Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

07.07.2012

"ИКОНОПИСЕЦ ИВАН МАТВЕЕВИЧ МАЛЫШЕВ И ЛАВРСКОЕ ИКОНОПИСАНИЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 19 ВЕКА"


 

Скачать лекцию в pdf-формате >>

В своей лекции Людмила Алексеевна Армеева  повествует нам о жизненном пути одного из самых значимых иконописцев второй половины XIX века, жителя Сергиева Посада Ивана Матвеевича Малышева, с именем которого связан подъем иконописного искусства в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

На слайдах лектор представляет иллюстрации с работами И.В.Малышева, объясняет, чем они отличаются от работ церковных и светских живописцев того времени.

 

Лавра

Лавра

Лавра

Лавра

Лавра

Лавра

Лавра


7 июля 2012 г.


В лектории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры преподаватель иконописной школы Людмила Алексеевна Армеева поведала об Иване Матвеевиче Малышеве, одном из веду-щих иконописцев Сергиева Посада и Троице-Сергиевой Лавры, с именем которого связано Лаврское иконописание XIX века и подъем иконописной школы Троице-Сергиевой Лавры.

Иван Матвеевич Малышев – известный человек в истории церковного искусства XIX века. Его знали в церковных кругах, его знала и царская фамилия, ему делали заказы многие высокопоставленные особы. Даже специально приезжали из Петербурга.

В справочниках об иконописцах (наряду с просторами интернета) в материале о нем встречается дата рождения – 1810 год. Однако из архивных материалов достоверно известно, что родился он в 1802 году. Удалось найти и совершенно неожиданную вещь – его автобиографию. Изначально она была обнаружена в рукописном варианте, однако потом выяснилось, что в 2001 году она была напечатана в журнале Данилова монастыря «Даниловский Благовестник» под названием «Сокращенная биография свободного ху-дожника Ивана Матвеевича Малышева, писанная им самим», но не полностью опублико-ванная, не до конца расшифрованная.

Иван Матвеевич происходит из семьи бедных Лаврских штатных служителей, жившей недалеко от Лавры. Об уровне бедности свидетельствуют факты из автобиогра-фии: «Теперь скажу вам еще, чем меня кормили: на первое – хлеб, часто недопеклый по недостатку дров, которых я и не видывал. Были ли дрова или нет, кроме сырых и мелких щеп? По сему судите: хлеб мог быть хорош, а мог быть и не пропечен, каким часто и был. Мать хлеб пекла в две или три недели один раз». Со смирением он описывает свое детст-во: щи варились из серой капусты; одна рубашка была; не было обуви. Притом, что это была полноценная семья.

Иван Матвеевич говорит и о том, как отец обучил его грамоте по Псалтири. В 9-10 лет его заметил казначей Лавры и пригласил к себе келейником. В 14-15 лет сам захотел учиться какому-то ремеслу, посему обратился к отцу, тот – к казначею, и стали думать – куда его определить. Когда спросили его желания, он изъявил готовность обучаться ико-нописанию, хотя раньше этим не занимался. Его старший брат Николай уже трудился в иконописной Лаврской мастерской. Руководил этой мастерской будущий наместник Лав-ры архимандрит Афанасий (Федоров). Он-то и стал первым учителем Ивана Малышева, под руководством которого Малышев постигал первоначальные навыки иконописания.

В автобиографии Иван Матвеевич также упоминает, как впервые пришел в мастерскую, и первое, что его попросили срисовать, был глаз. Со временем он стал копировать работы других учеников. Видимо, ярко проявились его способности и особое усердие, потому что он очень быстро выдвинулся в число первых учеников. Через несколько лет отца Афанасия назначили наместником Лавры, который и привлек младшего ученика Малышева к преподаванию.

В редкие выходные дни Иван чувствовал себя неловко в кругу сверстников, пред-почитал проводить время на службе или молиться у раки Преподобного. В виду того, что пришел в мастерскую позже остальных – отставал в каких-то моментах, что-то не получа-лось. Тогда Иван шел к Преподобному и со слезами просил его о помощи.

В 1822 году родители заговорили о женитьбе, что было для него неожиданностью: Иван был не готов к такому шагу, т.к. семью надо содержать, а он еще не овладел всеми профессиональными навыками. Но в итоге покорился воле родителей и 20-ти лет отроду обвенчался с дочерью бывшего штатного служителя Лавры столяра Дубакина. 5 лет жили они на улице Долгой у тестя (около Ильинского храма). Иван Матвеевич был даже старостой Ильинского храма. На этом, к сожалению, автобиография прерывается. Поэтому о дальнейшей жизни иконописца известно из архивных записей и отрывочных сведений.

В каждый исторический период работа художника оценивается по-разному. Это зависит от ситуации в обществе, политической идеологии: сегодня на это искусство смотрят так, время проходит – по-другому. Творчество Малышева было очень высоко оценено современниками. Достаточно обратиться к нескольким отзывам на его работы.

Отзыв о его иконах для иконостаса Иркутской семинарии, присланный в Лавру в 1864 году и опубликованный в «Епархиальных ведомостях»: «Иконы в иконостасе, на Горнем месте, у жертвенника и некоторые на стенах написаны в Сергиевой Лавре худож-ником Малышевым. Они написаны в византийско-русском стиле, отличаются как художественностью, так, особенно, благочестиво назидательным характером. Смотря на них, вы не останавливаетесь только на таланте художника, изяществе красок, богатстве фантазии, как в итальянской живописи. Но мысль ваша восходит далее обыкновенного и человеческого, созерцает духовное, небесное, Божественное, чувства ваши проникают благоговением и возбуждаются к молитве, душа ваша питается мыслями и чувствами библейскими Святой Церкви. Посмотрите на Горнем месте на Святую Троицу в виде трех странников, именно так, как она изображается в Сергиевой Лавре. Какое на лицах ангелов неземное спокойствие и Божественное величие. В образе этих странников вы познаете лица Божественные. А на Распятии у жертвенника вы не видите метущихся страданий, в которых старается нам представить Искупителя католическая живопись. Но видите в Страждущем то Божественное спокойствие и величие, какие Ему свойственны, и в каких нам изображает Его Святое Евангелие».

Отзыв из Вильнюсского монастыря, в который Малышевым были написаны иконы: «Изображенные на иконах лики святых отличаются правильностью рисунка и представлены в достойно истинной православной святыне красоте, спокойствии и величии. Сочетания на иконах света и тени вполне искусны и художественны».

Уже через 40-50 лет, в начале XX века, об Иване Матвеевиче Малышеве встреча-ются совершенно противоположные отзывы. С чем это связано? В начале XX века найде-на икона Андрея Рублева под Звенигородом, заново открыты фрески Дионисия в Фера-понтово. Реставраторы достигли таких успехов, что смогли открыть старые иконы. В 1905 году вышло постановление, которое перевело на новый уровень взаимоотношения со старообрядцами – хранителями старых икон (они смогли открыть миру свои коллекции икон). В результате многих причин на искусство XIX века посмотрели сквозь призму древнего искусства и осудили его.

Замечательный историк, искусствовед, христианин, граф Юрий Александрович Олсуфьев так отзывается об Иване Матвеевиче: «Малышев был "профессиональным" ху-дожником-иконописцем, получавшим высочайшие награды в виде золотых часов и меда-лей на шею; представителем той известной казенно приличной, мертвенной, позитивной иконописи, которая заполнила церкви в середине XIX столетия и которая, в лучшем слу-чае, была лишена чувства благочестия».

Но вернемся к биографии. В архиве Санкт-Петербургской Академии художеств найдены подтверждения того, что он точно учился в Академии художеств с 1836 по 1838 год. Интересный момент заключается в том, что Малышев учился как вольнослушатель, потому что был приписан к Лавре, был штатным служителем ее. Но даже вольнослушате-ли должны были учиться в Академии в течение шести лет. Сведений о том, как Малышев сдавал вступительные экзамены (написание этюда маслом и рисунок обнаженной фигу-ры), нет, но есть экзаменационные листы с оценками, подтверждающие факт его обучения в Академии.

Стоит обратить внимание, что шел 1836 год, ему 34 года, он женат и имеет, как ми-нимум, троих сыновей. Он уже достаточно признанный и известный. И вдруг нужно все оставить и ехать в Петербург учиться. Во многом это была инициатива преподобного Ан-тония (Медведева), наместника Лавры после архимандрита Афанасия. Архимандрит Ан-тоний, видимо, взял на себя заботы о семье Ивана Малышева и отправил художника в Пе-тербург, потому что очень радел об иконописании и хотел поднять на новый уровень поч-ти закрывшуюся иконописную мастерскую Лавры, существовавшую с середины XVIII века. В этом его поддерживал митрополит Филарет (Дроздов).

Сведения имеются только об учебе Малышева с 1836 по 1838 год, но, вероятно, он проучился все шесть лет. Об этом можно говорить, исходя из архивных Лаврских доку-ментов, в которых сведения о Малышеве появляются в 1841 году.

Иван Матвеевич окончил Академию и вернулся в Лавру. С 1841 года встречаются постоянные упоминания о его работах в Лаврских архивах. География его работ потряса-ет: Архангельск, Ярославль, Одесса, Астрахань, работы уходят за границу и на восток.

В 1846 году по благословению митрополита Филарета и стараниями преподобного Антония была заново открыта иконописная школа. Если раньше в ней было 5-7 учеников, то теперь их набрали гораздо больше. Сам Малышев с ними занимался, и они же, подрас-тая, помогали ему в работе, расписывали Лаврские храмы, поновляли иконостасы и хра-мовые стены, о чем свидетельствуют многочисленные сохранившиеся контракты.

Старшие сыновья Константин и Михаил, обучившись у отца иконописи, тоже стали ему помогать. Младший сын Александр поступил в Академию художеств, но первое время также был вольнослушателем, потому что они все еще были приписаны к Лавре. Только в 1859 году Иван Матвеевич Малышев после 40-летней трудовой деятельности получает увольнение из штатных служителей Лавры за выслугу лет. Это дало ему возможность получить звание свободного художника. Выходит, что все время после окончания Академии (1841-1859 гг.) он не имел никакого официального звания. Он едет в Петербург, подает прошение и получает звание неклассного (свободного) художника. И его сын Александр тут же из вольнослушателей переводится в постоянные ученики. Его старшие сыновья также выходят из штатнослужителей. Не многое меняется, потому что Иван Матвеевич остается и работает в Лаврской мастерской.

В 70-х годах Малышев строит собственный дом на Блинной горе и туда переводит свою мастерскую, а школа остается в Лавре. После его смерти дом с мастерской унасле-довал его сын, которая потом перешла к его дочери.

Иван Малышев часто удостаивался разных наград за свои работы и от высочайших особ, в том числе, от представителей царской семьи. В 1861 году, будучи в Сергиевой Лавре, император Александр наградил Малышева орденом Святой Анны.

Стоит обратить внимание на характерные особенности Малышевской мастерской. Ему принадлежит право в изобретении рельефных фонов икон: почти на всех его иконах можно встретить рельефный орнамент. Это новшество разошлось потом по всем мастер-ским. От Императорской фамилии за это Малышев получил награду.

Еще одно отличие: Малышев всегда писал иконы на кипарисовых досках. Кипари-совые доски более дорогие и ценные. Хотя остается загадкой: откуда брали кипарис в то время?

Еще одна немаловажная деталь: на обратной стороне икон часто встречается лич-ный штамп Малышева: «Троице-Сергиева Лавра. Художник Малышев» или «СП. Худож-ник Малышев».

Умер Иван Матвеевич в 1880 году и похоронен около Казанского храма, находив-шегося рядом с Ильинским храмом. После его смерти Малышевская мастерская продол-жала действовать, поэтому не всегда возможно отделить лично его работы от работ его мастерской. До сих пор его работы появляются на аукционах.

Он трудился почти во всех храмах Лавры, но сохранившиеся работы можно уви-деть в Свято-Духовом храме Лавры, в Ильинском храме недалеко от Лавры.

У среднего сына Михаила было восемь или девять детей, из них три дочери, кото-рым он дал в приданное по дому: один – на улице Митькина (бывшей Нижней улице); другой – на нынешней Пионерской улице (бывшей Дворянской улице), напротив дома о. Павла (Флоренского); а третий – на Вифанской улице, который потом был продан писате-лю Михаилу Пришвину.

На чердаке дома именно на улице Митькина был обнаружен сундук с его рукопис-ной автобиографией и некоторыми рисунками, среди которых, предположительно, имеет-ся и неподписанный автопортрет Ивана Малышева. Рукописная автобиография, к сожале-нию, наполовину обгорелая, возможно, ее использовали для растопки. Может быть, по-этому до нас не дошла вторая часть биографии.

Искусство XIX века начали изучать только недавно, оно неоднозначное и сложное. Именно тогда появились попытки возродить древнее иконописание, сделать шаг к забы-тым из-за засилья западного искусства традициям. В творчестве Ивана Матвеевича Малышева отражаются моменты, характерные для искусства этого периода. И сегодня важно его изучить и представить объективную оценку его творчеству...
Cкачать лекцию в pdf-формате >>

 





Код вставки

Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/