Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

01.04.2012

"Воспитание детей в семье и вне семьи". Лекция детского педагога, эксперта фонда социально-психологической помощи семье и ребенку Т.Л. Шишовой



Лекция Татьяны Львовны Шишовой, детского психолога, призвана показать каково влияние на формирование личности ребенка его воспитание в семье и за ее пределами. В беседе приводятся характерные особенности поведения и мышления детей разных возрастов. Подымаются такие вопросы как влияние атмосферы детского сада на ребенка, в какой мере он нуждается в общении в дошкольном возрасте, в какие игры лучше играть детям, чтобы помочь им развить их творческие способности, как морально подготовить ребенка к школе, подростковое одиночество. Кроме того, разбираются такие проблемы как непослушание родителям детей, опасность социальных сетей и компьютерных игр.
 
 

Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
Шишова Татьяна Львовна
 

 
 
 
 
Детский педагог, эксперт фонда социально-психологической помощи семье и ребенку, публицист
Шишова Татьяна Львовна
01.04.2012 г.

 
Воспитание-это очень долгий процесс. От того, как происходит воспитание, какая личность формируется, как происходит взросление человека, - от этого зависит его будущее.
Если мы вспомним, как было раньше, то мы увидим, что во все века у всех народов дети рождались в семье, формировались в семье, очень долго находились под влиянием семьи, родни, своего клана, своего рода. В деревнях, еще в 19 веке, очень многие были родственниками и носили одну и ту же фамилию (деревня Петровых). Даже вырастая, дети, а потом и взрослые люди, не выходили за свой круг общения . Конечно, этот круг был более широким, чем семейный, но это был свой круг, ибо тогда еще существовали сословия.
Если посмотреть родословную известных людей (Пушкин, Толстой), мы увидим, что так или иначе многие из них состояли в родстве. Был прекрасный фильм «Древо жизни» (нач. 90-х) об отставном офицере, который в течение всей своей жизни составлял родословную А.С. Пушкина. Не будучи ученым историком, он составил самое полное родословное древо Пушкина. Во время войны он попал на Полотняный завод-место в Калужской области, где находилась усадьба Гончаровых. Узнав, что это за место, он вдруг понял, что он не знает многого, устыдился своей необразованности и дал себе слово, что, оставшись в живых после войны, он обязательно изучит биографию А. С. Пушкина. Вылилось это в то, что он всю жизнь составлял родословную поэта. Оказалось, что в роду у Пушкина одиннадцать святых, связь с Александром Невским и с княгиней Ольгой, а впоследствии у потомков Пушкина была побочная связь с Николаем Вторым, с Толстым, то есть это был достаточно узкий круг дворян, многие из которых были связаны родственными узами (или через браки).
Крестьяне тоже не так много перемещались. В основном, все перемещения начались после революции, когда коренных москвичей в Москве просто не осталось. Те, кого мы называем коренными москвичами, в основном, потомки тех, кто приехал после революции.
Когда была стабильная жизнь, то и крестьяне (хотя это сословие было очень многочисленным, но среда была своя), друг друга знали, влияли друг на друга, существовало то, что сейчас называется общественным мнением, оно было достаточно устойчивым, достаточно консервативным. Не было разного понимания ценностей, особенно в среде крестьянства. Когда народники пошли в крестьянскую среду говорить о том, что крестьян угнетают, те отторгали их, как нечто чуждое, и очень часто выдавали полиции.
Когда западные либеральные идеи стали больше проникать на Русь, когда традиционные ценности стали размываться, картина стала меняться.
После установления социализма в нашей стране был взят курс на уничтожение семьи, частной собственности и государства. Государство должно отмереть, потому что это аппарат насилия и подавления человека, семья должна отмереть и частная собственность не должна существовать.
В этот период было принято очень много законов, несмотря на то, что это были больше троцкистские идеи, которые имели своей целью раздуть пожар революции во всем мире. Но этого не произошло. В конце 30-х, в 40-е и тем более в 50-е гг. был взят курс на укрепление семьи, появились опять либеральные идеи и т.д. Если посмотреть на ХХ век несколько отстранившись, можно увидеть, что в течение ХХ века шла ожесточеннейшая борьба консервативных традиционных взглядов на мир и либеральных идей. Происходит это во всех странах. Но в нашей стране, особенно за период революции, традиционный уклад жизни был сильно разрушен. В других странах этого не произошло, там границы размывались постепенно, но сейчас в европейских странах либерализм утвердился в большей степени.
Для того, чтобы разобраться в том, что сейчас происходит и какой нам линии держаться, очень важно понимать происходящее с исторической точки зрения.
Выше был упомянут троцкизм, но все нужно рассматривать шире. После 1917 года, когда пролетарская революция (вопреки расчёта ее организаторов) стала запаздывать в других странах, к концу 1922 года коммунистический интернационал стал рассматривать причины неудачи. По инициативе Ленина в институте «Маркса и Энгельса» в Москве была организована международная встреча, на которую собрались идеологи революционного движения для создания конкретного плана осуществления марксистской революции во всем мире. Среди присутствующих на этой встрече пролетариев и крестьян было немного, в основном там присутствовали люди из высших сословий. Одним из таких был венгерский аристократ Георг Лукач: будучи сыном банкира, он стал коммунистом во время первой мировой войны. Он являлся теоретиком марксизма. Им была разработана теория «Революции и эроса», которая утверждала, что половой инстинкт надо использовать в качестве инструмента уничтожения фундаментальных основ старой жизни. Нужно произвести сексуальную революцию, для того чтобы уничтожить основы старой жизни, тогда гораздо легче будет производить революцию марксистскую.
Еще один из присутствующих – Вилли Мюнценберг, который предлагал мобилизовать интеллигенцию и интеллектуалов для того, чтобы произвести разложение всей западной цивилизации. Когда же все первоосновы жизни будут разрушены, а жизнь станет уже невыносимой, люди впадут в отчаяние, ценностей не останется, опираться будет не на что, все будет осквернено, осмеяно, подорвано, -тогда люди воспримут другую идеологию, тогда можно будет рассчитывать на установление диктатуры пролетариата.
После смерти Ленина в 1924 году Сталин стал рассматривать Лукача и его единомышленников как ревизионистов, на них начались гонения, и они переехали из Советской России в Европу (Лукач переехал в Германию). А когда в Германии к власти пришел фашизм, очень многие интеллектуалы, которые уже упорно трудились над разложением традиционной (как они говорили: иудео-христианской) цивилизации, уехали в Америку. В Америке они стали работать в ведущих университетах (Колумбийском, Калифорнийском и т.д.). Эти люди стали основоположниками так называемой Франкфуртской школы. Адептами этой школы являются известнейшие современные философы, психологи, социологи,- те, кто в шестидесятые годы получили название «новые левые», например Эрих Фромм, Генрих Маркузе, учение которого о «распущенности и вседозволенности» осудил Папа Римский - Павел Шестой. Они планировали революцию в области идей, в области ценностей нужно запустить как вирус, чтобы эта идея заражала народы и разрушала основы христианской цивилизации. Они считали, что в России дело сделано, Россию как полигон уже не рассматривали, так как там шли другие процессы (коммунистические и социалистические), которые набирали обороты. Здесь же речь шла о Западе.
Они предлагали меры, которые необходимо было осуществить в области семейной политики, семейных подходов - всего того, что относилось к детям.
Они говорили о том, что совершенно необходимо в школы ввести сексуальное просвещение, которого тогда не было и о котором не могло быть и речи, потому что все это воспринималось как пропаганда разврата. Уже тогда они говорили о необходимости просвещения детей и пропаганде гомосексуализма, несмотря на то, что во всех странах это было запрещено и за это полагалась уголовная ответственность. Они же говорили о том, что это необходимо сделать всеобщим достоянием.
Они говорили о том, что необходимо снизить авторитет учителя и ослабить общеобразовательную школу. Процесс воспитания и образования без авторитета учителя невозможен. Авторитет нужно было снизить для того, чтобы нельзя было передавать ценности, чтобы разрушить образование, тогда легче внедрить другие ценности. Необразованными людьми легче манипулировать.
Они говорили о том, что для разрушения западной цивилизации необходима пропаганда пьянства, наркомании и прочих пороков. Сейчас известно, что в распространении наркоторговли в мире задействованы спецслужбы, все это прикрывается на государственном уровне.
Они говорили о совершенной необходимости ослабления авторитета Церкви. В нашей стране уже шли гонения на Церковь, на Западе же Церковь имела большой авторитет, очень крепкие позиции. Был взят курс на ослабление авторитета Церкви; и если мы посмотрим, то увидим, что сейчас авторитет западной Церкви подорван.
Они говорили о том, что необходимо поощрять распад института семьи и брака. (Т. Шишова останавливается только на тех пунктах, которые имеют отношение к семье – прим. ред.).
То есть, те явления, которые мы видим сейчас: рост разводов, увеличение процента незарегистрированных сожительств - это не стихийный процесс, это результат того вируса, который был запущен. Соответствующим образом были изменены законы и начата (и продолжается) пропаганда свободы, в том числе и свободы от семьи. В случае семейных конфликтов и возникающих проблем рекомендуется просто разводиться и искать себе кого-то, с кем будет комфортно и удобно. А если через какое-то время с ним будет некомфортно, нужно снова искать себе другого партнера. Сейчас взят курс на полное уничтожение семьи, семья не нужна. Особенно это видно на ювенальных технологиях, когда дети из родной семьи передаются на воспитание чужим людям, или идеи суррогатного материнства, когда женщина используется как переносчик младенца, она не имеет к нему никакого отношения и не имеет на него никакого права, или идея исключения отца даже на уровне зачатия (сейчас идут дорогостоящие исследования подобных возможностей). Насаждается политика планирования семьи, распространение противозачаточных средств, которые очень часто приводят к бесплодию.
Хотя подавляющее большинство людей не имеет понятия о Франкфуртской школе, мы во многом живем по тем лекалам, которые были заготовлены еще в двадцатые годы прошлого столетия. Очень многие люди во власти, которые принимают те или иные решения, имеют особое сознание и восприятие реальности, что является следствием того, что в течение многих десятилетий сознание и мировоззрение людей форматировали в этом направлении.
Одна из главных идей Франкфуртской школы – соединение марксизма и фрейдизма, именно поэтому Фрейд и его идеи получили такое распространение во всем мире, несмотря на то, что в свое время они казались ученым абсолютной нелепицей, вздором. У него не так уж много было пациентов, чтобы делать какие-то выводы. Ученые , современники Фрейда, его не воспринимали всерьез. Тех ученых многие не помнят, а Фрейда знают все, потому что эта идея освобождения эроса была тогда востребована. Происходило доминирование поиска удовольствий и гедонизма, для того чтобы разрушить традиционные отношения между мужчинами и женщинами, родителями и детьми.
В области семьи идеологи Франкфуртской школы предлагали такие вещи: они говорили о том, что необходимо низвергнуть авторитет отца (мы это видим и в нашей стране). Сейчас, в лучшем случае, говорится о том, что необходимо возрождать этот авторитет, часто это остается на уровне декларации. С каждым следующим поколением женщины все больше и больше приобретают независимость, пытаются стать выше мужчин, командовать ими.
Говорили об отмене различий в воспитании мальчиков и девочек. Это необходимо было сделать для подрыва устоев традиционного общества. Когда в каких-то школах идет речь о раздельном воспитании мальчиков и девочек, большинство людей воспринимает это как эксперимент. Многие спорят, говорят, что это опасно и вредно, а на самом деле это было всегда, и экспериментом было отменено разделение мальчиков и девочек. Одинаковое воспитание привело к очень плохим результатам для общества. Однако те, кто это организовывал, своих целей добились.
Они говорили о том, что необходимо отменить все формы мужского доминирования, и как следствие, в армии стали служить женщины. Теперь и в нашей армии служат женщины, хоть и не в такой степени, как в Америке. То есть, даже в специфически мужских сферах женщины мужчин потеснили. Добиться этого можно было, если объявить женщину угнетенным классом, а мужчину – угнетателем. В свое время была очень популярна такая риторика: пролетарии боролись против угнетения капиталистами, крестьяне против помещиков, а эмансипация женщин – это борьба за свои права против угнетателей-мужчин. Следующий этап – это права ребенка, ребенок борется против угнетателей – родителей. Сейчас у нас даже Патриарх был вынужден высказаться против идей так называемого гендера, потому что в Думу внесен Закон о гендерном равенстве, где пол мужской и женский (биологический) отделен от социального. Следующий этап-выбор пола, а дальше идея такова, что гендера не два, а может быть пять и больше. Человек может утром ощущать себя мужчиной, а вечером – женщиной. Как определить его пол - гендер? В тех странах, где этот закон принят, за дискриминацию по гендерному признаку грозит огромный штраф, что предусмотрено и в нашем законе (сумма грандиозная), и уголовная ответственность за повторное нарушение. Если такой «утром мужчина, а вечером женщина» приходит устраиваться на работу в детский сад, ему не могут отказать, так как это будет дискриминацией по гендерному признаку. Это полное разрушение базовых представлений не только о семье, но и о людях, потому что пол - это нечто, теснейшим образом связанное с личностью.
В 90-е годы совместно с Ириной Яковлевной Медведевой на Народном радио у нас была программа «Карта опасности» (сейчас программа называется «Родители и дети», с 15до 16 часов по воскресеньям 612 кГц), на которую мы пригласили ныне покойного сексопатолога Маслова. (Тогда в наши школы пытались провести сексуальное просвещение, попытку эту удалось пресечь.) В Ярославле, в школах тринадцатилетним детям рассказывали, как здорово проводить операции по перемене пола, как это интересно. Именно эту тему мы обсуждали с сексопатологом. Он сказал, что когда пропагандируется операция по перемене пола, то никогда не говорят о том, что на самом деле у таких людей очень быстро разрушается психика, потому что пол – это характеристика, теснейшим образом связанная с личностью. Большинство из этих людей очень быстро умирает, потому что происходит распад личности, а затем - и психического, и физического здоровья. О ранней смерти этих людей умалчивают, всячески пропагандируя перемену пола и трансвеститов.
Говорится это все для того, чтобы обозначить, в какой обстановке рождаются и растут наши дети. Большинство людей сравнивает то, что происходит, то, что они видят вокруг, с каким-то своим опытом. А опыт подавляющего большинства взрослых людей (пока что)- это опыт пути позднесоветского периода, но все-таки ценности не были настолько размыты и перевернуты по сравнению с современной картиной.
Поэтому тема воспитания детей в семье и вне семьи сегодня, как никогда, актуальна. Очень многие взрослые люди рассуждают так: «Ну, мы же выросли. Да, кто-то спился, кто-то сел в тюрьму, но мы выросли, получили образование, женились, вышли замуж. Может быть, кто-то развелся, но все – таки мы нормальные люди, у нас есть дети. Нами особо никто не занимался, мы как-то росли, бегали и ничего... Зачем нас сейчас запугивать?» Но реальность изменилась коренным образом.
С другой стороны, происходит параллельный процесс, новый, который набирает обороты, –возрождение православия. Это происходит на наших глазах, мы живем в такой удивительный период, о котором люди, жившие в тридцатые годы прошлого века, мечтали только втайне, так как были пророчества о возрождении России. Многим возрождение казалось невозможным, а в семидесятые годы в храмы ходили только пожилые женщины. Сейчас процесс возрождения православия идет очень интенсивно, и постепенно образуется православная среда. (Дети воспитываются в той или иной среде.)
В начале 90-х годов православных и воскресных школ почти не было. Сейчас их, относительно населения, мало, но это уже не один десяток. Появляются православные ВУЗы, детские сады. Если в советское время окружающий мир был достаточно однороден, у людей были определенные ценности, то сейчас происходит все более обозначающаяся явственная поляризация. Это не просто разделение на тех, кто любит одно, и тех, кто любит немножко другое, а это прямо противоположные миры и ценности. То, что мы наблюдали во время событий на Болотной площади, это первые явственные проявления непримиримости этих двух миров. Не нужно себя тешить иллюзией, что там можно договориться. С какими-то людьми, не до конца определившимися, можно договориться, а с какими-то - нет. Тем людям, которые стоят на либеральных позициях, глубоко противно все то, что имеет отношение к консервативным позициям и к православию. В завуалированной форме они могут изменить все в свою пользу, как это произошло на Западе, где есть конфессии, в которых разрешено венчание содомитов. Там либерально настроенные люди, в том числе и священники, смогли сделать это приемлемым.
Все это можно сравнить с расколотой льдиной. Еще в девяностые годы это была трещина, сейчас – это два больших куска льдины, она раскололась, и течением относит эти куски в разные стороны. С каждым месяцем этот раскол становится все явственней, потому что он проходит по главным базовым ценностям. То, что православная церковь считает предательством, либералы таковым не считают. Даже такой символ предательства, как Иуда, у либералов имеет свое прочтение. Сейчас очень важно понять, насколько серьезен этот раскол.
Так как мы находимся в лектории Троице-Сергиевой Лавры и здесь все православные, мы будем говорить о том, что важно для нас. Православные люди пока как следует не осознали, насколько этот раскол серьезен. На словах мы это признаем, но когда дело доходит до нашей жизни, случается так, что живем мы немного по-другому. Нередко детей отдают в не- православную школу, так как православной школы рядом нет. Один из дьяконов, отдав своего восьмилетнего сына в такую школу, вдруг узнает, что у большинства детей в классе на сотовых телефонах порнографические изображения. Родителей это абсолютно не волнует, они считают это нормой. Кто-то считает, что ребенка не нужно ограждать от этого , потому что ему с этим жить, кто-то сам это смотрит, кто-то знает, но не будет это запрещать, чтобы не испортить отношения с детьми, так как сейчас считается, что любовь к ребенку - это приятие всего того, что делает ребенок(это тоже часть либеральной идеологии). Православный ребенок в этой школе общается вот с такими детьми, такого сейчас очень много, это не исключение. Просто многие родители не знают, чем занимается ребенок, а иногда им удобно об этом не знать.
На самом деле у детей происходит серьезнейший ценностный конфликт. Дети стоят каждый день перед серьезным нравственным выбором. Необходимо, чтобы наше общество как можно быстрее воцерковлялось. Но одномоментно это не получится, многие люди и не хотят никакого воцерковления, им до поры до времени, а может быть, до самой смерти нравится так жить. Мы знаем это по своим родственникам и знакомым: сколько им не говори о красоте православия, или о чем-то еще, им нравится жить так, как они живут. Они будут находить какие-то отговорки или просто говорить, чтобы от них отстали. Пока мы живем в такой ситуации, очень важно подумать о том, как обезопасить своих детей, потому что дети растут сейчас. Для многих родителей становится очень большой неожиданностью и личной драмой, когда дети немного вырастают и уходят из церкви, отдаляются от семьи. У них совершенно другие представления о жизни, в семье их этому не учили. Эти представления могут быть очень устойчивы, родители их поколебать не могут. Это очень болезненно, когда рядом с тобой не просто чужой человек, а человек, который тебе активно противоположен. Все, что тебе дорого, – ему глубоко противно.
Как же нам в таких тяжелейших условиях (хотя у нас ситуация лучше, чем в других странах, у нас идет возрождение православия) попытаться создать максимально благоприятную почву для развития и формирования устойчивой, гармонической, православно-ориентированной личности. Для этого очень важно понимать этапы развития ребенка.
Первый этап – младенческий (с рождения до 2-х лет). Это тот этап, когда ребенку абсолютно необходима мать, она ему необходима как воздух. Это тот этап, когда у ребенка формируется то, что называется привязанностью. Закладываются основы для того, чтобы впоследствии человек мог привязываться к людям: дружить, любить, строить семейные отношения. Закладываются эти качества через привязанность ребенка к матери, через детско-материнские отношения. Связь эта формируется еще в утробе матери. Покойный московский психиатр Борис Зиновьевич Драпкин на старости лет в работе с психически больными детьми стал использовать такую методику: мама вечером, когда ребенок в полусонном состоянии, говорила ребенку какие-то важные слова (говорила о своей любви, о болезни, настраивала на выздоровление). Он работал в психиатрии всю жизнь. В конце жизни он убедился в том, что лучшим психотерапевтом для ребенка (речь шла не о грудных детях, а о детях дошкольного, младшего школьного возраста) является его родная мать. Никакой дипломированный психотерапевт с ней не сравнится. Мать может ребенка своими словами настроить на выздоровление (буквально воскресить), но она может его и погубить, если она ему будет говорить слова, которые вгонят его в уныние и т.д. Это особая связь между матерью и ребенком.
Он активно использовал эту методику. К нему приводили много детей приемных, которые не знали, что мать неродная. Голос этой женщины не действовал на ребенка, голос отца не действовал. Действовал голос бабушки по материнской линии, но не так сильно, потому что у женщин в роду голоса похожи, но это не голос матери. Борис Зиновьевич объяснял это тем, что мать девять месяцев носит ребенка в утробе, разговаривает с ним, он слышит этот голос. Сейчас уже доказано, что дети слышат, чувствуют настроение матери, связь формируется еще в утробе.
Когда ребенок рождается, от того, как складывается отношение мамы с ребенком в первый год-два жизни ребенка, зависит формирование его психики. Протестное и дивиантное поведение детей (в значительной степени) является следствием того, что детско-материнская связь формировалась неправильно. Например: ребенок очень раздражал мать, она им тяготилась, ей хотелось заниматься чем-то другим, она старалась его от себя отдалить, передать на воспитание бабушке, няне. Она кричала на него, в сердцах его шлепала, а он еще не мог понять, в чем дело. Это не значит, что мама его не любит, она по-своему его любит, таких людей, которые не любят своих детей крайне мало (это очень тяжелое психическое повреждение).
В младенческий период абсолютно необходимо, чтобы мать была с ребенком. Очень часто мама как можно скорее рвется выйти на работу, потому что у нее в голове идея успешности, а успешность связана с карьерой. Бывают ситуации, когда матери совершенно необходимо зарабатывать деньги, так как нет отца. Таких ситуаций не так уж много. А девушек, которые изначально нацелены на успешную карьеру, на то, чтобы состояться сейчас, очень много. Это закладывается родителями, школой, всем окружающим миром. Впоследствии, поумнев, эти женщины нередко очень сожалеют о том, что так себя повели, но исправить это уже невозможно. Это очень тонкие и сложные вещи, потому что ранние впечатления ребенка, ранние стереотипы реагирования, они закладываются еще в бессознательной сфере. Человек не понимает себя, не понимает, почему он так себя ведет. Нужно только глубокое покаяние, глубокое осмысление происходящего, духовная работа, которую не все могут осуществить.
Следующий этап – дошкольный период (мифологический период - псих.). Это возраст с полутора-двух лет до семи-восьми лет. Это тот период, когда у ребенка формируется не только детско-родительская связь. Когда мы говорили о детско-материнской связи, важно понимать значение присутствия отца. Но с отцом ребенок не связан так тесно, как с матерью. Это другая связь, она более духовная. Очень важно, чтобы отец присутствовал, но он не обязательно должен нянчиться с ребенком. Ни в какой культуре мужчины не нянчились с детьми, они всегда были добытчиками, воинами. Они не сидели дома, но присутствовали как некий образ.
В дошкольный период идет формирование образа дома, образа семьи. Ребенок начинает говорить. В норме ребенок к двум годам должен владеть словами (от 300 до 500). Сейчас у детей часто бывает задержка в развитии речи, ребенок до трех лет не говорит или говорит отдельные слова.
После трех лет закладываются основы поло-ролевого поведения. Мальчики начинают формироваться как мальчики, а девочки как девочки. Наиболее благоприятные условия для формирования таких основ-условия семьи.
Сейчас влияние тех условий, о которых сказано выше, скорее всего происходит неосознанно, так как ни один человек сознательно не захочет уничтожить свою семью и губить собственных детей. Просто эти идеи уже очень укоренены под видом хороших вещей и люди «закладывают мины» под дальнейшее развитие своих детей и взаимоотношений с ними. Люди сейчас массово отдают детей в детские сады с двух лет и раньше. Если ребенок после трех лет не ходит в сад, это воспринимается как некая патология. Если мама не хочет отдать в детский сад, то бабушка или родственники начинают говорить, что детский сад – это социализация ребенка и она необходима. В Москве очень много семей, где мама может не работать, не работает, но она отдает ребенка в детский сад, потому что считает, что ребенку так лучше. Ее в этом убедили. Ребенок может болеть в саду, а она будет считать, что это нормально, потому что все дети болеют, хотя, когда ребенку хорошо и психологически комфортно, он, если и болеет, то достаточно редко. Есть дети, которым в детском саду хорошо, и, несмотря на сквозняки и чужие сопли, они не заболевают, так как у них крепкий иммунитет. И родители думают, что для ребенка болеть – это нормально, а в результате подрывается здоровье ребенка, бесследно это не проходит.
В детских садах очень часто происходит невротизация детей. Поскольку мы работаем с детьми трудными, к нам приводят детей поле четырех лет, очень часто ребенок невротизировался в детском саду, его забрали, начали лечить, хотя изначально он не требовал лечения. Ему дают препараты, имеющие побочные эффекты, или наоборот-не лечат, боясь побочных эффектов, а состояние его не улучшается, и пытаются исправить то, что своими руками невольно сделали.
И мама до конца не осознает, что ребенок не выдерживает детского сада, болеет, плачет, после сада перевозбужден, истеричен, что говорит о психологических проблемах. Только когда человеку плохо, он впадает в истерику и становится агрессивным. А мама, как заведенная, говорит, что ему нужно общаться. При этом ребенок может и не общаться нормально со сверстниками, его могут бить, или он всех бьет. Думается, что дело в том, что поколение нынешних родителей – это поколение, которое массово ходило в детский сад, и оно не мыслит себе иначе. У них этот образ семьи, образ дома сформирован как нечто такое, откуда утром забирают ребенка, идут на работу, вечером туда приходят, кормят ребенка, читают книжку, укладывают спать. Только в выходные дни родители и ребенок дома. Этим людям очень трудно перестроиться. Прежде всего, необходимо осознать существование стереотипов, а потом уже от этого уходить.
Те, кто ходил в детский сад в пятидесятые годы, это не было массовым явлением, со многими сидели бабушки, кого-то отдавали в садик не раньше трех лет. Я училась в школе, но из всего класса я одна ходила в садик. Меня все жалели. Многие мои одноклассники в сад не ходили вообще. Потом все стали работать, и этот стереотип укоренился. А сейчас многие женщины не работают, но они не представляют себе жизнь по-другому.
Социализация – это навыки общения, то есть предпосылки для выстраивания в будущем нормальных взаимоотношений и для дружбы, так как дети по-настоящему дружить не могут, не умеют. У них недостаточно для этого ресурсов. Но они могут вместе играть, что-то делать, что постепенно (при наличии навыка привязанности) приводит к дружбе. Впоследствии это может пройти, появится кто-то другой, потому что человек растет, у него меняются интересы и т.д.
Основная деятельность для ребенка в этом возрасте – это игра. Прежде всего - это ролевые игры, когда ребенок проигрывает те ситуации, которые он видит вокруг (дочки-матери, почтальон, магазин, доктор, и т.д.). Ролевая игра развивается. Сначала у ребенка появляется наглядное, потом наглядно -образное мышление. Ребенок (после двух лет) берет палочку, которая обозначает что-то, но не палочку. Он может на ней скакать (лошадка), копать (лопатка). Это зачатки воображения, творчества, которые в дальнейшем развиваются в той или иной степени. Потом появляется более развитый сюжет. К концу дошкольного периода ролевая игра должна быть очень разнообразной и очень творческой. Дети не только воспроизводят то, что они видят вокруг, но они еще и придумывают, потому что они получают довольно много впечатлений (книги, фильмы, мультфильмы). Эти впечатления дети могут вплетать в сюжет своей игры. Этого сейчас не происходит. Мы сотрудничаем с психологами , которые на протяжении многих лет работают в детских садах, они говорят о том, что с каждым годом дети становятся все тяжелее, и ролевой игры у них почти нет. Особенно влияет на эти процессы телевизор и компьютер. Максимум что они делают-это примитивная игра. При попытке взрослого создать нестандартную ситуацию, многие теряются и не знают, как дальше реагировать. Следовательно, взрослым необходимо такую игру организовывать, учить детей играть, хотя еще достаточно недавно отсутствие ролевой игры считалось признаком тяжелых психических заболеваний. Ролевой игры нет у детей - аутистов. Если таких детей лечат, состояние улучшается и появляется какая-то ролевая игра.
Не имея психических отклонений, дети сейчас отстают в психическом развитии. В пять-шесть лет ролевая игра у них на уровне двух-трех лет. Это ведет к инфантелизации, к тому, что многие взрослые мужчины играют в компьютер, когда им нужно иметь более серьезные интересы. Они же дозревают до какой-то игры, она их захватывает, только это им интересно. Папа приходит с работы и садится за компьютер.
При отсутствии навыков ролевой игры дети не могут общаться. Дети пытаются подавить друг друга, навязать свою волю. Они не умеют договариваться: либо они подчиняются (дедовщина), либо они просто выпадают из коллектива. Социализации, ради которой детей отдают в детский сад, не происходит. Воспитатели следят просто за тем, чтобы дети друг друга не покалечили. Для многих родителей, когда они приводят детей в школу, становится шоком известие о том, что с ребенком что-то не так. В саду снижен критерий оценки «нормально», а в школе есть некие требования. Школа наша еще не до конца разрушена. Когда приходит ребенок, который хамит учителю (часто это дети из интеллигентных семей), который пытается кого-то поколотить, не учит уроки, встает посреди урока и начинает петь, возникает проблема.
Какое же общение нужно дошкольнику? Нужно ли им общение с утра и до вечера? Оно им не по силам, потому что большой коллектив, чужие люди, чужое помещение – это очень тяжелые условия для ребенка. Сады создавались по необходимости (когда был взят курс на уничтожение семьи), потому что все работали.
Конечно, к концу дошкольного возраста ребенку нужно общение. Ему нельзя быть только в узком семейном кругу. Ему нужно общение со сверстниками, потому что дальше ему важно выстраивание отношений именно со сверстниками. Сейчас есть много развивающих кружков, студий, где дети могут пообщаться. Если ребенок туда с удовольствием ходит даже не каждый день, у него есть возможность немного поиграть с детьми. Хорошо, если есть возможность пригласить кого-то из детей в гости, например, соседских детей. В Москве сейчас это почти не принято, к сожалению. Дети друг к другу в гости почти не ходят. Это очень серьезное упущение. Взрослые думают, что самое главное-это водить детей на занятия (сейчас упор на развивающие формы обучения), общение детям очень важно. В семейных условиях его можно организовать, если найти одного-двух детей, с которыми будет общаться ваш ребенок (не каждый день, может быть даже не каждую неделю). Очень важно учить детей играть, потому что этот опыт дети не передают друг другу, даже если много общаются. С одной стороны, они не имеют этого опыта, с другой стороны, они не понимают ценности игры, потому что взрослые их на это не настраивают. Взрослые настраивают детей на учебу, на то, что надо читать. Они, может быть, не читают, но они понимают, что это важно.
Очень важны в более старшем возрасте игры по правилам. Взрослые думают, что это шахматы, игры с фишками. Но есть множество детских игр, которые знало старшее поколение (ручеек, колечко, испорченный телефон, прятки). Эти игры очень эффективно готовят детей к школе, давая навыки слушания, соблюдения инструкции, внимания, памяти. Очень много умений, которые в дальнейшем будут важны и для обучения, и для общения, закладывается в таких детских играх, в которые дети сейчас не играют. В условиях семейного небольшого кружка это достаточно легко организовать. Детям становится интересно. Это особенно актуально, так как в детском саду, а тем более в школе, вы встретите огромное количество детей, которые «подсели» на компьютерные и электронные (телефон) игры. Им ничего, кроме этого, не интересно. Здесь могут быть конфликты.
Моральный климат в школах сейчас очень неблагоприятен. Многие дети не рассказывают того, что происходит в школах, что там обсуждается, в каких выражениях. Очень часто программы составлены таким образом, что дети просто не могут учиться. Нам приводят детей 10-11 лет, загнанные родители, «затырканные» учителями, которые говорят о том, что ребенок способный, но не справляется. Он не справляется, потому что так составлены программы. Кто-то из детей просто невротизирует: плачет, с боем делает уроки до 12 часов ночи, что абсолютно ненормально. У него вся жизнь проходит в этой ужасной ситуации, когда нужно заниматься тем, что глубоко противно. А ему еще говорят, что он ленивый. Родители, не понимая, в каком он состоянии (а он в состоянии депрессии или субдепресии), говорят о том, что он сидит и считает ворон, а это можно сделать за пять минут. Это можно сделать за пять минут, если ты в спокойном состоянии. Если ты в состоянии депрессии, ты не сможешь сосредоточиться, устаешь, не хочешь вставать, не высыпаешься и т.д.
Во многом на детей влияют программы, жесткий подход учителей, когда все время идут проверки, срезы знаний, чтение по часам. Детей настраивают на жесткую конкуренцию (лидерство, успешность). Многие дети к десяти годам считают, что они неудачники (лузеры). Вследствие этого дети могут уходить в такой «отказ», когда родители не знают, что делать. Были случаи, когда родители наказали ребенка на год вперед. Чем больше ребенка наказывают, тем больше он упорствует, ибо терять ему нечего.
Детей очень жалко. Многие школы (хорошие школы, престижные гимназии) так калечат детей. В Москве сейчас все больше и больше людей переходит на семейные формы обучения (домашнее обучение). Это делает интеллигенция. У нас домашнее обучение связывается с образом, но сейчас все больше нормальных, здоровых детей родители переводят на домашнее обучение. Есть формы совмещения, когда ребенок приходит раз в неделю в школу, получает задание и выполняет его. На уроки (в среднем) уходит два часа в день. Дети могут учиться в музыкальной школе, развивать другие способности. Разница колоссальная. Там самая главная проблема-послушание. Многим людям внушили, что родители не могут быть педагогами своих детей, однако это неправильно. Родители - лучшие педагоги для своих детей. Культурные люди всегда учили детей сами, иногда нанимая гувернеров.
Если мама не может сорганизовать ребенка, если он ее не слушает, тогда это форма обучения не подходит. Но проблема коренится в более раннем возрасте, в формировании детско-родительских отношений. Изначально непослушные дети – это дети больные, там есть проблема с психикой. Но, как правило, эти проблемы неуправляемости, упрямства, постоянного негативизма возникают тогда, когда неправильно выстроены детско-родительские отношения. Когда мама выстраивает систему поощрений-наказаний, многие проблемы уходят.
Если мы говорим об отношениях, то школьный возраст - это время, когда у детей закладываются отношения дружбы. Это очень важно. Для человека важно иметь не только родственников, но и друзей. Это большая помощь, связи, опыт, общение и т.д. Сейчас в современных условиях, при современных установках не формируется дружба, потому что приветствуется индивидуальное лидерство, «выпячивание» себя, хвастовство, подавление других. На эгоизме дружбу не построить.
Сейчас идет большая ориентация в подростковом возрасте на то, что надо иметь много друзей. Подростки общаются в сетях, и родители думают, что, если дети не играют в игры, - это уже хорошо. А в сетях плохого ничего нет, у детей там друзья. Сейчас проходят психологические исследования личности тех людей, которые активно общаются в социальных сетях. Авторы исследований уже обнаружили связь между активным участием в сетях и деструктивным поведением. Общение в сетях может создать почву для поверхностной дружбы и чрезмерного самолюбования. Исследователи установили прямую зависимость между количеством друзей на фейсбуке и степенью такого «агрессивного нарциссизма». Это общение сводится к тому, что человек хочет показать себя, а общение с другими становится поверхностным. Когда у человека много друзей, даже в детском саду, в школе (когда большие классы), очень многие дети, поиграв с кем-то, часто даже не интересуются именем «друга». Они не знают, есть ли у «друга» папа и мама, братья и сестры, чем мама и папа занимаются. Нередко сейчас даже не знают, чем занимается собственный папа. Их это не интересует. Но если этого же ребенка спросить про ту или иную компьютерную игру, он расскажет, назовет всех героев, расскажет о том, что они делают. Его это интересует, а живые люди и их особенности ребенку совершенно не интересны. Это объяснимо с общечеловеческой точки зрения, наша память и наши психические ресурсы не безграничны, мы не можем глубоко дружить с большим количеством людей. Есть сверх общительные люди, которые при ближайшем знакомстве оказываются людьми достаточно поверхностными. Потеря какого-то друга для этого человека не является большой проблемой, он сразу находит ему замену. Люди для него взаимозаменяемы, он не видит глубину личности. То же самое лежит в основе смены супругов, это очень поверхностное, потребительское отношение к людям.
Это приводит человека к одиночеству. В трудные моменты жизни он остается совершенно один. Как ему не интересны другие люди, та к и он не интересен, ибо он выбирает себе подобных. На Западе эта проблема экзистенциального одиночества человека – одна из центральных тем искусства и литературы. Новый жизненный порядок приводит к этому.
На повестке дня стоит вопрос о создании нашей активно православной среды: православных школ, досуговых центров. Сейчас эти организации появились, но пока их очень мало, потому что другая среда имеет больше возможностей, ярких приманок и т.д. Поэтому очень важно православным людям сейчас объединяться, чтобы среда создавалась более плотная. На человека влияет общественное мнение. Если люди разобщены, то как бы они ни старались внутри семьи что-то создать, ничего не получается: когда ребенок выходит за круг семьи, он попадает в другую среду, и его начинает эта среда утягивать. Для него важно мнение сверстников, мнение чужих взрослых людей. От того, как будет формироваться эта среда, зависит будущее наших детей. В Москве есть папы, у которых есть работа, но они специально ищут родительские клубы, ищут единомышленников и вместе с подростками идут в поход, например на байдарках. Они понимают, что детям важно общение со сверстниками их круга.
Среда должна становится более плотной. В цивилизованном мире люди атомизируются настолько, что семья оказывается разбросанной по всему земному шару. Очень много тех, кто уехал из нашей страны, у них выросли дети. Они живут в Америке, а ребенок может жить в Голландии. Они ребенка своего не видят. Семья рассыпана. Родители, оставшиеся здесь,- огромная проблема. Идет распыление семей. Для людей западной культуры это нормально. Их давно приучили к толерантности, уважению любого образа жизни. А то, что пожилой человек сталкивается с таким одиночеством, об этом говорить не нужно, это может испортить настроение другим людям.
Нам, православным, надо собираться, чтобы наши связи были гораздо теснее. За сто лет наши связи очень сильно ослабли.
Очень важно стараться самим ценить ту жизнь, которая нам опять открывается. Нам Господь явил чудо – возрождение нашей веры. Это чудо. По всем человеческим критериям этого не должно было случиться, но это происходит. Господь открывает нам сокровищницу нашей истории, культуры, человеческих взаимоотношений. Очень важно это ценить и не бояться натиска «помоечной культуры», которая идет на нас. Многие взрослые сетуют на то, что дети нестойки, а у них самих нет этой стойкости. Они сами растерялись, переживая, что ребенка посчитают «белой вороной», если он не будет играть в те игрушки, в которые играют все (куклы Братц, Бэтманы и т.д.) Взрослые пасуют. Получается, какая – то букашка, паук сильнее родителей. Это называется конформизм, что раньше презиралось. Люди готовы были до смерти защищать те или иные ценности. А сейчас, несмотря на то, что открытого столкновения нет, человек уступает. Но напряжение в мире постоянно возрастает. Что же мы будем делать при возникновении открытого столкновения? Люди даже на словах боятся сказать что-то своему ребенку.
Сейчас очень важно иметь эти ценности. Когда человек ценит свою семью, Родину, историю, веру, другие люди тоже начинают это уважать и ценить. Люди человека воспринимают так, как он себя поставит. У нас много столетий существовало преклонение перед Западом. Сейчас Запад находится в состоянии полного разложения. Идеологи разложения говорили о том, что необходимо довести Запад до «состояния вони». Фактически это уже сделано. Да, там внешне все прилично, красивые здания, пока… Пока они вкладывают деньги в реставрацию. Но в тех кварталах, где живут люди из других стран, там нет такой чистоты на улицах, эти люди спокойно относятся к валяющемуся мусору.
О моральном разложении говорить не приходится. Там стоит вопрос о том, что права человека необходимо увязать с сексуальным просвещением. Обязанность родителей – сексуально просвещать ребенка с рождения, то есть развращать его с рождения. При невыполнении данных обязанностей детей будут отнимать. В тех странах, где обязательно сексуальное просвещение (такие страны есть), родители не могут этому воспрепятствовать. Семейное образование во многих странах Европы запрещено, люди не могут уйти от этого разврата в семью. В Америке семейное образование пока разрешено. Там школы пытаются это право у людей отнять, но люди пока не сдаются. Есть страны, где существуют католические школы, там до недавнего времени тоже не было сексуального образования, но сейчас пытаются ввести его и там, мотивируя государственными стандартами. Господь показывает нам, что происходит в Европе, чтобы мы перестали перед ней преклоняться. Даже патриоты ссылаются на Европейские законы. Но у нас есть своя культура, ценности, менталитет. Мы должны действовать исходя из того, что основой наших ценностей является православие. Нужно воспитывать детей в наших традициях.
 
 




Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/