Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

29.03.2012

«История России в контексте информационных войн». Виктор Александрович Саулкин

Виктор Александрович Саулкин



Тема сложная, даже необъятная. Начнем с того подарка, который Первый канал делает православным людям вот уже второй год подряд на Рождество. В прошлом году многие православные организации и рядовые православные люди были возмущены тем, что на Рождество Христово показали фильм Лунгина «Царь». В этом году его снова показали. По-моему, у них это становится традицией: как «Иронию судьбы» показывать на Новый год, так и нас теперь будут мучить этим «Царем».

Почему я это говорю? Потому что этот фильм – не просто антирусский, он – антиправославный! И являет собой клевету на помазанника Божьего государя Иоанна Васильевича, клевету на всю русскую историю и на весь русский народ. Дело в том, что когда Лунгин после фильма «Остров» взялся за фильм об Иоанне Васильевиче Грозном, мы поспорили с директором нашей радиостанции, председателем общества «Радонеж» Евгением Константиновичем Никифоровым. Я говорю: «Жень, знаешь, что сделает Лунгин? Фильм будет не просто клеветой, государь будет показан кровавым тираном-кровопийцей, а народ будет показан сборищем рабов, холопов диких и невежественных». Никифоров возражал: «Не может быть! Он все-таки талантливый человек, такого быть не может!» – «Вот увидишь!» – говорю я ему.

И так получилось, что первым посмотрел этот фильм Никифоров. А он, в отличие от меня, к Иоанну Грозному относится как, в целом, все современные граждане, то есть разделяет общепринятую точку зрения. Он мне позвонил взволнованный, голос дрожал, и говорит: «Ты знаешь, большей мерзости я не видел! Это ж надо так народ показать! Это клевета просто до тошноты!» Я ему говорю: «Вот видишь! Что и требовалось доказать!» Я тогда этот фильм еще не смотрел полностью, смотрел только отрывки. Да и сейчас полностью его смотреть не хочу.

Дело в том, что зрительный образ – а это страшно! – сохраняется в памяти десять лет. И поэтому еще Ленин сказал, что «важнейшим из искусств является кино». Он, кстати, определил это очень точно: кинематограф формирует реальность. И это вполне серьезно. Связь между кинематографом и жизнью страны настолько тесная, что делается страшно: помните выражение «голливудская сказка»? Именно она сформировала американскую мечту.

А у нас в советские годы были советские фильмы, которые также формировали сознание советских людей. Много было фильмов хороших. Кстати, я немного отвлекусь, в прошлом году наш фестиваль «Радонеж» начинался с фильма «Чудо». Я не советую его смотреть тем, кто еще не смотрел. А на премьере этого фильма ко мне подошел иеродиакон Софроний, который написал книгу о Серафиме (Тяпочкине) старце, и говорит: «Верите, до сих пор в себя не могу прийти! Три дня уже! Потому что зачем же они такую мерзость сняли? Это же была чистая девушка Зоя. Почему Господь такое чудо явил – мы не знаем! Но там не было никакого пьянства, ничего такого! Зачем они это показывают!?»

А я спросил, в свою очередь, у Валентины Ивановны Теличкиной, мы с ней знакомы лет тридцать пять: «Ты посмотрела?» – «Да, но это все для запада сделано, на продажу!» Дело в том, что народ там показан каким-то темным, Хрущев – слабо соображающим человеком. Фильм – об известном чуде, а люди невоцерковленные выходят из зала – все в тяжелейшем настроении. Вот и вопрос! В советские времена снимали фильмы, в которых о Боге нельзя было говорить, а люди после этих фильмов выходили и о Боге задумывались. Папа Римский в те времена назвал «самыми христианскими фильмами» знаете, какие? «Отец солдата», «Судьба человека» и «Баллада о солдате».

А это фильмы – величайшие! Ну, «Отец солдата» – вообще фильм христианский по своей сути. Там главных два символа каких? Виноградная лоза и хлеб! Помните, да? Георгий Махарашвили, главный герой грузинский, он же говорит: «Лоза и хлеб – самое главное!» А это – символы христианства! «Судьба человека» – потрясающий фильм! «Баллада о солдате»…

Вот и получается, что в советские времена снимали фильмы, после которых хотелось о Боге думать, а сегодня снимают фильм о чуде, а люди выходят подавленные, в угнетенном состоянии! Вот и задумаемся, что происходит!

А фильм «Царь» – это заказ. Это, конечно, целенаправленная кампания, потому что в том году было уже два таких серьезных заказа, и это было очень видно. Первый – телесериал Эшпая. Я видел отрывки, поэтому целиком смотреть не хотел, но Никифоров мне позвонил, говорит: «Посмотри хотя бы первую серию, чтобы было о чем говорить!» Стали мы с ним вместе смотреть: он у себя дома, я – у себя. После второй или третьей рекламы я позвонил ему, говорю: «Я смотреть не могу!» Он отвечает: «Я тебя понимаю!»

Ну, дело в том, что о фильме Эшпая даже говорить не приходится: это просто за пределами добра и зла – фильм настолько бездарный и настолько непрофессиональный, что даже говорить ничего не хочется. Представление о русской истории – первую серию я только и успел увидеть, – дикое! Я не говорю о том, как изображены бояре, как Василий III изображен, великий князь! Я и не говорю, что в первой серии Елена Глинская бегает с распущенными волосами, как певица на каком-то эстрадном шоу, по Москве!

Чтобы вы понимали уровень режиссеров и консультантов, их представление о русской истории, приведу небольшой пример. Бояре говорят: «Как же ты так женишься на Елене Глинской, она же католичка!» На что великий князь Василий III им отвечает: «Ну и что? А София Палеолог вообще гречанкой была – и то на ней государь женился!» то есть в его представлении греки – это, наверное, неправославные какие-то люди. Представляете? И это уровень консультантов! Я уж и не говорю, как они их изображают! Они привыкли братков в сериалах играть – точно также и бояр изображают!

А вообще весь фильм, я, правда, только вначале посмотрел – вы знаете, есть такой какой-то мистический канал, называется ТВ3. Там все время о каких-то экстрасенсах, о каких-то колдунах показывают. И тут – то же самое. Весь фильм на этом построен!

А играл главную роль государя Иоанна Васильевича в этом фильме актер из иерусалимского театра, который официально занимается каббалой, каббалист – представляете, да? И он играл помазанника Божьего! А сейчас, кстати, каббала – это очень модно! В Москву недавно приезжал основатель, не помню, чего-то такого, и все, начиная от Филиппа Киркорова, вся эта компания туда дружными рядами пошла записываться в каббалисты. И это понятно, что они от жизни хотят, где их сокровище, где их сердце.

Ну вот. И этот фильм Эшпая прошел, его даже обсуждать не стали, потому что сразу в эфире сказали: «Не смотрите, братья и сестры! Смотреть это нельзя!» А Лунгину после фильма «Остров» создавали образ православного режиссера. И фильму «Царь» устроили достойную премьеру, очень много о нем говорили.

Надо вам сказать, что я Лунгину благодарен! Знаете, за что? За то, что Лунгин так, по-видимому, желал высказаться и сказать все, что он думает о русском народе, о русской истории и о государстве российском, что не удержался и перегнул палку! В эфир звонили люди, которые ничего не знают о первом помазаннике Божьем государе Иоанне Васильевиче, и говорили: «Ну, это же смотреть невозможно!» Сердцем люди почувствовали, что это клевета и мерзость!

Жалко только одного человека: Олега Ивановича Янковского. Он сыграл митрополита Филиппа, даже отец Всеволод Чаплин сказал: «Это не митрополит, это какой-то диссидент-интеллигент, который к митрополиту Филиппу не имеет никакого отношения!»

Ну, а Мамонов сыграл государя Иоанна Васильевича, беззубого старикашку, вредного, злого. Кстати, Государю Иоанну Васильевичу, если по времени действия фильма судить, знаете, сколько было? 37-мь лет! И все иностранцы его описывают: «Высокого роста, красавец, полный сил, атлетически сложенный…» А играет Мамонов какого-то старикашку. Сказано «художественная правда». Никакой «художественной правды» без любви не бывает!

Кстати, Эйзенштейна фильм – там со многим можно не согласиться, – но это художник делал! Черкасов играл величественного государя, особенно молодого. А Лунгин в этом фильме исполнил заказ. Какой заказ?

Всю русскую история нам преподносят как цепь кровавых преступлений. Вы, наверное, слышали от либералов такие слова, в общем, совершенно теперь обычные: «Когда в Лондоне построили метро, то в России…» Ну и так далее.

К сожалению, братья и сестры, надо вам сказать, что сейчас появилась поросль священников некоторых, либерально настроенных, которые совершенно невежественны в русской истории. И один из них, к огромному моему сожалению, возглавляет Центр духовного воспитания молодежи, это игумен Петр (Мещерин) в Даниловском монастыре.

Покойный Владимир Леонидович Мохнач, когда мы с ним обсуждали высказывания Мещеринова о русской истории, сам крупный ученый-историк, кстати, мы с ним расходились по ряду вопросов, хотя дружили: о государе Иоанне Васильевиче у него было иное мнение, он объявил: «Я преподаю историю 30 лет и прошу вас: не учитесь у игумена Петра, вы повредите своему духовному здоровью!» Почему? Потому что Мещеринов говорит: «Ну, что такое вся русская история? Это златоглавый храм, а вокруг утопающее в грязи село!»

Вот мы своей истории не знаем. Париж и Лондон по сравнению с Москвой времен государя Алексея Михайловича – это было не просто захолустье! По Парижу, например, в это время господин д’Артаньян не мог бы пройти, что бы ему помои на голову не вылил какой-нибудь господин Бонасье из окна. Там ходить нельзя было: сточные канавы, узкие улочки, домишки, грязь постоянная.

А что Москва из себя представляла? Это город – сплошной сад! Потому что сады были и на боярских подворьях, и на подворьях ремесленников, и на подворьях купцов! Сады, деревянные мощеные мостовые…. Иностранцы были поражены размерами Москвы, красотой Москвы, описывали город, где появился первый муниципальный транспорт! Они с удивлением писали, что из конца в конец этого огромного города можно было добраться на ямщиках – извозчики стояли, представляете?

А деревянный дворец в Коломенском времен Алексея Михайловича – это же чудо света, как его описывали! Он, к сожалению, не сохранился. То есть мы вообще не представляем историю нашей страны, и нам сознательно вбивают в голову, что эта история – грязь, ужас и мрак! А иностранцы при государе Иоанне Васильевиче, итальянцы, причем, описывали его двор, как невероятной красоты и пышности – это было продолжение Византии! А кто у Мамонова, простите? Бегают в каких-то грязных кафтанах дикие люди!

Потом, задача какая? Доказать, что вся история России – это цепь тоталитарных правлений. Сплошная опричнина, ГУЛАГ, и так далее. Зачем это делается? Затем, что если мы с вами при нынешней разрухе пожелаем восстанавливать сильное государство, то нас заранее уверяют: сильного государства быть не может! Любая сильная власть в России – это либо тиран Грозный, либо тиран Сталин! Их, кстати, постоянно сравнивают. Знаете, как иностранцы называют Иоанна Грозного? У нас он «Грозный» называется, а у них: «Иоанн Ужасный». Это неточный перевод, правда?

Кстати, замечательно сказал отец Геннадий Беловолов, питерский священник: «Ведь это надо удостоиться прозванья «Грозный»! Кого мы называем Грозным? Кто у нас Грозный? Архистратиг Михаил! Грозный для врагов Божиих. И если посмотреть всех наших великих князей, то «Грозный» – это очень уважительное название!» Был такой великий князь Тверской Дмитрий Грозные Очи.

Ну, и почему сегодня все это так важно? Потому что Иоанн Васильевич Грозный – это ключевая фигура, это основатель Русского царства, первый помазанник Божий! Почему к нему такая ненависть? Дело в том, что после падения Византии все враги православия торжествовали: Византия рухнула, нарушив чистоту православия после Флорентийской унии.

А в это время в 1547 году семнадцатилетний великий Московский князь, взяв благословение всех патриархов православных, а все патриархи православные – у нас же митрополит был, – находились тогда под гнетом агарян, все были покорены турками, он по чину византийских императоров помазывается на царство. В семнадцать лет! Причем, благословил его на это его духовный отец и его воспитатель. Даже враги Иоанна Васильевича Грозного вынуждены согласиться, что воспитывал его святой митрополит Макарий Московский, Грозный же сиротой остался рано. И поднимает великий князь Московский Знамя Православной Империи – Лабарум святого равноапостольного императора Константина Великого.

Все враги – агаряне, иудеи, латиняне видят, что жива православная империя, живо православное царство! У митрополита Киприана Московского были недоразумения и даже ссоры со святым князем Дмитрием Донским, потому что митрополит Киприан был афонитом и единомышленником патриарха Филофея, тоже афонского монаха константинопольского. Они, по-видимому, понимали, что от Византии уже отлетает благодать Божия, и что Господь будет ставить Святую Русь. Поэтому когда Киприан сюда приехал, он очень хотел, чтобы было единство Русской Церкви. А вы знаете, что тогда митрополит Алексий не мог на Западной Руси бывать – его в Киеве посадили под арест, и он еле оттуда бежал. И получилось, что западные земли оставались без первосвятительского окормления.

Киприана же рукоположили для Западной Руси с тем, чтобы по смерти митрополита Алексия он стал Московским митрополитом. А князь Димитрий обиделся. Представляете, его крестный отец, воспитатель, вместо отца ему был, митрополит Алексий, а при его жизни на его место ставят Киприана! И вот он Киприана не принял, изгнал из Москвы, ну, все вы эту историю знаете. Поэтому на Куликовскую битву благословлял преподобный Сергий, а преподобный Сергий понимал, но сделать ничего не мог, он понимал, что Димитрий сам должен все решить, у него должна успокоиться душа. Он переписывался с Киприаном, но сделать ничего не мог.

Но все они понимали, что это промысел Божий, что Россия придет на место Византии. Вот Киприан Русскую Церковь удержал в единстве, западные русские земли удержал с восточными. Ведь Тихвинская икона Божьей Матери после Куликовской битвы пришла по небу! Греки когда приехали в Новгород, узнали, какая икона пришла, увидели и расплакались: «Это же наша великая святыня!» Она из Константинополя ушла чудесно, и к нам по небу пришла. То есть Русь перенимала на себя служение Византии.

Об этом много можно говорить, но в полной мере это служение осознанно принял в полной мере великий государь Иоанн III, дедушка Иоанна Грозного, которого тоже называли Грозным. Он, кстати, с Новгородом сурово разобрался. И если говорить о клевете на Иоанна III – все мы знаем стояние на Угре 1480 года. А почитайте учебники! Во многих учебниках, если возьмете боярские версии и церковные, то Иоанн III боится малодушно и уезжает в Москву, бежит. Митрополит его гонит к войскам, бояре настаивают, а он боится татарам давать сражение…

Это – такая же клевета, как на его внука потом была. Почему? Любой военный историк вам скажет, что кампания 1480 года была проведена великим князем Иоанном III блестяще! Он перекрыл Угру – шли очень тяжелые бои на Угре, татар отбивали. В это время был направлен удар на Сарай – судовая рать пошла, десант. А государь не хотел давать битву: зачем ему, если татары и так не могут Угру перейти и несут большие потери?

Ну а когда Угру сковал лед, он все войска отозвал, потому что бесполезно стало держать броды на Угре, и тогда татары побежали, Ахмед-хан побежал. То есть он татар разбил при минимальнейших потерях, разбил и полностью скинул иго Золотой Орды – Орда была разгромлена. И вот такого великого государя тоже называли малодушным.

Дело в том, что когда мы читаем историю, становится главный вопрос: а по каким источникам судить о правителях, о государях? И здесь мы подходим к главной теме: почему общепринятая точка зрения считает государя Иоанна Васильевича тираном и злодеем? Да потому что, к сожалению, большинство наших современников воспитаны на Николае Михайловиче Карамзине.

Вот, кстати, спрашиваешь: как вы думаете, почему Иоанн Грозный убил своего сына? Вы знаете, что историками и врачами-криминалистами доказано, что сына он не убивал. И эту ложь, эту клевету в свое время даже не все иностранцы повторяли! А везде – картина Репина! Спрашиваешь: почему ты думаешь, что Иоанн Грозный убил своего сына? Отвечают: ну, Репин же написал! А кто такой Илья Ефимович Репин? Вы почитайте его письма во время Первой русской революции – это такая ненависть к России, такая ненависть к самодержавию!

В Третьяковку каждый может прийти и посмотреть на работу Репина «Крестный ход в Курской-Коренной пустыни». Помните, да, эту работу? Когда пытались взорвать после этого Курскую Коренную икону, тогда еще эти террористы имели какую-то более или менее, но все-таки совесть, под мраморную сень поставили часовой механизм на ночь, когда в храме никого не было. Бомба взорвалась, мраморная сень была разнесена, взрывной волной были вынесены чугунные храмовые двери, стекла все в соборе в Курске повылетали, представляете? А на иконе даже стекло не выпало!

Иоанн Кронштадский тогда сказал, что попытка уничтожить святыню – это тот дух, который Репин воплотил в своей кощунственной работе «Крестный ход в Курской-Коренной». Думаю, что большинство из вас участвовало в крестных ходах, и все вы знаете, какие лица в это время у людей в это время: идешь, а лица сияют, преображаются! Идут с молитвой. А «Крестный ход» Репина – это же карикатура! Это – страшная работа!

А вспомните его «Бурлаки на Волге»! Это волжские типы? У нас кто был волжский тип? Федор Иванович Шаляпин – вот тип волгаря. А он кого изобразил? Репин был не просто демократом! Он ненавидел самодержавие, ненавидел Россию. Ну, чтобы представлять, как он написал – это был заказ «Иоанн Грозный убивает своего сына». Он когда написал, и люди входили на выставку, а там еще ковер лежал в этой комнате такой же, как и на картине, и сразу же многие просто падали в обморок, потому что кровь была, все это было очень жутко! Не случайно иконописец-палешанин порезал холст! Сказали, что он был сумасшедший.

Он не был сумасшедшим, а был иконописцем из семьи Палехских купцов. Его потомок Максимилиан Волошин защищал на общественном суде. И Максимилиан Волошин, знаменитый поэт, доказал, что он имел права эту работу порезать, потому что нельзя на людей выплескивать такие эмоции, такой ужас и такую, как мы сейчас сказали бы, чернуху. Это мы сейчас привыкли ко всякому по телевизору, а тогда люди заходили, видели этот ужас и падали в обморок.

У Репина, кстати, на первом плане посох лежит, помните? А какой это посох – я скажу отдельно. Так вот, у Ильи Ефимовича Репина после этой картины рука стала сохнуть. А кто позировал для царевича Иоанна Иоанновича? Всеволод Михайлович Гаршин позировал. Через несколько недель Гаршин покончил жизнь самоубийством – выбросился в лестничный пролет с криками.

Как художник Илья Ефимович был гениальным, а вот его ненависть к России и самодержавию не поддается сомнению Вот такой еще маленький штрих: как-то он пришел к Василию Ивановичу Сурикову, а тот заканчивал «Утро стрелецкой казни». И Репин ему говорит: «Ты знаешь, у тебя здесь не хватает! Ты пририсуй здесь несколько повешенных на заднем плане, и у тебя работа сразу заиграет!» И Василий Иванович пишет: «Знал, что нельзя, а искусился!» Искусился, пририсовал. А ему нянечка заносит чай. Увидела – и в обморок: бух! Он говорит: «Да что б я за это душу свою продал!?» Взял тряпку и стер.

И вот посмотрите на картину: Василий Иванович Суриков «Утро стрелецкой казни». Это же трагедия невероятная! Стрельцы, их жены, царь Петр… Всем сочувствуешь, всех любишь! Ни капли крови, ни одного повешенного – а напряжение, трагедия величайшая! Понимаете разницу между Суриковым и Репиным?

Я знаком с актером Александром Михайловым – фильмы «Любовь и голуби», «Мужики» – все вы его прекрасно знаете! И мы с ним в прошлом году встретились: у него юбилей был, 65 лет. Я ему говорю: «Александр, скажешь о фильме "Царь"? Я тебя в эфир по телефону включу!» Он аж заплясал на месте: «Я о нем скажу обязательно!» Я его вставил по звонку в эфир, и он не просто о фильме сказал, он сказал, что эту мерзость и смотреть нельзя!

А я попросил его рассказать слушателям свою историю. Дело в том, что он на сцене Малого театра начинал играть Иоанна Васильевича в общепринятой такой трактовке. И у него три литра крови горлом вышло, представляете? И ему диагноз поставили тяжелый, он умирал! Но как человек православный, он с батюшкой поговорил и нашел книгу митрополита Иоанна (Снычева) «Самодержавие духа». И он уговорил режиссера изменить образ, и двенадцать лет потом играл Иоанна Васильевича как великого государя, как трагическую личность. Двенадцать лет играл, ребенок у него еще родился! И до сих пор хорошо выглядит.

И он посмотрел, что в театре происходило с теми, кто так кощунствовал. Кстати, последняя роль Евгения Евстигнеева – он тоже очень плохо сыграл государя. А в театре так было: когда МХАТ хотел остаться в США в 20-ые годы, для них как тест был, знаете что? Поставить кощунственный спектакль об Иоанне Грозном.

А сейчас в 2003 году поставили кощунственную оперу-балет – о нем даже говорить невозможно! Поставили в Самаре в Оперном театре. На премьеру приехал посол США – представляете, на премьеру! Дирижировал Ростропович. Радзинский, вся компания собралась! Вся эта публика в Самаре собралась в тот день! Что там на сцене происходило – говорить просто неприлично!

Но дело в том, что в этот день в Самаре произошел страшный пожар в здании ОВД, и погибло 130 человек! Причем, даже кадры такие были, те, кто выпрыгивал из окон перекрестясь – все оставались живыми! Но погибло 130 человек – страшная трагедия! И в том же году на Самару налетела саранча, было страшное нашествие саранчи! Вот показатель.

Тут много можно говорить, почему это происходит, но не случайно, поверьте, Лунгин и вся эта компания выполняет заказ по клевете на государя Иоанна Васильевича! А кто такой Николай Михайлович Карамзин? Талантливейший человек! Поэтому люди когда говорят: «Это же Карамзин написал! Это же не советский историк!», не зная, что еще будучи молодым человеком Карамзин ходил на заседания Конвента. Он в Париже вступил в масонскую ложу. Для него Робеспьер был кумиром!

А знаете, как он умер? Пошел 25 декабря на Сенатскую площадь во время восстания декабристов – своих друзей, простудился и умер.

Он не мог в императорской России выступать против самодержавия открыто, но он сделал символом его – тирана проклятого Иоанна Васильевича Грозного! Любой серьезный историк вам скажет, что почти все, что Карамзин пишет о Грозном царе – беллетристика, художественный вымысел. Что мог написать о государе Иоанне Васильевиче Карамзин, для которого был кумиром Робеспьер? Святитель Филарет Московский был возмущен карамзинским описанием царствования Иоанна Васильевича!

До сих пор по девятому тому Карамзина у нас все изучают образ царя Иоанна Грозного. А девятый том Карамзина, говорю вам с полной ответственностью – это беллетристика! Это такое же отношение имеет к настоящему государю Иоанну Васильевичу, как, допустим, Дюма «Три мушкетера» к настоящей истории Франции!

И Рылеев тогда о Карамзине написал: «Не знаешь, чему больше удивляться: злодействам Иоанновым или таланту нашего Тацита!»

А профессор Ковалевский у нас до сих пор говорит: «Иоанн Васильевич Грозный был параноиком, страдал манией преследования и паранойей!» Кто ж это установил? В конце XIX века это установил профессор Ковалевский! А профессор Ковалевский в своих работах опирается на тот образ, который создал в своих фантазиях Карамзин! Получается замкнутый круг!

Почему Иоанн Грозный убил сына? – Репин написал! – А почему он тиран и кровопийца? – А вы почитайте Карамзина, как царь начинал свой день! «Возможно, он шел в пыточную палату…» И так далее! Понимаете, там никаких документов нет! Любой серьезный историк, который работает с документами – об этом митрополит Иоанн (Снычев) говорил, – может ответственно вам подтвердить: правление Иоанна Васильевича – белые пятна!

Не все еще, наверное, знают, что в 1812 году с Наполеоном пришла в Россию команда иезуитов. Иезуиты искали не материальные ценности, они искали старинные манускрипты! Исследователи, например, считают, что второй список Слова о полку Игореве находится в Ватикане. Они работали с источниками, со старыми летописями, а потом просто увозили их к себе.

А теперь поговорим о том самом посохе, которым якобы Иоанн Васильевич убивает царевича Иоанна, своего сына. Какой это посох? Все, конечно, знаете святого Авраамия Ростовского? Ему очень тяжело было бороться с язычниками – там стоял огромный идол в Ростовской земле. И совсем он в уныние впал, преподобный Авраамий Ростовский, и тогда явился ему старец боголепный и говорит: «Иди в Константинополь, и там получишь посох Иоанна Богослова! Этим посохом ты и сокрушишь идола!»

Авраамий Ростовский решился, помолясь, двинулся в Константинополь, а навстречу ему попался благолепный старец, по описаниям напоминающий Иоанна Богослова, вручил ему свой посох. Этим посохом он ударил каменного идола, идол рассыпался, и многие приняли крещение.

Вот государь Иоанн Васильевич перед походом на Казань посетил Ростовские земли. Вообще я вам так скажу: изучать царствование государя Иоанна Васильевича – документов ведь мало сохранилось! – изучать его царствование надо по летописям наших монастырей и по историям чудотворных икон! Мы об этом скажем чуть позднее. И вот, когда изучаешь по историям монастырей – берешь любой монастырь: либо государь Иоанн Васильевич его построил, либо он ему благоденствовал.

Вячеслав Михайлович Клыков, великий человек вспоминал как-то: когда прибыли они с группой паломников на Афон, то на корабле были и женщины. Тогда с Хиландара на корабль привезли святыни для поклонения. Паломники святыням поклонились и дают монахам записки и деньги. «Мы у вас деньги не берем!» – «Почему?» – «А за всех русских людей на веки вечные государь Иоанн Васильевич Грозный пожертвовал в наш монастырь!»

И когда начинаешь смотреть историю русских монастырей, то думаешь: интересно, как же это так? Монастырь был основан после того, как было явление государю Иоанну Васильевичу Матери Божией в образе Тихвинской иконы. А когда-то ему явился святитель Николай. Понимаете? Ну, кому является Матерь Божия? Кому является святитель Николай? Тирану и деспоту, что ли, кровопийце?

Так вот, этот посох он взял у Авраамия Ростовского в поход на Казань. А этот посох все историки, археологи и архивисты описывали единогласно: навершие у него было как у посоха византийских императоров. Сохранилось и по сие время это навершие, а где сам посох – никто не знает! И вот посмотрите: у Карамзина он этим посохом постоянно кого-то убивает, он этим посохом уголья к пытаемым придвигает… И так далее и тому подобное.

Здесь можно долго говорить о репрессиях и пытках. Например, для меня всегда было загадкой: надо же, Михайло Воротынский, победитель татар при Молодях, великий полководец, а попал под репрессии, и царь его, значит, казнил! А когда начинаешь работать с источниками, то читаешь: «Запытал он его насмерть, а потом он умер в Кирилло-Белозерском монастыре». Не понятно: если он казнил его в 65-ом году, как же он мог в 72-ом году татар с турками при Молодях разбить? А потом в 74-ом написать устав пограничной службы? Не совпадает! А в Кирилло-Белозерском – да, был Воротынский, только это был его брат, Владимир, а не сам Михайло!

А о Владимире Воротынском тоже есть интересные сведения: сохранилось письмо, в котором он жалуется, находясь в ссылке, в опале, в Кирилло-Белозерском монастыре, что ему и его слугам не поставили рейнских вин, лимонов и чернослива. Вот такая была ссылка.

Вот еще о чем я хотел, братия и сестры, сказать: Карамзин так на нас всех подействовал! А ведь есть все! Есть, например, письма Курбского. А кто такой Курбский? Это генерал Власов XVI века! Так вот, есть его письма к государю Иоанну Васильевичу, и есть письма самого Грозного Курбскому. Кстати, все враги признают, что человек он был невероятно талантливый и литературным даром обладал величайшим. И не только литературным! Георгий Васильевич Свиридов, наш гениальный русский композитор, сказал такие слова: «Я завидую музыкальному таланту Грозного царя!»

Мы ведь, кстати, стихиру Владимирской Божьей Матери поем – кто эту стихиру написал? Государь Иоанн Васильевич Грозный написал! А в Советские времена была выпущена маленькая пластиночка с его произведениями. И вот Свиридов сказал: «Завидую таланту Грозного царя!»

А я с одним батюшкой разговаривал, батюшка говорит: «Виктор Александрович, неужели вы Грозного царя почитаете?» – «Да, почитаю». А батюшка тот – Консерваторию закончил. Я ему говорю: «Вот ответьте мне, пожалуйста, отче, вы же Консерваторию закончили? А можно ли писать церковную музыку такого уровня, песнопения церковные. А в свободное от этого время убивать, пытать людей, быть блудником, развратником, пьянствовать?» Он говорит: «Нет, либо одно, либо другое!» Я говорю: «Ну, вот видите!» – «А точно Иоанн Васильевич написал?» – «Ну, – говорю, – пока еще никто не сомневался за эти столетия, что написано Грозным!»

Теперь немного об опричниках и Александровской слободе. Я предложил бы любому клеветнику попробовать восемь-девять часов провести на церковной службе вместе с ночными молитвами, а между церковными службами – попьянствовать! Ну, просто попробуйте – кто это выдержит? Это просто нереально!

А об опричнине можно много говорить, что это специальный орден был создан – только посмотрите, как либеральные мифы распространяются! Помните, как называли до революции верных самодержавию? Так и писали во всех газетах: «Царские опричники»!

Кстати, когда палешанин порезал репинский кощунственный холст «Иван Грозный убивает своего сына», ему, Репину, многие граждане выражали сочувствие. Я как-то нашел в журнале «Нива» фотографию этой очереди, выстроившейся к Репину, чтобы ему посочувствовать. Там весь бунт в очереди стоит, все революционеры! Если вы посмотрите повнимательнее, кто к нему там стоит, то увидите, что эти же самые люди потом залили Россию действительными реками крови, когда пришли к власти! И они клевещут на Иоанна Васильевича!

А вы знаете судьбу первенца Грозного, как он погиб? Радзинский завывает: «Во время паломнического путешествия глупая баба-кормилица пьяная уронила сына в реку!» Они с царицей Анастасией совершали паломничество, и кормилица, когда бежала на царский сруб, уронила первенца в реку, младенца, и он утонул. А вы что думаете, на царский сруб по доске бегали? Или по штормтрапу забираешься? Помост, устланный коврами, и два боярина ведут под руки кормилицу. Вот можно было в такой ситуации уронить младенца!? Наверняка подрубили помост, когда все в реку-то рухнули! И младенец погиб.

Я как-то говорил с археологом Московского Кремля Татьяной Ивановной Пановой, и она призналась: точно установлено, что Елена Глинская была отравлена, потому что в останках матери Иоанна Васильевича, особенно в ее косе, там цианистый калий и селитра – селитрой тогда тоже травили! Селитру выпаривали – она как соль, ее не видно было. И содержание этих веществ – в тридцать раз превышает предельную норму. Оказывается, были отравлены и две девочки-дочери государя. Тогда маленькие дети часто умирали, и никто не обратил на это внимание.

Отравлена также была и его первая супруга Анастасия Романова: ее народ при жизни почитал как святую за нищелюбие, доброту и милосердие. Почему же тогда Романовых на царство избрали? Да потому что родственники любимой народом Анастасии Романовой были! Государь ее любил необыкновенно! Её называли «Кроткой голубицей». Представляете?

О женах Грозного у нас обычно говорят: семь или девять жен было! Могу сказать вам точно: по источникам – четыре жены было! Тогда говорят: ну, четыре тоже нельзя! Конечно нельзя! Но дело в том, что царю нужны были наследники! Вторая жена была – Мария Темрюковна. Она тоже была отравлена. А третью жену он выбрал – Марфу Собакину, ему понравилась девушка. После того, как он ее выбрал на смотре царских невест, она начала болеть.

Но государь Иоанн Васильевич сказал: я все равно на ней женюсь, может быть, таинство венчание ее исцелит! Они венчались, но она тут же, через малое время, не вставая с постели, скончалась. И государь написал письмо к Собору епископскому, что я венчался, но мы в супружеские отношения так и не вступили! Поэтому просьба к вам: разрешить четвертый брак!

Анна Колтовская везде упоминается как фаворитка, нигде венчания не было! Ну, он же был молодой, да и каялся в этом потом принародно. Вот почему-то западным монархам можно иметь фавориток, а ему – нельзя было! Но и это была совсем не четвертая жена! Четвертой женой его благословили, наложив епитимию причащаться только во время военных действий, а так – стоять в притворе на литургии!

Четвертой женой была Мария Нагая. Четвертый брак тоже нельзя. Ну, я думаю, тогда вы ответите: а кто плод этого четвертого брака такого греховного, если четвертый нельзя? Все вы знаете! Это – святой царевич Димитрий Углицкий! Если бы этот брак там был неугоден Богу, родился бы от него святой царевич Димитрий?

Два сына святых у Иоанна Васильевича: царевич Димитрий и царь Феодор Иоаннович – местночтимый святой. Будете в храме Малого Вознесения в Москве – его образ там есть. Это вообще был его любимый храм. А как на него, на Феодора Иоанновича клеветали! Это царь-молитвенник был, блаженный, благочестивейший государь! А иностранцы клеветали, говорили, что он сумасшедший, слабоумный и так далее.

Ну а у Грозного вот такая история: четыре жены было. Поэтому все эти рассказы о семи или девяти женах – это, знаете, желтая пресса, как рассказы из Московского Комсомольца! Кстати, в отличие от Генриха VII он жен не казнил. Но у нас же народ так любит сказки! Проходишь, например, мимо храма Василия Блаженного, говорят: его построили Барма и Постник, за что их ослепили…

Но у нас даже легенды такой не было! Мы с историком Махначом в эфирах не раз говорили: фильм Тарковского «Андрей Рублев», когда ослепили зодчих, помните? Так вот, на Руси даже легенд таких не было! Вы ни в одном источнике не найдете, чтобы на Руси зодчих ослепляли! Это восточная легенда, понимаете? На Руси такого никогда и близко не было, ни в каких сказаниях, нигде об этом не говорится!

Недавно очень хорошо сказал отец Тихон (Шевкунов) – я сам не слышал, мне передали. Был какой-то торжественный обед у патриарха Кирилла, и отец Тихон встал и говорит: «Ваше Святейшество! Кто такие Барма и Постник, что построили храм Василия Блаженного? Вот кто построил, кто восстановил сейчас храм Христа Спасителя? Патриарх Алексий и Юрий Михайлович Лужков. В Калининграде собор кто построил? Митрополит Кирилл и тогдашний губернатор! Так вот Барму и Постника нигде найти не могут, потому что это псевдонимы! Барма – это государь Иоанн Васильевич: «царские бармы», да? А постник – это митрополит Макарий, который его благословил!»

Храм Василия Блаженного – это чудо! И его очень любил государь Иоанн Васильевич. А святой Василий ему говорил: «Не кипятись, Ивашка, не кипятись!» – Грозный царь горячий был. Или как однажды на службе царь думал о дворце на Воробьевых горах, который тогда строился, а Василий Блаженный ему говорит: «Тебя тут не было, ты на Воробьевых горах был!» Но так ведь обличают только тех, кто молится! Ведь потом и мощи его он сам лично нес, государь Иоанн Васильевич.

Вообще говоря, это трагедия! Отравлена мать, отравлена первая жена, отравлена вторая жена, убит первенец-сын. В костях Иоанна Иоанновича был найден яд – он же болел очень тяжко! И перед смертью, когда его якобы должны были убить, он уже в монастырь посмертный вклад в свою душу внес.

О его репрессиях теперь скажу немного. У нас на радио выступал самоваров – мне не удалось с ним встретиться. Иногда историки говорят, что государь Иоанн Васильевич казнил бояр ни за что: ну, Курбского теория: казнил тех, кто построил государство, кто добыл указания и тому подобное – все это известно!

На самом деле: когда Иоанн Васильевич встал на царство? В семнадцать лет. Что до этого было? Вы же знаете, что когда он был мальчиком, была отравлена мать, а бояре при мальчике могли избить его воспитателя, а на митрополите, который пытался их остановить, порвать ризы. Представляете? Ведь он писал, как они заходили и сапоги клали на постель отца!

Но если б они только государю маленькому досаждали! Россия за это время полностью все потеряла! Казанские татары грабили у Устюга – доходили! Фактически, как бы нам сейчас сказали, тогда правили олигархи. Мы убедились, что такое правление олигархов, особенно при Ельцине! Страна вновь распадалась на уделы, все, что сотворили дед и отец – все рушилось! Княжьего закона никакого не было, воинские люди бежали, потому что им жалования никто не платил! Крестьяне разбойничали, все государство разорялось – ну, буквально так, как было совсем недавно у нас: мы уже видели, что такое смутное время!

И когда государь взошел на царство, он вышел к народу и попросил прощения, за то, что «мы не могли защитить вас по малолетству», и попросил всех друг друга простить! Это, говорят, было сделано под влиянием митрополита Макария, а потом он, мол, сбрендил и стал зверства творить. Он попросил всех друг друга простить и сказал, что больше такого при его правлении не будет: закон будет править.

И тут же, в фильме Эйзенштейна это, кстати, есть, пожар в Москве и бояре распускают слух, что это Глинские Москву грабят, пожары устроили и идут толпой на царский дворец. Было установлено, кто эти слухи распускал! Государь всех остановил, вышел к народу, у Эйзенштейна это хорошо показано, и все решилось. Он казнил хоть одного человека? Нет!

Знаменитая по фильму сцена, когда он лежал при смерти, возможно тоже отравленный, и просит бояр: «присягните сыну нашему, присягните: Анастасия просит, митрополит просит!» А они – не присягают! Они стоят, ждут его смерти хладнокровно и надеются, что Владимир Старицкий встанет на престол, и мать его Ефросинья во главе заговора. Государь был исцелен и встал: он хоть одного человека казнил после этого? Нет! А все основания были! Уверяю вас: в любой европейской стране Владимира Старицкого казнили бы тут же! Понимаете? Он хоть одного из бояр казнил? Никого не казнил!

После взятия Казани, а взятие Казани – это величайшая победа христианского оружия, были перехвачены письма боярина Семена Лобанова-Ростовского, который писал польскому королю: «Не иди на переговорах на уступки, потому что завязли войска в Поволжье». Перехвачены были и письма польского короля, который гарантии ему дает, земли в Литве… И вот он пойман, и боярская Дума его присуждает, естественно, к смертной казни. Государь же Семена Лобанова-Ростовского милует и посылает в ссылку. Два года он проводит в ссылке, а потом возвращается ко двору.

Казнен он был только через четырнадцать лет, когда был самый страшный заговор устроен. Заговор, в нем участвовал и Курбский, когда государя во время войны хотел поймать, пленить и отдать польскому королю. Письма, все было перехвачено! Но, кстати, неизвестно было в начале, участвовал ли сам Курбский. И Курбский из Дерпта бежал в Литву, оставив сына с женой в Москве. Бежал он как Остап Бендер – помните, как в «Золотом теленке»? Он с собой взял много золота, а немцы его ограбили – он бежал через Ливонию. А польский король ему земли дал, а с немцами, говорит, ничего сделать не могу, золото вернуть не могу!

Курбский при живой православной жене женился на вдове польского магната, с соседями ругался, бился из-за земель, вводил войска на Русь на Москву: он сразу же, как перебежал, знал хорошо дислокацию наших войск и заманил к себе наш отряд, который весь погиб!

И вот Курбский потом развелся и с этой польской дамой, женился на молодой… Вы просто почитайте его житие в Польше: с нравственной точки зрения на этом человеке пробы ставить негде! Понимаете? А у нас все основывается на том, что Курбский – «первый диссидент», бежал от гнева жестокого царя!

Вы попробуйте почитать послания Иоанна Васильевича Курбскому – правда, современному человеку это тяжело читать, но вы попробуйте! Ведь все, что он ему пишет – все сбылось! Он пишет: «Ты ради чего душу свою погубил? Ты же будешь иноземцев вести на русскую землю, будут младенцы, женщины, старики погибать!..»

А весь Карамзин построен на «Истории великого князя Московского», написанной Курбским! Это все равно, если бы мы с вами историю Великой Отечественной войны изучали по Геббельсу или по Власову! Как бы сказали? Фальсификация истории! А сейчас нас заставляют верить Геббельсу XVI-го века, потому что берешь источники, а кто они? Штаден, Сигизмунд Герберштейн…

И что удивительно: если вы начнете работать с источниками, то иностранцы и инородцы, которые с Россией напрямую не воевали, например, итальянцы, совершенно иначе описывают и Россию, и государя Иоанна Васильевича Грозного! Те, кто воевал с Россией – немцы, ливонцы, те пишут плохо.

Но есть такие вещи, от которых никуда не перепрыгнешь, эти источники никак не обойдешь. Например, Ливонская хроника. Потому что если вы почитаете Радзинского и всех историков, то «ливонцев после разгрома ливонского ордена привели в Москву и здесь всякими жестокими казнями замучили». Казни описываются разные, причем в разных европейских источниках они разные – в зависимости от фантазии автора.

На самом деле, что очень интересно, судебник Иоанна Васильевича Грозного – самый мягкий из всех судебников и до, и после его царствования! Смертная казнь только за кощунство, татьбу. Есть сейчас такой профессор МГИМО Владимир Мединский, он пишет «Мифы о русской истории». Человек он не особо воцерковленный, но пишет хорошо, занимается исследованиями. И он пишет: «На Руси таких казней-то не знали, о которых сейчас говорят!» А в Западной Европе такие казни процветали, того же Босха посмотрите! И они описывают, в общем, только то, что они сами представляли себе, что на Руси бы делали. А на Руси этого не было!

И государь Иоанн Васильевич Курбскому пишет: «А то, что изменников наказывают – так, где же их милуют!? Но ты там увидишь, как их наказывают – не так, как у нас!»

Итак, Ливонская летопись. Когда сдается Ревель входят стрельцы государевы, ставят знамена мира – это немцы описывают! Приказ: если кто-то пьяный – под суд! Не только грабежей не было, дебошей никаких не было: эти города потом сдавались! Причем, когда уже восстание началось, а война продолжалась, поляки со шведами пришли. Тогда часть бюргеров выселили в Псков, но потом они вернулись к женам и детям! Никакого насилия не было!

Магистр, которого, якобы, живьем сварили – об этом даже поляк Валишевский пишет! – до конца жизни жил в России: ему дали во владение Любин – небольшое такое поместье. Пастор немецкий описывает, как он ездил по семьям пленных немцев, которые живут в России, якобы уничтоженных, которых здесь поселили, и вел беседы с детьми на Рождество. И описывает, как государь позвал его к себе и показал ему свою библиотеку!

Ему предложили быть переводчиком, но он отказался. «Зато я таких сокровищ в Европе ни у одного государя не видел! Это знаменитая библиотека Иоанна Васильевича. То есть когда мы читаем по документам: все эти немцы живы, никого не казнили, понимаете?

Это все напоминает рассказы о зверствах Красной армии на территории побежденной Германии. Сейчас там Гавриил Попов все это описывает. Но мы-то знаем, что было на самом деле! И все знают, и немцы знают, что было на самом деле! В миллионной армии всякое могло быть, конечно. Но посмотрите первые приказы, когда Советская армия вошла на территорию Германии: Гитлер приходит и уходит, а немецкий народ остается! А ведь мы знаем, как немцы себя здесь вели! В миллионной армии всякие люди могли быть: и пленных могли расстрелять.

Но посмотрите, как эти события описывает Эренбург! Его везет шофер, у которого погибла вся семья, увидел немецких пленных, схватился за автомат, но автомат у него выбили – он их расстрелять хотел. Но потом стоит и говорит: «Шоферы среди вас есть, водители?» И угощает их папиросами: «Всех не могу, а водителей угощу! Если вас не постреляли, то курить-то вам все равно хочется!»

Посмотрите в архивах фотографии! Все немецкие архивы забиты фотографиями, где немцы, улыбаясь, позируют на фоне повешенных мирных жителей. Вы у нас хоть одну такую фотографию найдете? Да просто русскому солдату такое и в голову бы не пришло! Могли, конечно, в гневе расстрелять пленного немца, но и в голову бы не пришло фотографироваться на этом фоне!

Помните, опять же, фильм «Отец солдата»? «Вот немецкие дети, бери автомат, стреляй!» – «Что я, фашист что ли?..» Помните, да? И точно также, поверьте, вся клевета, вся информационная война против России началась, когда стали ходили вот эти вот «исторические» пасквили, написанные с глубокой злобой и ненавистью. А сейчас Радзинские и иже с ним товарищи их с радостью повторяют!

Этим источникам не только верить нельзя, это источники прямо от наших врагов, которые вынашивали дальнейшие планы оклеветать и завоевать русских! Сигизмунд Герберштейн, например, писал планы завоевания Московии тогда для своего императора.

Ну, а после государя Иоанна Васильевича какие остались свершения? Сотни построенных городов, монастырей…

Кстати, чтобы было с Россией, если бы царь не подавил боярские заговоры? А боярские заговоры – это только человек-фантазер, не знающий истории, может рассуждать, что бояре строили централизованное государство! В Европе ни одно централизованное государство не строилось без подавления удельных князей жесткой рукой! Это – общий процесс!

Польша воплотила то, что хотели противники государя Иоанна Васильевича установить: боярскую республику и выборного короля! Кстати, вы знаете, что поляки дважды выставляли кандидатом Иоанна Васильевича, когда выбирали царя? Это была большая очень партия, которая хотела поставить его на польский престол! Но он написал им письмо с отказом. Сапего и многие православные ему советовали: «Ты дай обещание!», а он говорил: «Нет, я не буду обманывать! Если я встану у вас королем, то я подавлю все шляхетство, я обманывать вас не буду!» А ему советовали слицемерить.

А поляки знали, что в России происходит! И все эти сказки об ужасах Иоанна Васильевича были им известны. Тогда чем Польша закончила? Она же была от «моря и до моря»! Дело в том, что Польша по людским ресурсам, Речь Посполитая вместе с Литвой, была намного больше России! Просто по количеству жителей, по материальным ресурсам. А чем Польша закончила? Разделами между Австро-Венгрией, Германией и Россией.

Кстати, надо вам сказать, что в 1709 году, когда Карл XII шел на Русь – информационная война также была в разгаре, – знаете, какие он прокламации писал? «Я иду вас избавить от власти несносного тирана Петра!» Русский народ он решил избавить от власти тирана Петра! Все то же самое! Гитлер шел избавить от власти большевиков, Наполеон – дать свободу крестьянам – все идут, чтобы принести счастье русскому народу!

А Карл XII говорил: «Избавить от несносной тирании царя Петра!» И говорил в планах: «Когда я приду в Москву, то, во-первых, разделю Россию на княжества, как было, с боярским управлением по примеру Польши!» Это чтобы никогда не было армии! То есть, Карл XII понимал, что надо сделать с Россией!

То, что государь Иоанн Васильевич создал великое государство – ему, конечно, пришлось подавлять боярские заговоры!

Чтобы представить себе образ государя Иоанна Васильевича, я советую всем вам почитать его послание братии Кирилло-Белозерского монастыря. Когда-то молодым Грозный хотел принять постриг в Кирилло-Белозерском монастыре, и он пишет, что: «какие же у вас правила были! Вы же сами знаете, что я хотел у вас когда-то постриг принять!» И описывает: «Мы, – пишет, – опоздали после службы на трапезу, а трапеза отошла, и нам корки хлеба не дали!» Это великий князь опоздал с боярами!

А над могилой Воротынского – помните, я говорил вам в начале о нем, что рейнские вина просил и чернослив? – поставили церковь, вдова поставил церковь. Иоанн Васильевич пишет: «Как это так? У вас над мощами чудотворца церкви нет, а над боярином церковь стоит!?»

И, в том числе, ему там пришлось распрю разбирать, нестроение среди братии. И он пишет: «Что ж вы сделали? Оставили советы у преподобного и позволяете постриженному в обители опальному боярину Шереметьеву устраивать со своими слугами роскошные обеды?» А он этим возмутился: что ж будет с монастырем? И приводит очень много цитат из святых отцов, из житий, что когда правила опускаются, то монастырь погибает! Сто же у вас, спрашивает, за трапезы такие шикарные, он что, не монах? И уверяет: до Шереметьева ему дела нет: не хочет боярин спасать свою душу – пусть не спасает, это его личное дело! Но вы монастырь-то, мол, не губите! «Что ж будет с обителью, которая славилась простотой, строгостью и молитвенным духом?»

А пишет потом так: «Бог свидетель, я пишу это только, беспокоясь о нарушении монастырских порядков. Гнев на Шереметевых тут ни при чем: у него ведь имеются братья в миру, и мне есть на кого положить опалу. Зачем же надругаться над монахом и возлагать на него опалу! Свидетель Бог, Пречистая Богородица и чудотворец, что я беспокоюсь о нарушении монастырских порядков, а не на Шереметьева гневаюсь! Если кто скажет, что это жестоко, и что Шереметьев и вправду болен, то если ему нужно послабление – пусть ест один в келье с келейником все, что угодно! А сходиться к нему зачем, да пировать, да яства в келье на что? Все это беззаконие, а не нужда! Если вы желаете дать ему еще какие-то послабления, то давайте, сколько хотите, но пусть, хотя бы, ест один, а сходок и пиров бы не было! А кто хочет прийти к нему для духовной беседы, то пусть приходит не в трапезное время, чтобы еды и питья не было, то это будет действительно духовная беседа!» Ну, это же понятно, кто по духу пишет, человек какого духовного устроения это пишет!

Говоря о вражде между двумя боярами Собакиным и Шереметьевым, они оба в монастырь ушли, царь обращается к братии: «Слышал я, как кто-то из братьев вашей обители говорил нелепые слова, что у Шереметева с Собакиным давняя мирская вражда. Так какой же это путь спасения и чего стоит ваше учительство, если и пострижение прежней вражды не разрушает?»

И вот все это письмо написано вот такими духовными словами! Я одному игумену дал почитать, а он говорит: «Так это просто человек-игумен по духу своему пишет!»

А завершая послание, государь пишет: «Написал я вам малое из многого ради любви к вам и для укрепления иноческой жизни, вы же это знаете лучше нас. Если же хотите, найдете многое в божественном Писании. А мы к вам больше писать не можем, да и нечего писать». И прибавляет: «Сами знаете, если вам благочестие не нужно, а желательно нечестие! Скуйте Шереметеву хоть золотые сосуды и воздайте ему царские почести – ваше дело. Установите вместе с Шереметевым свои правила, а правила чудотворца отставьте – так хорошо будет. Как лучше, так и делайте! Вы сами знаете; делайте как хотите, а мне ни до чего дела нет!»

Разве это письмо тирана? И в конце он пишет для нас очень важные слова: «А злокозненную грамоту, которую вам весной прислали Собакины от моего имени, сравните с моим нынешним письмом, уразумейте слово в слово, а затем уже решайте, верить ли дальше нелепицам». Там поддельную грамоту прислали в монастырь. Понимаете, вся Россия по Карамзину злокозненные грамоты читает, а слова Иоанна Васильевича – вот они все написаны! Его облик есть, его молитвы есть, стихиры! А верим злокозненным нелепицам!

А потом царь говорит: «Да пребудут с вами и с нами милость Бога мира и Богородицы и молитвы чудотворца Кирилла. Аминь. А мы вам, мои господа и отцы, челом бьем до земли». Вот так.

А по Карамзину он этого Шереметьева, которому он пишет, поджаривал, якобы, на огне, посохом Авраамия Ростовского угли подгребал! Знаете, для чего? Чтоб, пытая, выведать, где тот спрятал свои сокровища. Но как пишет Радзинский и все прочие: боярин все раздал нищим, и поэтому Грозный царь остался ни с чем! А Грозный пишет: «Хоть сосуды золотые, только порядка не нарушайте!»

Когда читаешь подобную ложь, то понимаешь, что это такая же ложь, как была о царе-мученике Николае Александровиче 70 лет назад! Та же ложь боярская! Кто, кроме революционеров, на царя Николая Александровича возводил клевету? Те, кто его предал! Но прошло немного – 70 лет, и эту клевету легко стало разрушить. А вот эта боярская клевета на государя Иоанна Васильевича – она до сих пор живет!

А с митрополитом Филиппом вообще потрясающая история произошла, если к фильму Лунгина возвращаться. Владыка Иоанн об этом написал. С участием святителя Макария и царя Иоанна на Первом Соборе были прославлены основные наши святые – десятки, а потом сотни святых! Грозный – идеал Святой Руси, он идеал не только самодержавия установил, он показал смысл жизни исторический Российского государства.

Кстати, Земские Соборы тоже никто не понимает. Кто установил Земские Соборы? Государь Иоанн Васильевич! Собирал в самые тяжелые моменты, например, во время Ливонской войны Земские Соборы. Вот скажите, деспоту придет в голову собирать такие Соборы? Вот зачем? Это же не Сталин, и не ВКПБ! Сам установил Земские Соборы, а потом: не хочу, не собираю! Зачем ему это надо было?

И вот Земский Собор, созданный Иоанном Васильевичем потом спас Русь во время смуты! А когда появилась ересь жидовствующих – она еще при Иоанне Васильевиче появилась, – там был Матфей Башкин еретик. И с этой ересью ему приходилось бороться! А митрополит Филипп был царя друг: он его с Соловков позвал как друга. Филипп не вмешивался в государственные дела, но на него сразу пошла клевета: их пытались поссорить. Государь не верил и просил его в государственные дела не вмешиваться! И митрополита Филиппа кто оклеветал? Царь, что ли? Его оклеветал Пимен Новгородский и Филофей Рязанский. И они же привезли с Соловков монахов-лжесвидетелей, которые на Соборе Архиерейском оклеветали митрополита Филиппа!

И Архиерейский Собор, не государь, митрополита Филиппа приговорил к смерти! А государь запретил его казнить и хотел его оставить в Чудовом монастыре. Он не вмешивался в дела архиерейские, но запретил казнить. Тогда митрополита послали в Отроч монастырь.

Когда Новгород пытался отделиться от России, то было очевидно: если он отпадет к Литве, то кто бы там был? Соборы бы стояли православные? Нет, ни одного бы не было! Ни одного каменного храма на землях, попавших под власть Литвы или Польши, не осталось! Все каменные храмы были разрушены – только на Северо-Восточной Руси остались!

И Иоанн III тогда сурово Новгород подавил – вы знаете. А теперь Иоанну Васильевичу донесли, что заговор в Новгороде! И во главе заговора: архиепископ Пимен Новгородский! Привезли документы, которые хранились в Святой Софии – как бы сейчас сказали: «разведка достала». Он когда это увидел, Иоанн Васильевич, он понял, кто оклеветал Филиппа. И он послал Малюту Скуратова в Отроч монастырь. А когда Малюта приехал, то ему сказали, что митрополит Филипп задохнулся от угарного газа. Ну, кому его выгодно было убивать?

У государя Иоанна Васильевича помянник включает почти четыре тысячи имен. Все, даже противники Иоанна Васильевича, признают, что это – полный помянник. И там все, кого он казнил, всех он записывал в помянник. Но он и за каждого вклад делал в монастырь!

Так вот, митрополита Филиппа как казненного там нет, понимаете? А царю лукавить нечего было! И тогда государь идет на Новгород, выходит Пимен Новгородский с крестом. А он говорит: нет, я у тебя крест не приму! Ты, говорит, хищный волк, а не пастырь! И Пимену, как еретику, надели колпак – но разве он его казнил? Он его даже не казнил! Он его отправил в ссылку в какой-то монастырь! И стал бы он казнить митрополита Филиппа – подумайте!

Ну, а в этом фильме Лунгина Пимена Новгородского сыграл Александр Леонидович Дворкин, известный сектовед – нам приходилось с ним спорить, потому что он написал, на мой взгляд, довольно сомнительную диссертацию. Ему, когда он писал диссертацию, было 25 лет, он тогда, по-моему, учился в колледже у иезуитов и вот, написал диссертацию «Иоанн Грозный как религиозный тип». Ну, написал, как иезуиты бы написали! И вот в этом фильме он сыграл Пимена Новгородского. Мне очень интересно, почему он именно его сыграл...

 

Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/