Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

28.03.2012

"О страхе Божьем". Протоиерей Вячеслав Тулупов



 

Настоятель Михаило-Архангельской церкви, кандидат богословских наук,
протоиерей Вячеслав Тулупов


 

Братья и сестры! Сегодня я такую тему избрал для нашей беседы – о страхе Божием. Тема очень спасительная, как говорят в народе, потому что каждый с детства знает или с того момента, как он пришел к вере, что «Начало мудрости – страх Господень» (Пс.110,10). На самом деле: когда мы читаем Священное Писание, там очень часто говорится о страхе Божием. И Священное Писание, особенно Ветхий Завет, пронизано вот этим чувством – чувством благоговения, чувством трепета, страха Божьего перед Богом.

Но если мы начнем смотреть какое-то особое место – есть ли, уделено ли оно страху Божьему в Священном Писании? – то, в общем, не найдем какой-то отдельной главы или раздела. Хотя всегда говорится и подчеркивается в священных книгах, что страх Божий – это начало спасения. Да и конец спасения. Вообще, это то чувство, которым человек должен обладать, и если не обладает, то и спастись-то не сможет. Да и любому верующему православному человеку, наверное, не надо объяснять, что без этого чувства спасение невозможно.

Но, с другой стороны, чувства страха Божьего, и что это такое – вызывает иногда много вопросов. У людей неверующих однозначная реакция, когда им говорят о страхе Божьем, что это «попы придумали религию, а в религии они придумали инструменты запугивания людей, чтобы держать под контролем. И вот все, что страшного там, в религии есть: учение об аде, о смерти, о демонах – все это для того придумано, чтобы человека запугать, чтобы он пребывал в постоянном страхе, и лучше им командовать и руководить».

Конечно, это точка зрения людей, которые сами в Церкви не жили, духовной жизнью не занимались, и поэтому имеют представления очень странные и о религии, и о вере. А лучше сказать: если они такие, как, знаете, мы жили при советской власти, воинствующие атеисты, то есть которые хотят насадить свое атеистическое убеждение, то они начинают еще и приписывать больше религиозным людям того, чего нет. Так и чувство страха Божьего – они начинают приписывать то, что совершенно не подразумевается под чувством страха Божьего.

Сам страх Божий не подразумевает никакого угнетения, и никакого того страха, который мы испытываем в этой жизни. Это совершенно чистое религиозное духовное чувство, не имеющее никакого отношения к тем страхам, которые мы испытываем в этой жизни. И поэтому неудивительно, что нерелигиозные, недуховные люди, не испытавшие никаких духовных переживаний, жизнью с Богом не жившие, во Христе не обитавшие своей душой, не соприкасавшиеся с духовным, начинают сочинять, чего-то приписывать тому, чего сами не испытали.

И, конечно, у людей, живущих духовной жизнью, вызывает у одних возмущение, у других – улыбку, кода начинают говорить, что религия затравливает человека, вгоняет в какие-то рамки, что чувство страха Божьего – это инструмент в руках священников, которые им угнетают паству свою. Да нет. Мы знаем, что сами-то священники выходят из народа-то Божьего, и сами когда-то были несвященниками, и сами хотят душу свою спасти, и зачем это все придумывать? Тем более, Священное Писание, где так много говориться о страхе Божием, придумали-то вообще не те священники, которые сейчас живут! И Церкви как таковой, как она сейчас существует, тогда и не было! Поэтому те древние пророки, которые писали о Божьих откровениях, а в частности – о страхе Божием, совершенно не подразумевали какого-то угнетения через страх Божий верующих людей.

С другой стороны, ну, и даже перед каждым искренним православным человеком встает вопрос: «Вот часто я слышу, что надо жить со страхом Божиим, что надо молиться со страхом Божиим, что через страх Божий мы душу свою спасаем. А как надо бояться Бога?» И когда человек только начинает идти таким духовным путем, он начинает думать и сравнивать. А сравнивает он обычно с чем? Ну, конечно, с теми страхами, которые он испытал в жизни своей. Но, опять же, начинает понимать, что Бог-то – это Отец любящий, не может же быть этот страх, как страх перед бешеной собакой! Да, вот, идешь по улице, а она там бежит с пеной у рта. Страшно? Страшно еще как! Но это какой-то биологический нас охватывает страх за нашу жизнь.

А с Богом? С Богом, который нас спас, который нас любит – мы же не так должны Его бояться! Естественно, конечно не так! Священное Писание и не подразумевает этого животного страха перед Богом, потому что вообще религия христианства обращается к лучшим нашим чувствам, обращается к духу нашему, а не к плоти.

И тот страх, который мы испытываем часто на земле, он связан с нашими именно низшими чувствами, чувствами плоти. Посмотрите: чувство страха – оно свойственно всем людям, которые и не верят ни во что, атеистам! Да или верующим разных религий – все испытывают страх, кто его не испытывает, кто его может не испытать?

Но это страх не Божий. Это страх – инстинктивный, заложенный в нашу сущность для сохранения жизни. Если бы мы не боялись огня – мы бы все уже давно сгорели. Если бы мы не боялись отравиться, то мы давным-давно бы ели какую-нибудь плохую пищу, отравились бы.

Ну, в человеке вложен страх за сохранение своей жизни – это нормальное чувство! Даже на войне человек, когда хочет пожертвовать свою жизнь, отдать ее за родину, за ближних, все равно боится: он же не лезет, как безумный, там, под какую-то бомбежку – он, все же, выбирает! «Я готов погибнуть и за родину, и за детей своих, а веру свою, но я жизнь-то свою разумно отдать должен!»

Поэтому спроси у каждого героя, он тоже скажет: да, я испытывал страх на войне – это только безумный человек его может не испытывать! Но, опять, это все не Божьи страхи, и когда человек начинает идти путем духовной жизни, он все эти страхи, которые он пережил, начинает как бы перебирать в своем сознании, и думать: «Как мне бояться, ближе к какому стразу перед Богом?»

И, в конечном итоге, приходит к какому выводу, если он вообще начинает думать? Что «нет! Всё что-то не подходит!» И как Святые Отцы говорят: «Конечно, лучше всего, если аналогии брать, то брать нужно, наверное, из семейной жизни! Имеем мы мать, имеем отца: вот перед кем мы, наверное, должны вспоминать страх, когда начинаем думать, как нам бояться Бога!

Человек так устроен, что он, на самом деле, должен на что-то ориентироваться. Чтобы ему понять что-то в духовной жизни, он должен какие-то аналогии искать даже в миру и в нашей жизни. Ну как объяснить это человеку, когда он не испытывал ничего подобного и далек от всего этого? И святые многие говорят так: «Как человека можно наставить? Очень трудно его наставить в духовном пути и пересказать ему то, что человек святой испытывает!» Это – большая проблема!

И Священное Писание человек читает и говорит: «Понимаю, что написано, но не пойму, что!» И, поэтому, у нас есть толковники, которые нам растолковывают Священное Писание, Святые Отцы, которые всё это для нас растолковывают. А человек неверующий читает Священное Писание, говорит: «Ну, да, это какая-то историческая книга, где там Бог, где особая духовность – не видно!»

Не видно, потому что он и не ищет, и не чувствует, и не понимает эти духовные предметы, а аналогий у него никаких нет. И вообще он не хочет их изучать: тот, кто хочет изучить жизнь духовную и приобрести страх Божий, начинает искать примеры, аналогии. А он, человек недуховный, и он не хочет ничего знать.

И вот когда Святые Отцы учат, что такое страх Божий и как его чувствовать, как его приобретать, они тоже эти аналогии приводят. И вот чувство страха перед отцом, наверное, самое лучшее! Ведь помните, как Господь сказал в молитве: «Отче наш!» И обращался всегда, учил своих учеников-апостолов воспринимать Бога Отцом. Эт самая лучшая на свете аналогия! Никто так не любит сына, как мать и отец, ближайшие родственники, которые его породили и воспитали.

И поэтому эта аналогия с Богом, она, как бы, уместна! Конечно, как и говорили Святые Отцы, Бог наш, истинный Отец, Он нас любит так, как ни одна мать и ни один отец нас возлюбить не сможет, потому что и отец, и мать, как бы не любили нас, они – люди. И тоже срасти, грехи, падшая природа свойственна, им свойственна.

А Бог, наш сотворивший, породивший нас и духовно, и материально, Он нас любит такой любовью, которую трудно представить! И, поэтому, когда мы говорим о Нем как об Отце, мы должны, наверное, эти чувства к нашим ближайшим родственникам умножить, не знаю, в миллионы раз, только тогда можно что-то представить вот это отношение Бога Отца к нам. И поэтому, вот в свете этого, мы и должны рассматривать свои чувства к Богу, Богу Отцу.

И когда в Священном Писании говориться о страхе Божием, подразумевается именно это: самое святое чувство, которое только в нашем сердце есть по отношению к родителям – «любовь». И через любовь мы и боимся отца и мать, не потому что они, там, нас накажут, обругают, а, как бы, их чем-либо прогневить, в печаль какую-то погрузить – в быту это нам трудно представить, потому что даже и в детстве, когда нас любит папа и мама, все равно воспитывают как: нельзя без строгости, да? Поэтому у нас часто перемешано: «Люблю, но папа меня, там, за ухо взял, мама, там, меня, чего-то, ругала сильно…»

И какие-то негативные оттенки есть. Но если их убрать, а вы знаете, как папа-мама под старость немощные становятся, не ругают и ничего не делают – ты сам-то уже жизнь прожил, и чувства самые светлые к родителям, тогда ты понимаешь, что надо все это отбросить, когда тебя чего-то там воспитывали, выговаривали, но остаются самые хорошие чувства. Вот такое вот отношение к отцу и к матери, когда ты боишься их опечалить чем-либо – вот оно больше напоминает наше отношение к Отцу Богу, когда мы Его боимся.

Но если обратиться к Священному Писанию, а я, как раз, сегодня хотел обратиться к Священному Писанию, то мы увидим, что очень многие разные аспекты этого чувства страха Божьего затрагиваются именно там. И, предварительно сказав, как надо понимать страх Божий в свете Священного Писания, можно обратиться конкретно к цитатам, чтобы не быть голословным, чтобы нам посмотреть, как Священное Писание говорит о страхе Божьем, что под этим подразумевается, и как нас учат приобрести в сердце страх Божий, то великое чувство, без которого невозможно просто спастись!

Вот в Священном Писании пророк Исаия говорит: «Господа Саваофа - Его чтите свято, и Он - страх ваш, и Он - трепет ваш!» (Ис. 8, 13). Вот видите! При отношении как к Отцу своему, как к создателю, к Богу, который на всё готов ради тебя, ради человека, наше должно быть к Нему чувство очень серьезным, чувством святым! И вот то, что мы иногда допускаем по отношению к матери, к отцу, какие-то вольности-фривольности и тому подобное, по отношению к Богу – просто недопустимы!

Мы и так находимся в таком расслабленном состоянии, в таком разделенном состоянии, что в этих святых отношениях к Богу – ничего этого допустимо быть не может, чего мы допускаем даже и в миру, и в семье. Даже к своим самым близким родственникам. Если серьезно относиться к Богу – а как же серьезно не относиться, если это Творец, нас создавший, от Которого вся наша судьба зависит и вечность! Так вот, Его надо чтить свято, то есть когда мы служим Богу, Его надо чтить свято. То есть когда мы служим Богу, чтим Его, у нас ничего в голове, в сознании и в душе не должно быть, кроме святых чувств.

Поэтому святые говорили: «Предстаешь пред Богом – предстань в трепете и страхе!» Все выбрось из головы, все заботы! Многие святые приводили такие примеры: «Вот тебя поставь сейчас перед императором, от которого у тебя судьба зависит вообще, а он может сделать с тобой все, что угодно, а ты будешь смотреть вправо, влево, сморкаться, смеяться и тому подобное…».

Да нет! Ты будешь каждый взгляд, каждое слово ловить! Вот это наше отношение к начальникам и большим начальникам… Ну а к Богу ты как будешь относиться? Если взять наше предстояние перед Богом на молитве, в храме ли, на своей молитве в душе – часто бывает именно легкомысленное отношение! То есть мы сживаемся с чувством, что к Богу обратиться мы сможем всегда, когда угодно! Поэтому и чихаем, и сморкаемся, и вправо-влево смотрим и тому подобное.

И вот этого чувство страха и трепета почти не бывает! Даже у людей, которые давно в христианстве, давно поверили! И когда человек взор обратит на свой приход к христианству, он говорит: так я страха-то Божьего больше имел! Наоборот, у меня был какой-то трепет перед Богом, перед святынями, перед храмом. Да, свойственные человеческому роду. Вот говорят иногда «быт засасывает» – вот так нас и церковная жизнь засасывает. Это когда человек все самое святое начинает воспринимать, как обыденность. И даже свое предстояние и служение Богу начинает иногда воспринимать, как нечто само собой разумеющееся.

Вот, например, к царю, к императору нашему, президенту ты просто так не попадешь! Захоти – не попадешь! Тебя наверняка не пустят! Что ты только не сделай он тебе и минуты не уделит. А с Богом мы привыкаем: в любую минуту, в любое мгновение мы можем перед Ним предстать, говорить с Ним, с Богом, можем о чем угодно и сколько угодно. И такая привычка у нас становится, знаете, что мы даже не отдаем отчета, насколько великий дар этого общения с Богом мы имеем, и к чему мы допущены! И начинаем благоговение потихоньку терять.

Более того, сейчас бы это было бы даже странно, если самому великому какому-то чиновнику, какому-то министру сказали: «Знаешь, там тебя президент зовет». А он бы сказал: «Да ладно, пускай подождет! Некогда мне, у меня дела». Или: «Скажите, приду через час!» Да даже в голову не придет! Человек потеряет все сразу, чего он достигал, там, десятилетиями. А к Богу мы такое, примерно, отношение и имеем! Помолиться? – Да не хочется! Да завтра, да послезавтра! Подожди, Господи, вот сейчас освобожусь, там, то каких-то важных дел, и с Тобой поговорю.

Я, конечно, сейчас допускаю выражения немножко резкие, но по сути дела это ведь так! И поэтому вот эти слова прока Исаии: «Господа Саваофа - Его чтите свято» – это слова-то по отношении к каждому! Эти слова должны быть написаны в нашем сознании! И смотрите, какие он серьезные вещи говорит: «Он - страх ваш, и Он - трепет ваш!» Вот Он ваш Отец, Он – любвеобильный Отец, а, с другой стороны, Он – ваш страх! Представьте себе Бога, который вызывает страх и трепет! И, конечно, не тот страх и трепет патологический, биологический! Это духовный страх, необыкновенный страх – о нем и передать-то трудно, потому что те люди святые, которые ощущали этот страх и трепет, они потом говорили, что передать-то это невозможно, это надо ощутить, к этому надо приблизиться! Приблизиться можно и ощутить можно для того, кто хочет. Кто не хочет – все непонятно, все что-то не так… Потому что человек и шага не делает на пути спасения! А когда человек делает, он понимает, что такое Бог, он воспринимает Его.

Но что интересно, видите, как говорит пророк Исаия: «Он – ваш страх, Он – ваш трепет». И не вызывает это никакого негативного в душе оттенка! Не говорит пророк о том, что это чувство надо изгнать – наоборот! Он говорит, что это страх, но страх-то Божий! И тот человек, который хоть немножко испытал благоговение перед Богом, трепет Божественный, говорит: «Так хорошо, что хочется постоянно находиться в этом страхе!»

Вот если мы читаем Святых Отцов, они говорят: «Потерял страх Божий человек», или про себя там кто-то пишет, какой-то великий, может, святой: «Вот, стал более легкомысленным! А как было хорошо, когда страх имел!» То есть, понимаете, люди, живущие духовной жизнью и испытывающие страх не перед бешеными собаками или злыми людьми, а перед Богом, они говорят: «Великолепное чувство! Необыкновенное чувство!» Вот именно, что «святое чувство»! Пророк-то, видите, что говорит: «Чтите Его свято, Он – страх ваш!»

То есть когда тебя охватывает чувство страха и трепета перед Богом, ты освящаешься, и ты начинаешь Его чтить именно свято! Видите, какой знак равенства между святостью и страхом и трепетом! То есть с одной стороны ты в блаженном состоянии, в чистом состоянии, в святом состоянии, а с другой стороны – ты в трепете и в страхе! А без трепета и страха, по сути дела, и невозможно в состояние святости и блаженства прийти! По сути дела – это и на высших степенях святости, и на низших!

Посмотрите, ведь как мы обращаемся к Богу и первые наши шаги! Страх-то ведь существует! От чего вообще начинается приход в христианство? Человек начинает думать: умру, да? Что там дальше будет? Начинает задумываться о смерти, и становится страшно за себя! Умирают родственники, друзья, знакомые, папа, мама, которых любил, и думаешь: ужас-то какой! И со мной так будет!

Или всякие невзгоды в жизни – повороты судьбы так иногда бьют, что думаешь: как дальше-то жить? Страшным становится собственное существование, начинаешь искать опоры какой-то, и видишь, что ничего в мире такой опоры не даст, как Бог, который тебя создал и тебя тут поддерживает! И через такие страхи, может быть жизненные, приходишь постепенно ко спасению, к мысли о спасении, о Боге. И потом приходишь к этому святому чувству страха. Понимаешь в свете страха Божьего, что все эти страхи мирские – да ничто не значат!

По-сути дела страх Божий прогоняет весь страх другой, мирской, плотянной! Мы состоим из души, духа и плоти. Вот когда дух охватывает сердцевину природы человеческой, страх охватывает Божественный, то человек уже за плоть свою, за свою жизнь мирскую не боится. Потому что он понимает, что Бог бережет его, что все по-Божьему будет, ты только чти Его святость, служи Ему, Богу, и Бог о тебе позаботится так, как никто о тебе не заботился! Сам о себе так не позаботишься!

И, поэтому, какие бы страхи не охватывали человека в жизни, они охватывают его только из-за того, что в нем еще нет истинного страха Божьего. Так многие святые и писали: «Бойся только Бога, ничего другого не бойся!» А бесы, духи злобы, хотят наоборот, чтобы мы много чего боялись тут, на земле! Единственное, чего не надо бояться – Бога! И, по сути дела, смотрите, чего они сейчас достигли на земле! Человечество боится чего только угодно! Если вы сейчас в магазин какой-нибудь мирской придете, там целые полки литературы стоят: избавление от такого-то страха, от сякого-то страха, всякие лечения неврозов, которые возникли от страхов. Но вы не найдете ни одной книжки, говорящей о страхе Божием.

И по сути дела, если любого человека взять, пальцем в него ткнуть, в толпу огромную, в нем страха столько будет, у этого человека! Да это и естественно! Мы живем в мире, который отнюдь неблагополучен, который болеет многими болезнями, и мы болеем этими болезнями, и душевными, и психологическими, и материальными. И вообще все наше общество болеет, все разлагается – как тут не бояться? И за себя, и за детей, и за родственников и вообще за весь мир, за все общество! Но исцелить это все может только страх Божественный! А общество и мир об этом не думает.

Все силы зла направлены на вытравливание страха Божьего не только из отдельного сознания отдельного человека, а вообще всего человечества. Бойтесь всего, чего угодно, только не Бога! Когда мы говорим: «Мир погрузился во тьму», бесы, можно сказать, ходят между нами и такое здесь позволяется, что тысячелетиями люди об этом не говорили, все это было не то, что темами для разговоров – всё это железом выжигалось, всякая гадость в человечестве, вот сейчас вся эта гадость показывается, она рекламируется, она вкладывается детям чуть не с колыбели. А страха Божьего – нет! О Божьем страхе, что за все это надо потом будет ответ отдать перед Богом, об том не говорится!

Так понятно, почему и для чего! Если человек будет бояться о себе, о своей судьбе, о своей личной участи, тогда он не будет грешить, он не будет заниматься всеми этими гадостями, которые рекламируют. Поэтому без четкого понимания человек боится Бога, общество боится Бога, даже таким низшим страхом, очень примитивным, значит, не будет грешить! Значит, в ад не пойдет – он не наполнится! Этому все бесовские силы, через все эти СМИ, через то, что мы видим всякие шоу и тому подобное – они направляют людей про пути именно от Бога, от страза Божьего, чтобы ничего не напоминало о Боге, или, тем более, о страхе перед Богом!

И поэтому знаете, и на западе особенно, да и у нас внедряется, такое представление о Боге, что если ты хочешь верить – верь! Бог вот такой добренький, который как Дед Мороз, который подарки будет раздавать на том свете, что он помилует всех, он же добрый, да? Он же не злой! Ну, какие тут пороки? Какие грехи? Мы так вот тут мелочью занимаемся, за это нас Бог не осудит! И такое легкомысленное отношение: говоришь со многими людьми, которые называют себя верующими и православными, а страха Божьего нет! Это все там, в церкви выдумали, монахи, попы всякие там, чтобы запугать или удержать людей. А надо, по сути говоря, хоть и не прямо: пей, ешь и веселись! А Бог – Он же добрый, Он же помилует!

И вот это чувство вытравливания ответственности перед Богом, страха перед ним, чувства благоговения – оно повсеместно! Да и мир никогда бы окончательно не рухнул бы, и антихрист никогда бы не пришел, если бы люди боялись Бога!

Конечно, как мы говорим, бояться Его можно по-разному. С одной стороны, очень просто бояться, что помрешь, а потом предстанешь на Суд Божий, а тебя Господь определит в бездну адскую. Как святые говорят, это страх, знаете, человека-раба, который боится наказания.

Есть, как известно, страх перед Богом наемника, который боится, что начальник накажет. С другой стороны страх есть сыновний, как говорят святые, когда как сын боится Бога. Разные есть вот эти степени страха, но суть-то одна – это предстояние перед Богом, перед Отцом своим, и ответственность перед Ним! У одних это восприятие Бога именно как какого-то Начальника, у других – как Надзирателя некоего, Судьи. Другие уже на высших степенях только как Отца его воспринимают, как и нужно нам. Но всё равно это чувство ответственности! И чувство, что будет воздаяние за всё то, что ты сделал на земле, Без этого невозможно иметь хоть какой-то страх в себе. Пускай не высшую, пускай низшую.

Вот еще цитата из Священного Писания из пророка Исаии, 2 глава 19 стих. Он пишет: «Вот будет такой страх, – имеется в виду именно страшное пришествие Бога, – И люди войдут в расселины скал и в пропасти земли от страха Господа и от славы Его величия, когда Он восстанет сокрушить землю» Пророк примерно говорит: «Как надо бояться Бога? А вот так!» и показывает страх перед Богом тех людей, которые увидят страшное пришествие Христово. Святые говорят, что «мы знаем пришествие Господа, которое описано евангелистами, когда Он пришел в смиренном виде – Его и бояться-то никто не боялся! Наоборот: надсмехались, гнали, распяли. А будет и Второе Пришествие, мы об этом тоже знаем, и там Бог придет как именно грозный Властитель мира, как Творец этого мира, как Судья этого мира!» И вот тогда все люди восстанут и увидят Его, кого они гнали. А те, которые еще живы будут, когда это все начнется на нашей земле, они будут желать уйти в землю, в скалы, то есть спрятаться так, чтобы не видеть этого пришествия Бога.

Представляете, когда описывают служение ангелов Богу Саваофу, описывают его в Священном Писании, то говорят, что ангелы, архангелы, серафимы глаза свои закрывают, чтобы не взирать на славу Божию! Они, великие духи, чистейшие духи в трепете предстоят перед Богом! Он не бояться Бога как какого-то судью, они сами святы все, они настолько укоренились в добре, что Бог их никогда судить не будет, их судить не за что, они никогда не согрешат уже! Но они в трепете предстоят перед Богом! В святом трепете и страхе даже взирать на Бога не могут, на славу Его!

И вот в таком трепете и страхе люди увидят пришествие Бога на землю. И Исаия пророк описывает это. Поэтому и святые говорят: «Когда ты хочешь проникнуться страхом Божьим, ты представляешь и смерть свою, и суд Божий – представляй и Второе Его пришествие вот это страшное, когда воздымится вся земля, воспылает огнем, все тут будет сожжено, земли, весь грех земли и человечества.

Вот еще одна цитата из Священного Писания, псалом 118, стих 1206 «трепещет от страха Твоего плоть моя, и судов Твоих я убоюся» Это пишет псалмопевец Давид. Видите, этот святой человек, один из самых святых людей, пророк Давид, который, вы знаете, написал Псалтирь, Книгу псалмов – это самые выдающиеся молитвы! – он говорит, когда молится Богу, что от страха Твоего, Бог, плоть даже моя трепещет! Ведь плоть наша и дух наш – спаяны. Ведь человек состоит из плоти, из духа. Так вот, этот трепет духовный даже переходит на плоть человека, она даже трепещет!

Макарий Великий, великий такой святой, вы знаете, он был учителем множества монахов египетских в древности. И иногда он их собирал, выходил перед ними и проповедовал. И вот однажды он так вышел, слово назидания им сказал – они смотрели на него, все монахи, как на ангела Божьего. И сам он от благодати Божией сиял. И однажды его спросили: «Почему ты постишься ли, не постишься ли – все время какой-то сухой, истонченный плотью? Никогда ты не поправляешься, все ты в каком-то таком сухом состоянии?» И он ответил: «Потому что я всегда нахожусь в страхе Божьем. И страх Божий, как бы, плоть мою поедает!». Понимаете?

Это живой пример слов пророка Давида: «Трепещет от страха Твоего плоть моя!» То есть святые, даже когда питались хорошо, настолько их переживания были сильными, этот трепет духовный, что он даже передавался на плоть их! Он, как бы поедал, в хорошем смысле слова, конечно, в святом смысле, плоть их. Да и есть-то они не могли много, потому что часто, понимаете ли, читаем Святых Отцов – там же говориться, почему есть надо умеренно. Потому что как только переел, плоть-то начинает не утончаться, а, наоборот, утолщаться. И вот эта плоть уже не дает духовные чувства переживать трепетно – каждый из нас это знает: после еды человека тянет куда? В сон! Даже поработать-то чисто по-мирски невозможно! И в древности, когда не было у нас такой цивилизации как сейчас, человек работал в поле, поел – спал два-три часа. Даже в городах все эти магазины-лавки не на обед закрывались на пол часа, на час, как сейчас, а на два, на три часа! В час закрылись – в пять открываются. Почему? Все купцы, все лавочники пошли спать. Нормальное дело. Потому что тот, кто много ест, а они, все же, работали, работящие были: поесть надо? Надо! Но потом эту пищу переварить надо.

Недавно ученые провели такой опыт: двух охотничьих собак накормили мясом. Одной дали спать лечь, а другую на охоту взяли. Через два-три часа или через четыре после этой охоты эту собаку, ну, ученые для опыта даже собаками жертвуют, убили, вскрыли. И весь кусок мяса, который она проглотила, в целости лежал в желудке у этой собаки, совершенно непереваренный. А ту собаку, которая спала, тоже убили и тоже вскрыли – желудок пустой, все переварено за те же четыре часа.

То есть создания Божие, состоящее из плоти, могут заниматься чем-то одним. Хорошо, если ты поел, значит надо все это переварить, значит надо отдохнуть в спокойном состоянии. Если будешь бегать-прыгать, как эта охотничья собака, все это в желудке так и будет. Поэтому после еды надо отдохнуть, ничем особенным не заниматься, ни умственной и ни физической деятельностью, иначе невозможно.

Так вот в духовном плане примерно то же самое. Все это усиленное питание от духовности отдаляет. Каждый христианин на опыте знает: после сытного обеда помолиться хорошо не получается никак. Мы здесь в падшем состоянии находимся, и плоть имеет очень сильное влияние на дух. Вот у Адама и Евы такого не было, такой утолщенной плоти, и такого влияния на душу тоже не было. Но так как человек согрешил, отпал от Бога – этот плотяной, плотский элемент стал очень сильным, и его влияние на душу стало очень сильным. Поэтому все эти сытные обеды не располагают к духовному деланию. Поэтому у святых был такой порядок, да и сейчас все так же. У старца Паисия Афонского читаешь: первое вкушение пищи в три часа дня. То есть все сделал, помолился, дела переделал – немножко вкусил, отдохнул. И бодро будешь себя чувствовать.

Более того, когда пишут о святых, о их жизни, ну, о древних мы, может быть, мало сведений имеем. Вот сейчас на Афоне очень много святых людей, много их жизнеописаний мы читаем: едят все ну минимальные дозы! Работают неимоверно много, живут долго, болеют мало и умирают энергичными людьми. Вывод, который можно сделать их жизни этих духовных людей, и вывод даже из медицинских исследований: для поддержания жизни человеку надо очень мало еды. Пока он еще растет, дети, там, их надо, может быть, и поусиленней питать. А потом человеку, как и в древности, говорили, как и сейчас говорят: питаться надо – вот с кулачок. Это размер желудка каждого человека. Или вот так ладошки подставить, ученые говорят – вот это примерно нормальный размер желудка человека. И пищи ему хватает для жизнедеятельности нормальной – умещающейся в этой ладошке.

Все что сверх – человек просто не воспринимает, он просто ее перерабатывает, как машина, и выкидывает. Но желудок – растягивается. И растягивается почти до 10 литров! Как ведро! Ну, вы видели таких огромных мужчин, пузатых, пивом они надуются – 10 литров могут. И смотришь: идет человек, а у него вот такой вот размер живота! То есть вполне ведро может в себя влить! А это от тренировки зависит: если постоянно есть, все время увеличивая размеры, можно огромный желудок себе завести. Но опасность в том, что чтобы потом чувство сытости поиметь, надо будет все время 10 литров потреблять. Поэтому потом очень трудно его привести в норму.

Ну, вот Великим постом – первые два-три дня есть вообще нельзя по уставу. Если кто-нибудь когда-нибудь так постился: два дня не ел, то на третий – даже сухарик как-то не очень идет. А яблочко съел и думаешь: все, объелся! И если это сохранить, то так и будешь сухариком или яблочком питаться. Но почему-то мысль приходит, что нужно еще один сухарик съесть, и еще одно яблочко. И понеслось опять до следующего поста.

Все это я говорю к чему? Что вот эти слова: «Трепещет от страха плоть моя» и вот этот пример Макария Великого – четко показывают, что люди, занимающиеся духовной жизнью, умеренно питающиеся, находятся в таком духовном и трепетном состоянии, что и плоть их переживает духовное состояние. И мы видим: когда, например, описывается, как святые сияли необыкновенным Божественным светом, что действием благодати Божией, страха Божьего – этого трепетного чувства перед Богом, человек начинал сам воспринимать черты духовности и подобия Божьего.

Мы же – богоподобные люди, вы знаете, созданы по образу и подобию Божьему. И поэтому каждый человек в раю, например, Адам и Ева или святые, которые достигают совершенства на земле, они начинают богоподобными чертами обладать, даже через плоть видно это, как вот помните, Господь наш преобразился перед учениками на горе Фаворской, Божественный свет Его осиял? Так и многие святые люди, достигнув через страх Божий вот этой святости, начинают через плоть, как бы, не то, что специально сами показывать, но через их плоть сама благодать начинает просияевать. Но не через тучную плоть, а именно утонченную молитвой, постом, чувством страха Божьего.

Еще одну хочу вам привести цитату из Священного Писания. Пророк Иов говорит: «Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас?» (Иов. 13, 11) помните, ведь Иова часто отговаривали, что вот он страдает понапрасну, что как-то страдание это надо облегчить. Ему даже сказали: «Похули Имя Божие, чтобы тебе хоть умереть, чтобы тебя Господь наказал. Лучше тебе умереть, чем переносить все эти страдания!» В ответ на это он говорит: «Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас?» То есть вот эти все слова, которые в скорби могут возникнуть: «Отчего, почему это со мной случилось? Да что это происходит? Что я, хуже всех? Почему мне доля такая досталась, этот удар судьбы? Или скорбь, или болезнь?» – они происходят оттого, что страха в человеке нет перед Богом, и не устрашает человека величие Божие.

То есть Иов воспринимал все свои страдания и скорби, которые его посетили от Бога, за некое доброе дело, происходящее от Бога, его Отца. Он четко говорит, что от Бога не может ничего плохого случиться с человеком! А если чего-то и случается, как человеку кажется, плохого – болезни, страдания какие-то выпадают, то по какому-то промыслу Божьему, по воле Божьей, в конечном итоге, переходящем в добро. То есть Бог – велик, Бог – свят! И со своим созданием, человеком, Он только так Себя и ведет! Свято и подобно великому Отцу. И поэтому если что-то плохо в моей жизни – так нужно! Да, надо перестрадать, надо перетерпеть! Потом все это откроется! Но начинать возмущаться, роптать, кричать, более того, хулить Бога – нельзя!

А как мы часто в жизни встречаем такие вот случаи! Ну, может, у мало верующих людей или вообще неверующих – там первый крик: «За что, почему, отчего?» иногда встречаешь людей неверующих, «А почему ты не веришь?» – спрашиваешь. И начинается рассказ примерно такой: что-то у человека случилось плохое, вот он Богу молился, там, например, умирал муж или жена, и Бог не послушал, и муж или жена все равно умер или умерла. Все! Бога – нет! А если Он есть. То Он – плохой! И не хочу я с Ним иметь никаких отношений и вообще верить в Него не хочу!

Отчего это происходит? Человек не понимает Бога, не понимает Его величия, не понимает свое место в мире. То есть у человека в голове полный разлад. То есть на месте Бога сам он, человек, его интересы. И Бога он не хочет видеть и вообще ничего не хочет знать. Бог у него должен как золотая рыбка быть на побегушках. Вот ему, человеку, что-то надо – Ты должен исполнить! Не исполнил? Ты – плохой! И вообще, если Ты не исполнил самое-самое, что я у Тебя просил – все, Ты мне больше не нужен, и знать Тебя не знаю!

С одной стороны, какие-то детские отношения, да? Похоже на поведение ребенка! Идешь иногда по улице, чего-то мальчик захотел – купи мне! А мама ему говорит: нет, денег нет, не куплю! Ах, так? Все, я знать тебя не знаю, я от тебя ухожу! И идет куда-то в сторону. Мама стоит, смеется. За угол зашел и плачет. Вот то же самое, примерно, происходит и с человеком. Но человек этого не понимает. Да, нельзя тебе это! Ты должен заболеть, ты не должен сейчас быть здоровым! Будешь здоровым – станешь каким-нибудь наркоманом или алкоголиком и пойдешь в ад! А так вот ты заболел, через полгода покаешься, придешь к Богу, причастишься и помрешь. И пойдешь в рай.

И поэтому человек, по слову Иова, который видит величие Божие и которого вот эта премудрость Божия, величие Его устрашает, устрашает до такой степени, что он никогда не скажет: «Господи! Да зачем, да почему?» Он скажет: «Господи, все знаю! Что только ко благу все происходит в этом мире! И все – по волей Твоей во всем мире, и со мной – в частности!»

Еще одна интересная цитата. В Книге Исход в 20-ой главе в 20 стихе, это речь идет о том, как Моисей обращается к еврейскому народу, которого выводит из пустыни к Земле Обетованной, он говорит народу...

 

 Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/