и вседозволенность постепенно вытесняются из нашей речи. Из наших фильмов уходит налет воровского арго, жаргона. Хочется надеяться, что наш язык преодолеет и предательскую, восходящую интонацию, утвердившуюся в речи наших девочек по воле телеведущих, все время "поднимающих" кончики фраз, чтобы держать наше внимание в «светлой точке сознания» (как сказали бы психологи). А повествовательная фраза имеет точку, последняя синтагма в русском языке искони восходяще-нисходящая, и в этом ее красота и отличительная особенность от западноевропейских языков! Огромную роль в этом сыграли византийские богослужения, проходившие в этой певучей восходяще-нисходящей интонации. Как писал Нобелевский лауреат Исаак Башевис-Зингер, «ошибки одного поколения становятся признанным стилем и грамматикой для следующих»...

 

Скачать лекцию в pdf-формате >>





Код вставки

Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/