Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

28.03.2012

«Семейная жизнь ветхозаветных патриархов и угодников Божиих. Встреча Иакова с Исавом», фильм 15. Протоиерей Олег Стеняев



 
Священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»
отец Олег Стеняев

 

Сегодня мы с вами будем изучать 32-ую главу и начало 33-ей. И этой лекцией заканчивается цикл, который называется «Семейная жизнь ветхозаветных патриархов. Авраам, Исаак, Иаков». И если мы будем живы, и господь позволит, то следующий цикл будет об Иосифе Прекрасном.

Мы начнем сегодняшнюю беседу с 31 главы, 54-55 стих: «И заколол Иаков жертву на горе и позвал родственников своих есть хлеб; и они ели хлеб [и пили] и ночевали на горе. И встал Лаван рано утром и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их. И пошел и возвратился Лаван в свое место» (Быт. 31, 54-55). И сразу начинается 32-ая глава: «А Иаков пошел путем своим» (Быт. 32,1). Происходит размежевание дома Лавана и дома Иакова. И как я уже говорил, с этого момента родственные отношения между ними полностью прекращаются.

И что мы читаем далее: «А Иаков пошел путем своим. [И, взглянув, увидел ополчение Божие ополчившееся.] И встретили его Ангелы Божии» (Быт. 32, 1). Причем, его встречает два полка Ангелов, на это указывает слово «маханаим». И мы можем предположить, что это связано с тем, что один полк Ангелов защищает его от Лавана, а другой полк защищает его от возможного нападения Исава, потому что Иаков оказывается на территории между Лаваном и Исавом.

Конечно, он волнуется, он переживает, и мы можем понять вот эти его настроения, эти его переживания, когда опасность сразу с двух сторон. Ефрем Сирин пишет: «После того, как разлучились Иаков и Лаван, встретили Иакова Ангелы Божии, и этим давали уразуметь Иакову, что если бы Лаван не послушал Бога, явившегося ему вечером, то на следующее утро и он, и все бывшие с ним были бы умерщвлены рукою Ангелов, хранящих Иакова. Ибо как при пришествии его, так и при возвращении Бог показывает ему Ангелов, удостоверяя тем самым в сказанном ему: "Я пойду с тобой, Я и выведу тебя обратно". Полчище Ангелов было также показано Иакову для того, чтобы он не испугался Исава, потому что сопровождающие его многочисленней тех, которые идут с Исавом».

Немного опережая события, скажем, что с Исавом двигалось 400 воинов, а Ефрем Сирин говорит, что Ангелов, которые вышли защищать Иакова, было намного больше, чем 400 воинов. Да даже один Ангел может уничтожить целое воинство, один Ангел, если Господь даст ему поручение, может уничтожить целую планету. Надо заметить, что вот эта глава касается этого вопроса: кто такие ангелы, что они делают, как они с нами общаются. Мы как бы входим в некую область «ангелологии».

«А Иаков пошел путем своим. [И, взглянув, увидел ополчение Божие ополчившееся.] И встретили его Ангелы Божии. Иаков, увидев их, сказал: это ополчение Божие. И нарек имя месту тому: Маханаим» (Быт. 32, 1-2). «Маханаим» значит «двойное ополчение», есть похожее слово «махпела» – «двойная пещера». На все эти тонкости надо обращать внимание.

Златоуст пишет: «Из того, что изложено в Божественном Писании, ничего не сказано напрасно, но все, что совершается праведниками, имеет величайшую для нас пользу». То есть наша задача исследовать каждое слово, даже оттенок слова, и мы получим величайшую пользу, величайшее наставление.

Итак, Иаков расстался с Лаваном, он возвращается в свою землю, но там навстречу идет Исав и с ним 400 воинов. У Иакова его две жены, наложницы, дети: одиннадцать сыновей и одна дочь Дина. И его пастухи, его рабы, его скот. И мы читаем далее: «И послал Иаков пред собою вестников к брату своему Исаву в землю Сеир, в область Едом» (Быт. 32, 3).

Вот это слово «вестники», по-еврейски «малахим», мы можем перевести как «ангелы». Дело в том, что те из вас, которые читали эту историю, помнят, что Иаков посылал своих людей. И об этих людях сказано, например, в 32-ой главе, 16-ый стих: «И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада» (Быт. 32, 16). Вот здесь понятно, в 16-ом стихе речь идет о людях, о рабах. А когда говорится «И послал Иаков перед собой вестников» – это слово можно действительно перевести, как «гонцы», но слово «малахим» может означать и Ангелов Божиих.

И тем более он опасается, что он вошел в ту область, которая называется «земля Сеир, область Едома». Это те места, где были кочевья Исава. И он приказывает этим «малахим»: «И приказал им, сказав: так скажите господину моему Исаву: вот что говорит раб твой Иаков: я жил у Лавана и прожил доныне» (Быт. 32, 4). Конечно, трудно представить, как это патриарх мог приказывать Ангелам, но, учитывая весь контекст того повествования, о котором мы говорим, мы действительно, может быть, сталкиваемся с ситуацией, когда Иаков понимает, что у Ангелов служебная миссия. И есть истолкование, что два полка Ангелов «маханаим» имели еще и следующую функцию: одни Ангелы – это ангелы Святой земли, они защищают человека, который на Святой земле, а другие Ангелы защищают верующих, которые покидают Святую землю.

Действительно, когда ты находишься на святом месте, ты чувствуешь особое покровительство, заботу о тебе небесных сил. А когда ты оставляешь святое место, садишься в электричку, едешь – тут уже какая-то тревога, беспокойство, и ты нуждаешься в защите.

«И приказал им, (Иаков этим «малахим») сказав: так скажите господину моему Исаву: вот что говорит раб твой Иаков: я жил у Лавана и прожил доныне». Вот это – очень непонятные слова: «Я жил у Лавана и прожил доныне». Что это значит? Я вам пояснял, что если мы встречаемся в библейских текстах с какой-то тавтологией, это значит, что наше внимание специально останавливается таким образом, здесь скрывается какая-то тайна, здесь какой-то намек. То есть это тайна, которую надо разгадать. «Я жил у Лавана и прожил доныне» – ну, понятно, что прожил доныне! Представляете, вы вечером возвращаетесь домой, звоните по пути по телефону и говорите: «Я вот жил у Василия Петровича, до сих пор я жив, встречайте, приезжаю». Ну, наверное, первый будет вопрос: «А что, так тяжело было?»

На самом деле Иаков, когда он уходит из Святой земли, он уходит только с одним жезлом в руках. А возвращается: у него жены, у него наложницы, у него 11-ть сыновей, у него дочь – у него огромное хозяйство. Так что же означают эти слова: «Я жил у Лавана и прожил доныне»? Они могут означать следующее. Здесь присутствует еврейское слово «гер», то есть: «Я был чужеземцем, иностранцем, пришельцем, и наконец-то я дожил до такого момента, когда я буду на своей земле!» То есть «Наконец-то я дожил до момента, когда я вступаю в землю, которая не чужая земля – это земля наших отцов!»

Есть и другое истолкование. «Я – пришелец» – когда применили к этому выражению принцип подсчета букв, получилось число 613. Это число указывает на Божьи заповеди. Такая сложность конструкции вот этих слов может говорить о чем-то таком, о чем надо догадаться. А что означает 613? «Я жил у Лавана, я изучал Закон Божий, я старался исполнять все Божьи заповеди, теперь я не боюсь вернуться в свою землю». Ведь почему мы кого-то или чего-то боимся? Потому что грехи какие-то есть. А если ты изучаешь Закон Божий, если ты учишь людей Закону Божьему, если ты стараешься соблюдать Божьи заповеди, ты становишься бесстрашным.

Грех – вот источник страха для каждого человека. Святые – это абсолютно бесстрашные люди. Грех – это рабство. Святые – это абсолютно свободные люди. Потому что рабство Богу освобождает от рабства греху, дьяволу и смерти. Возможно, что он говорит именно так: «Я жил у Лавана, да, Лаван – язычник, но я соблюдал Божьи законы, насколько это только возможно, и теперь я хочу вернуться». Конечно, невозможно представит, что он знал все 613 заповедей, это невозможно представить, но, по крайней мере, такое истолкование есть.

И далее он говорит: «И есть у меня волы и ослы и мелкий скот, и рабы и рабыни; и я послал известить о себе господина моего [Исава], дабы приобрести [рабу твоему] благоволение пред очами твоими» (Быт. 32, 5). Вот здесь, когда он говорит «есть у меня волы и ослы», этим самым он как бы, возможно, говорит: «Да, меня благословили росой свыше и туком земли, но на самом деле у меня только волы и ослы». Здесь он, может быть, как бы предлагает Исаву разобраться: может быть, у него, у Исава, осталось благословение? А у Иакова – волы и ослы, причем тут «роса с неба, тук земли», как его благословили? Может быть, Исав сам должен определиться: есть на его брате Иакове благословение первенства или нет. Иаков хочет, чтобы Исав сам разобрался в этом вопросе.

«И возвратились вестники (возвращаются «малахим» – мы не знаем, что это: ангелы или люди, потому что из текста это трудно определить) к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву» (Быт. 32, 6) Интересно, а зачем имя добавлять? Достаточно сказать: «Мы ходили к брату твоему». И так понятно, что у него один брат, у него же нет другого брата! Так зачем добавляется имя «Исав»? «Мы ходили к брату твоему (запятая), да, он твой брат. Но он еще и "раша Эйсав" – "злодей Исав"! Он не только твой брат, он еще и злодей, разбойник, "раша"!»

«Он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек» (Быт. 32, 6). Зачем он ведет 400 человек? Представьте себе: вы возвращаетесь на родину с детьми, с чемоданами, и вам говорят, что ваш родной брат выехал с целой командой на грузовиках, все вооружены. Вы не можете понять, что происходит!

«Иаков очень испугался» (Быт. 32, 7). Чего он испугался? Чтобы понять, чего он испугался, надо посмотреть 11-ый стих: «Я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми». Вот чего он испугался, чтобы не убили его и матери с детьми.

«Иаков очень испугался и смутился». А что означает слово «смутился»? Придется защищаться, и, возможно, Иаков патриарх будет убивать кого-то. И для него – это смущение: он религиозный человек, он не агрессивный человек, он даже внешне другой. Это Исав весь был покрыт шерстью, красное лицо воспаленное. Иаков – это мирный человек, это богослов, муж, который в шатрах сидел и изучал законы Бога.

Кстати, я, по-моему, вам говорил, что по хронологии, когда Иаков покидает Святую землю и потом возвращается назад, потеряно где-то 14-ть лет – трудно определить, где он находился. И есть предположение, что 14-ть лет до прихода к Лавану он был в духовных школах Мельхиседека, где изучал Закон Божий.

Древние знали Закон Божий. Об Аврааме сказано, что он соблюдал законы, уставы, постановления – то есть все уровни, какие только известны в галахической традиции. То есть все тонкости изучали. И мы знаем, что Ной знал, какие животные чистые, какие нет. Авраам знал, как десятину приносить. Авель знал, как жертву приносить: от первородных стада, от тука их. То есть эти все тонкости были известны! Исав считался специалистом по забою скота, ведь по законам Ноя было запрещено вкушать кровь, и надо было иметь правильный забой скота.

Вот Исав при всех своих проблемах был прекрасный сын своего отца. Вот этот «Эйсав» – по-еврейски значит «раша», то есть он злодей, но он прекрасный сын своего отца! У нас тут нет оснований сказать, что он в чем-то ослушался его. Исава даже в пример можно поставить многим людям: он всегда слушал своего отца. Отец говорит: «Иди, найди мне дичь, приготовь» – он все выполнял! То есть о любом человеке мы должны говорить объективно, даже о таком, как Исав, хотя Исав – злодей. И, опять же, если бы только вот эту агрессию, природную агрессию, он бы использовал в мирных целях, что называется, например, стал бы палачом и участвовал бы в казни людей, которые нарушили Закон Божий!

Дело в том, что ветхозаветные люди считали, что если кого-то казнили, то с него снимается ответственность за содеянное преступление. И был такой случай, когда один мудрец, по-моему, его имя было Хия, очень крупный специалист в Законе Божьем, был приговорен мудрецами к смертной казни. И этот Хия вышел на улицу, а ему сказали: «Едет твой племянник». А его племянник – это был еврей, который ассимилировался, который жил как язычник. А дядя, которого мудрецы приговорили к смерти, старался все строго исполнять. Даже когда ему сказали, что его казнят, он сказал: «Я должен окончить уроки, потом я пойду, и совершат казнь».

Ему сказали: «Твой племянник едет на коне, и он к коню привязал бревно, на котором тебя будут казнить!» Хия говорит: «Я сейчас урок окончу, выйду, и меня казнят». Потому что действует принцип: «За одно дважды не наказуют». Он, кстати, этот принцип, был подтвержден апостольскими правилами. Если человек за что-то получил наказание, тем более такое серьезное, как смертная казнь, то он никому ничего не должен.

И вот этот рабби Хия выходит, а этот его племянник подъезжает, на веревке волочится бревно, он одет как римлянин и говорит своему дяде: «Дядя, вот ты всю жизнь изучал этот закон, ты всю жизнь старался все исполнять, ну и чем все это кончилось? Тебя приговорили к смерти! Твои же мудрецы!» И тогда вот этот дядя Хия посмотрел на своего племянника и говорит ему: «А ты вот подумай с другой стороны: я всю жизнь исполнял закон, как мог, я проповедовал закон, учил закону, и меня приговорили к смерти. А что же ждет тебя тогда?»

И тот так испугался, что пошел, отдался в руки сангедрина-синедриона. Там посчитали, сколько у него преступлений говорят: «Ты заслужил сразу пять казней». Тогда там были такие сложные процедуры, это было еще до рождества Христова. И он сказал: «Я согласен на эти казни!» И был казнен как положено, как в Законе Божьем сказано: его там и подвесили, и побили камнями, и подпалили, при этом, и что-то еще было. А Хия, который шел на свою казнь, сказал: «Мой племянник меня опередил! Он по полной цене заплатил, он уже там!»

То есть надо понять, что все те казни, к которым приговаривали людей, это было не проявление жестокости, это была единственная возможность для преступников как-то искупить свое преступление. И вот Исав, который был человек кровожадный, мог стать таким правильным исполнителем казней. И только когда Кровь Иисуса Христа омыла все грехи, вот эти казни потеряли религиозный смысл. Ну, сохраняется какой смысл? Гражданский смысл: чтобы сдерживать преступность общество вынуждено настаивать на наказании. А религиозный смысл все эти казни потеряли в тот момент, когда Сын Божий взял на Себя грехи мира и умер на кресте.

Итак, Иаков очень испугался, что могут убить его, его жен, его детей, и смутился: если ему придется обороняться, он будет убивать людей! Вы помните, как Авраам испугался после того, как он освободил Лота, участвовал в военном походе? Он испугался, что он мог убить какого-то человека, который, может быть, был на вражеской стороне, но он мог быть добродетельным человеком.

«Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана» (Быт. 32, 7). Почему он делит на два стана? Ведь Ангелов, которые оберегали его, было два полка: «маханаим». И он надеется, что эти Ангелы сейчас будут защищать вот эти два стана. И те Ангелы, которые, скажем так, на Святой земле действуют, и подтянутся те, которые там его оберегали – так что помощь будет обеспечена.

«И сказал [Иаков]: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись» (Быт. 32, 8). Почему он так говорит? Остальной стан может спастись, потому что Иаков был как раз готовым умереть, и он считал, что если нападут на первый стан, он бросится в битву, он погибнет, но почему должны погибнуть дети, которые ни в чем не виновны, его жены, его слуги? Эти люди всегда очень серьезно относились к такому понятию, как «мера за меру». Любой православный христианин, согласитесь со мной, всегда знает, почему и за что он получает. Что бы ни произошло – заболел ты, проблемы на работе, двойки пошли в семинарии или что-то еще, нагоняй от настоятеля – мы всегда знаем, за что мы получаем. Вот этим мы отличаемся от неверующих людей. А неверующие люди – они не знают. Они говорят: «Что я такого сделал!? На меня все рушится вокруг, прямо гибель какая-то!» А верующий, внимательный верующий, всегда знает, за что он получает.

«И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи [Боже], сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе!» (Быт. 32, 9). Почему у него страхи? Почему он испугался? Почему он смутился, если Бог ему сказал: «Возвратись землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе»? Почему же ты тогда боишься, если тебе Господь явился, сказал: «Возвратись землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе»? Что, Иаков, ты не уверен в словах Божьих?

Нет, это были такие люди, которые были неуверенны в себе. Будучи пророками Божьими, они с себя спрашивали намного строже, чем с других людей. В Боге они всегда были уверены, во всех Божьих обетованиях! Но они не были уверены в себе, им казалось, что если где-то они совершат какую-то, может быть, внешне незначительную оплошность, с них будет спрошено, и спрошено намного строже, чем с обычных людей! И мы знаем из Писания, как Бог строго спрашивал с Аарона, с его детей, как Мариам погибла.

И далее он говорит: «Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана» (Быт. 32, 10). Вот здесь он говорит: «Я недостоин! Да, Ты мне сказал, что Ты меня вернешь. Но Ты столько уже мне дал, Господи! Я с одним посохом пришел, а сейчас у меня одиннадцать сыновей! У меня дочь-красавица! У меня жены, наложницы, рабы! У меня много скота!» Может быть, исчерпан уже лимит Божьего благословения? Он уже все получил, к чему человек может стремиться в этой земной жизни. Все имеет, дети верующие…

Вы поймите, вот эти одиннадцать сыновей, потом еще один появится, двенадцатый – вы знаете, кто это такие? Это будут двенадцать патриархов еврейского народа! Когда вы открываете Книгу Откровений Иоанна Богослова, там сказано, что перед престолом Божьим двадцать четыре старца кланяются! «И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы» (Откр. 4, 4). Кто такие двадцать четыре старца? По истолкованию Андрея Кесарийского это двенадцать сыновей Иакова, вот эти дети, и двенадцать апостолов Иисуса Христа. Они составят число, кворум – двадцать четыре, и в вечности всегда будут предстоять пред престолом. Это необычные люди, необычные судьбы! Поэтому мы можем предположить, что действительно он командовал отрядами Ангелов, не только расставлял, где кому стоять из его родственников. «Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана».

Посмотрим интересное истолкование: «Удивительный образ предвосхищая, держал он в руке своей (вот про этот посох), ибо это есть знамение креста Великого Пророка. Поднялся на ноги и пошел в землю сынов востока, ибо из нее воссиял свет народам. Он возлег у колодца, над устьем которого был камень, и никто не мог отвалить его. Множество пастухов не могло поднять его и открыть колодец до тех пор, пока не пришел Иаков и силой скрытого в его чреслах пастыря отвалил камень и напоил овец своих». Силой скрытого в его чреслах пастыря! А кто же в его чреслах скрытый? Это Иисус Христос, который сын Давидов, сын Авраамов! И если Иаков что-то делает, он делает силой скрытого в его чреслах Пастыря, Царя царей!

«Также многие пророки приходили, но не могли раскрыть вод крещения до тех пор, пока не пришел великий пророк. Лишь он мог открыть воды и креститься в них. Он воскликнул, говоря своим сладчайшим голосом: "Кто жаждет, иди ко мне и пей"» Вот здесь древний христианский писатель образ Иакова переставляет: то показывает образ Христа, то образ Иакова, то, наоборот, Иакова и Христа. Иаков действует силой Скрытого в его чреслах. От него, от его семени должен произойти Спаситель мира. Кого он защищает здесь? Свой крупный и мелкий скот? Да здесь борьба идет между дьяволом и силами Божьими! Здесь брань! Силы зла знают, что из чресел этого человека, от одного из его сыновей – от дьявола всегда все было скрыто – а именно от Иуды, который был сын Лии, произойдет Тот, который Спаситель мира!

Почему Дева Мария была обручена Иосифу? Зачем? Святые Отцы объясняют: дьявол знал, что Мессия родится от Девы. И он наблюдал за каждой девой, он караулил каждую еврейскую деву. А обрученная дева – она, как бы, не дева, она обручена. И блаженный Феофилакт поясняет: Она была обручена для того, чтобы скрыть от дьявола до времени Ее.

Так и здесь: дьявол чувствует, что такая мощь скрыта в чреслах этого Иакова! Конечно, дьявол всматривался в каждого мальчика из одиннадцати: «От кого? От кого же?»

А Иаков знает, за что он борется. Но при этом он сознает свое несовершенство, он говорит: «Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его» (Быт. 32, 11). Опять, зачем так написано? «От руки брата моего» – и точка, все, достаточно. А тут добавляется: «от руки Исава». Иаков как бы говорит: «Да, он мой брат, но он не только мой брат, он еще и мстительный человек. Да, он мой родственник, но он не просто мой родственник, он безбожник, к тому же!» Как моя покойная бабушка, Журавлева Матрена Федоровна, когда видела моего дядю покойного, у нее такое выражение на лице появлялось, что дальше некуда. Он был единственный в нашей семье коммунист. И когда что-то с ним происходило, она просто говорила: «Коммунист. Все ясно ж, коммунист».

«Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми» (Быт. 32, 11). Может быть, Иаков сам еще до конца не знает: кто, кто, кто из сыновей, через кого, какая линия?

«Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества» (Быт. 32, 12). Кстати, Господь так не говорил. Господь говорил: «как прах земной». А вот Иаков как бы немного эти слова приукрасил.

«И ночевал там Иаков в ту ночь» (Быт. 32, 13). Смотрите, мы так напряженно беседуем: они еще не встретились, они еще не видят друг друга, Исав и Иаков. Те еще идут – 400 человек, и с ними Исав.

«И ночевал там Иаков в ту ночь. И взял из того, что у него было, [и послал] в подарок Исаву, брату своему» (Быт. 32, 13). Итак, Иаков предпринимает попытку, он ведет диалог с Богом, он молится, но он хочет и какие-то подарки послать.

Златоуст пишет: «Обращаясь к Господу с таким прошением и, вознося к Нему такое моление, употребляет и с своей стороны нужныя меры». Казалось бы, достаточно, может быть, было бы вот этого диалога, но он употребляет и нужные меры, и Златоуст его за это хвалит.

То есть Иаков подарки отправляет брату своему: «двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров (ну, понятно, что имеется в виду: подарки будут не только Исаву, но и тем четыремстам вооруженным до зубов людям), десять волов, двадцать ослиц, десять ослов. И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада. И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это стадо [идет] пред тобою? то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами [идет]. То же [что первому] приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его; и скажите: вот, и раб твой Иаков [идет] за нами. Ибо он сказал сам в себе: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною, и потом увижу лице его; может быть, и примет меня. И пошли дары пред ним, а он ту ночь ночевал в стане. И встал в ту ночь, и, взяв двух жен своих и двух рабынь своих, и одиннадцать сынов своих, перешел через Иавок вброд; и, взяв их, перевел через поток, и перевел все, что у него было. И остался Иаков один» (Быт. 32, 14-24). То есть сам он вернулся.

Через брод потока Иавок всех перевел, а почему сказано «одиннадцать сыновей своих», а про Дину не сказано? Есть такая сказка-мидраш, что он очень боялся за Дину – она была очень красивая. И он ее спрятал в сундук. Так ее и переправили.

А зачем он возвращается? Он все переправил через Иавок вброд, зачем он возвращается назад? Казалось бы, вот, ты на Святой земле, вернулся назад, а эта земля – еще непонятно чья. Есть предположение, что он что-то забыл, или, что он подумал: «Может быть, я что-то оставил?» Казалось бы, если такая угроза для жизни его, его детей, разве какие-то мелочные имущественные интересы могут его отвлечь? Могут! Праведные считали, что все, что они имели, они получали от Бога! И они дорожили каждой вещью. Если Бог потоком с небес дает благодать – святые дорожили каждой каплей!

Давайте прочитаем Евангелие от Иоанна: «Иисус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, раздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало» (Ин. 6, 10-12). Казалось бы, Сын Божий сотворил чудо, преумножение пяти хлебов в пять тысяч хлебов! И Он говорит: «Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели» (Ин. 6, 12-13). Двенадцать коробов! Мы должны с благодарностью принимать от Бога все! Расточительство для христиан – это непозволительная роскошь! Отцы учили нас: «Милостыня да запотеет в руке твоей!» То есть даже когда ты жертвуешь, ты должен быть уверен, что это не пойдет во вред тому человеку, которому ты жертвуешь. Может быть, это была причина, почему он вернулся.

Но, на мой взгляд, главная причина: он нуждается в Божьем знамении. Он остается один, он хочет молиться, пока Бог не покажет ему нечто.

«И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари» (Быт. 32, 24). Боролся некто с ним всю ночь до появления зари! В еврейском языке слово «борьба» и слово «пыль» похожи. То есть когда борются – пыль поднимается. А здесь была такая борьба, что она, наверное, до небес поднималась! С кем же он боролся?

«И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал [ему]: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня» (Быт. 32, 24-26). Иаков боролся с Ангелом.

Если мы с вами возьмем объяснения Святых Отцов с кем же боролся Иаков, то мы получим следующую мозаику. Иоанн Златоуст учит, что ночная борьба Иакова с Ангелом – в буквальном смысле следующее: Ангел был послан Иакову, чтобы тот, Иаков, уверился, убедился в сопутствующей ему помощи и не боялся Исава.

Августин Блаженный: «Здесь была прообразована борьба (то есть образно показана борьба) неверующих иудеев с Богочеловеком Христом». Ведь из чресел Иакова выйдет не только Христос, но и все те, которые будут кричать «распни, распни Его». И как бы в некоем видении эта борьба в одном человеке проявляется. Это толкование Блаженного Августина.

Амвросий Медиоланский: «В назидательном плане борьба с Богом означает состязание в добродетели, доступ к которой открыт через крест». То есть если ты хочешь стать добродетельным, научись терпеть, переносить страдания. Молитвенный труд – это тяжелый труд, это как борьба. И не случайно Святые Отцы нам говорили: молиться за других – это как кровь проливать.

Ефрем Сирин: «В этой борьбе Иаков показал себя одновременно сильным и слабым». Проиграл ли Иаков эту борьбу? Нет. Но было поражение? Да, нога была поражена, бедро. И потом он хромал.

Августин Блаженный: «Сама же борьба заканчивается с восходом зари, то есть с пришествием в жизнь верующих Солнца правды Христа». Августин Блаженный истолковывает, у него есть удивительная книга «Два града», что борьба между силами добра и зла будет продолжаться до Второго Пришествия Сына Божьего. И так как в чреслах Иакова не только Сын Божий по плоти, не только Дева Мария по плоти, но и Иуда Искариот, и первосвященник Каиафа, и первосвященник Анна, вот это все происходит в нем.

Я не буду перечислять все комбинации, но, поверьте, их очень много! И вот это многообразие истолкований «с кем же он боролся, что в нем боролось с кем» приемлемо. Приемлемо любое из этих истолкований. Даже если внешне они противоречивы – в этом богатство наших традиций. Научитесь принимать все истолкования отцов, даже если они кажутся нам как бы противоречивыми.

Итак, что это за борьба? Мне представляется, что это была молитвенная борьба. Иаков остается один. Его потомок по плоти – Сын Божий, Иисус Христос – когда молился тоже уходил один на горы, в пустынные места, об этом мы можем прочитать в Евангелии. Он опускается на колени перед Богом, и начинается его молитвенное борение.

Был такой случай. У одной женщины смертельно заболел ребенок. И она опустилась ночью на колени и сказала: «Господи, я не встану с колен, пока Ты не исцелишь моего ребенка!» А ребенок лежал. «Я не встану с этих колен, пока Ты его не исцелишь, не вернешь мне его!» и она стала молиться – она молилась настолько неистово, что она впала в забытье, и ей была показана жизнь этого ребенка. Он поправился, он вырос, он стал здоровым, он получил хорошее образование, у него хорошая работа, хорошие друзья, потом у него появилась подруга. Дальше эта женщина увидела: у него появились плохие друзья, он стал выпивать с ними. Они, эти друзья, оказались преступниками: они заманили его с собой, чтобы он пошел на преступление. И он убивает людей вместе с ними… И она закричала: «Нет, Господи!» Тут она просыпается, видит умирающего ребенка, а слово «нет» звучит в ее ушах…

Действительно, Бог лучше нас знает, в чем мы нуждаемся. И вот эта борьба Иакова с Ангелом – это пример подлинной молитвы. Это борьба не против Ангела. Это когда мы вместе с Ангелом Хранителем пытаемся пробить брешь в своей собственной греховности! Это борьба не с Богом, хотя имя, которое ему будет дано «Израиль» можно перевести «тот, кто борется с Богом». Это когда мы вместе с Богом пытаемся что-то сделать для своей души! Бог все нам предлагает, но мы почему-то упираемся, мы не все принимаем! Но внешне это выглядело как борение, пыль поднималась до небес!

«И, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним» (Быт. 32, 25). Есть истолкование, которое принято в еврейской традиции, и некоторые христиане разделяли его, в основном, в древних школах, что вот этот Ангел – это был Ангел Хранитель Исава, ведь у каждого человека есть ангел Хранитель. Иаков возвращается в землю, где Исав – хозяин. И Ангел Хранитель стал защищать своего Исава, Ангел Хранитель борется за того человека, которого он оберегает. А Иаков прорывается. И возникает вопрос: а где же Ангел Хранитель Иакова? И вот тут интересная тайна!

Если вы читали Дионисия Ареопагита «О небесной иерархии», того же Оригена «О началах», там говорится, что у каждого народа есть свой ангел. У каждого народа есть Ангел Хранитель, который оберегает. Но – одна интересная деталь! У народа Божьего Ангела Хранителя в таком понимании нет! Сам Бог оберегает Свой народ. Помните, как мы поем: «Не ходатай, ни Ангел, но Сам, Господи, воплощься»? Помните эти слова? У народа Божьего защитник Сам Бог! Не ходатай, не Ангел – Сам Он! И поэтому это не просто Иаков борется, это правда Божья сопротивляется агрессии духа Исава. Но это одно из толкований.

«И, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним» (Быт. 32, 25). Почему повредилось именно бедро, какой в этом смысл?

Исав – это был человек, который твердо стоял на своих ногах. Это как Нимрод, который тоже твердо стоял на своих ногах. А вот мы, верующие, мы никогда не сможем твердо стоять на своих ногах. Не в том смысле, что мы часто выпиваем, конечно же, нет. Но в том смысле, что мы между небом и землей, наш град – это небесный Иерусалим, мы никогда не сможем так глубоко пустить корни, как это делают мирские люди, для которых интересы праха, глины, кирпичей дороже, чем рассуждение о душе, вечности, Боге, святости, смысле жизни. Верующий всегда неустойчив здесь, он чужой здесь, он странник и пришелец здесь. А что такое странник и пришелец? Если человек пройдет 100 километров, 200 километров, он уже хромает!

Я вот каждый год участвую в крестном ходе из Витебска в Смоленск. Мы идем на Одигитрию Божьей Матери Смоленской. У нас всегда выходит человек 150-200. На второй день: 50 человек пропало. На третий день – еще, значит, поредели ряды наши. А к последним дням хорошо, если 80 человек добирается до Смоленска. Не буду обманывать: я не иду, меня везут на машине. Но на каждой стоянке, где верующие останавливаются – за мной возят такой пластмассовый стул – так вот его ставят, и я провожу беседы. Я этот пластмассовый стул называю «Моисеево седалище». Мы его ставим и беседуем, чтобы хоть как-то поддержать паломников, это очень важно. У нас походная кухня едет… Но это тяжело! Это реально тяжело!

И Иаков после этого молитвенного борения будет хромать, всю жизнь будет хромать. Исцеление придет, конечно, но что-то останется. Это свидетельствует о том, что никогда – вот вы, женщины, послушайте! – никогда ваши верующие мужья не будут зарабатывать больше, чем соседи-безбожники! Почему? Потому что ваши мужья не воруют.

Ангел говорит с Иаковым: «И сказал [ему]: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт. 32, 26-28).

Вот здесь «боролся с Богом» – это не значит «боролся против Бога». То есть: ты был на стороне Бога. Но все-таки дилемма сложная существует: слово «Израиль» можно перевести и как «тот, который воюет на стороне Бога», и как «тот, который воюет против Бога». Ведь в чреслах Иакова – весь еврейский народ, и там не только двенадцать апостолов, там тысячи-тысячи раввинов, которые будут врагами христианства, миллионы евреев, которые каждое утро будут проклинать имя Иисуса Христа, читая 18-ть благословений известных! Один человек, и в нем столько всего!

Но борьба-то прекращается когда? Когда заря взошла! Когда Христос явится в этот мир, и сами иудеи уверуют через проповедь прока Божьего Илии и покаются перед Богом, потому что семя пророков неизбежно даст о себе знать. Итак, мы можем перевести слово «Израиль» и как «воин Божий», и как «воюющий с Богом».

«Спросил и Иаков, говоря: скажи [мне] имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? [оно чудно.] И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя» (Быт. 32, 29-30). Он видел действительно некое лицо, но чье это лицо? Если этот Ангел был Ангелом Хранителем Исава, то дальше мы этому найдем подтверждение.

Когда он встретит Исава – они же не виделись много лет! – он скажет: «Твое лицо как лицо Ангела!» Какого? Ну, того, который вот боролся. Или же доброту Исава, которая неожиданно проявится после борьбы, он воспримет как напоминание об этом событии. Здесь нет однозначного истолкования.

«И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя» И вот далее сказано очень интересно: «И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое» (Быт. 32, 31). «И взошло солнце» – это у нас написано. А дословный перевод будет: «И взошло ему солнце». Как это: ему взошло солнце? Что, ему персонально, что ли? Ну, солнце вообще-то для всех восходит! Как это понять?

А вот получается так, что помощь пришла тогда, когда он уже проигрывал эту молитвенную битву! И вот когда будут дни антихриста – это будут самые тяжелые дни! И когда мы будем думать, что уже проигрываем, неожиданно для нас, православных, взойдет Солнце правды – Христос явится. Ведь Сын Божий молился, чтобы сократились эти дни, дни годин и искушений! Если бы они не сократились бы, то ни одна...

 

 Читать всю лекцию >>

 





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/