Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

07.03.2012

«Православная семья». Протоиерей Борис Можаев

 

Настоятель храма Ахтырской иконы Божией Матери
Отец Борис Можаев


 

Здравствуйте, братья и сестры! Тема «Православная семья» для меня тема непростая. Почему? Во-первых, святые отцы, как правило, писали о жизни аскетической, о жизни монашеской, а вопросов семьи касались относительно немного. Во-вторых, время изменилось, и изменилось очень существенно.
С одной стороны, семьдесят лет безбожного времени, когда семья переменилась совершенно, образовались совершенно другие устои. С другой стороны, пытаться ли возвращаться к тому, что было когда-то, и, вообще, возможно ли вернуться? Ну, как говорят, что «в одну реку нельзя войти дважды»?
Наиболее пишущие, наиболее служащие из священнослужителей – это, как правило, монашествующие. Но, вот, однажды мне рассказывали, как в Академии учащиеся начали очень крепко спорить насчет того, какая должны быть на самом деле семья. И особенно активно спорили учащиеся уже постриженные, монахи. И ещё неженатые. Среди них был и один молодой священник, который уже женился. И он сказал: «Братья! Отцы! Монахи! Лучше на тему о семье не рассуждайте очень долго! Вы, не имеющие семьи, лучше сейчас набирайтесь опыта и думайте!»
То есть вопрос стоит о том, что одни имеют теоретические представления о семейной жизни – это монахи. Есть духовники – я таких знаю! – которые имеют особую благодать хорошо судить, говорить, помогать в вопросах семьи.
Вот к одному такому духовнику, архимандриту, настоятелю монастыря пришел один его духовный сын – будущий священник. Пришел со своей невестой получить благословение на совместную жизнь: в скором времени уже венчание, потом рукоположение и так далее... И к батюшке у меня резко прибавилось уважения, когда я узнал, чем он завершил свое напутствие тем, что сказал: «Мне пришлось однажды быть какое-то время на свадьбе, и там один из гостей поздравил молодых, произнеся следующее поздравление. Оно было не на русском языке, но мне его перевили, и оно мне очень понравилось! Я передаю это поздравление и вам: «Желаю вам, чтобы ваши головы до конца ваших дней лежали на одной подушке»!
Понимаете, когда это говорит монах, причем монах, многого достигший – настоятель монастыря, архимандрит – то у меня к нему возникает глубокое уважение!
Потому что когда человек-постриженик начинает своими аскетическими представлениями, монашескими представлениями учить, как жить в семье, то ничего путного не выходит! А, к сожалению, с этим встречаешься практически постоянно. Вы знаете, я вот недавно подхожу к одному храму, а на паперти стоит один мой знакомый батюшка, и с ним там беседует одна пожилая женщина.
И он говорит, обращаясь ко мне: «Отец Борис! Вот ко мне подошла сейчас женщина, и рассказывает, что её дочка влюбилась, крепко влюбилась. Но – безответно. Пошла в Лавру на исповедь, а ей там сказали: «На отчитку иди!»
Ну, понимаете? Что, влюбленность – это одержимость!? Что, беса гонять надо!? Кто из молодых людей обошел этот момент безответной любви? Мы выбираем, нас выбирают – процесс-то идет! И вот тот человек, который сказал: «На отчитку!» - у меня такое впечатление, что он лет с шести в монастырь пришел. Он девушек видел-то только с паперти, только с амвона, простите меня, никогда не влюблялся, а теперь он судит!
Поэтому это вопрос достаточно трудный, где, на мой взгляд, достаточно трудно найти какие-то советы. И то, что я вам сейчас стану говорить, будет, в целом, ссылаться на мнение какого-нибудь православного авторитета. А, в остальном же, в немалой степени, это будут мои выводы из житейских наблюдений, из конкретных историй семей, и так далее.
Начнем.
У меня есть такой приятель, хороший ученый, у которого есть одна фразочка любимая: «Нет ничего практичнее, чем хорошая теория!» И нет ничего лучше теории, чем Библия. Начнем с того, что когда Господь создал человека, то через некоторое время все свои другие творения просмотрев, Он сказал, что нет помощника для человека, и создадим-ка Мы помощника, достойного его! И сотворил женщину.
Много раз я задавал вопросы молодежной аудитории, где находились юноши и девушки, ещё не имеющие семей. Я спрашивал у юношей: «Вот если бы вам нужен был какой-то помощник в работе, кого бы вы выбрали: мужчину или женщину?»
Подавляющее большинство юношей говорило, что, конечно, мужчину. Иногда кто-то говорил: «Это – смотря какую работу».
Логично, кажется. Хотя на самом деле разберемся. Давайте посмотрим, чисто женские профессии. Если мы возьмем поваров, то большинство работающих у плиты людей – это женщины. А вот вопрос: а шеф-повары в самых лучших ресторанах – это кто? Правильно, мужчины! А ставят туда что, самого плохого или среднего повара? Ставят самого лучшего! Значит, получается, что из огромного количества женщин и совсем небольшого количества поваров-мужчин лучшими оказываются мужчины!
Портные. Обычно швеи, закройщицы, модельеры и так далее – это женщины. Но возьмем лучших кутюрье, имеющих свои дома мод и так далее – кто там? Опять-таки мужчины!
Совсем, казалось бы, женская профессия – женский парикмахер. Я в своей жизни ни разу не видел мужчину, работающего в женской парикмахерской! Но посмотрите конкурсы мастеров женских причесок, кто там побеждает!? Сколько я не видел, не читал об этих результатах – побеждают мужчины!
Получается, что в любом деле, за которое мужчина берется, даже если это, казалось бы, и женская профессия, ему обеспечена победа.
Возьмем педагогику. Кто преимущественно учителя в начальных школах, средних школах и так далее? И возьмем лучших педагогов даже нашего с вами недавнего времени! Опять мы увидим, что это мужчины. Попробуйте вспомнить свои школьные времена. У меня двое сыновей, и когда я вспоминаю лучших педагогов, с которыми сталкивался сам, жена моя, дети мои – это были мужчины. Хорошие педагоги-женщины есть, но прекрасные педагоги – это, всё-таки, мужчины.
И вот получается – что же Господь сделал? Надо сотворить помощника для мужчины, а Он сотворил женщину! Хотя, казалось бы.… И отсюда возникает вопрос: а помощницу-то в чём? Вот на этот вопрос, насколько я могу судить по литературе, Католическая и Протестантская церковь ответила: «Помощницу в деторождении». И всё. С чем я не могу согласиться!
Почему? Если мы попробуем внимательно посмотреть биографии знаменитых людей, то в подавляющем числе случаев за этой знаменитостью мы увидим женщину! Когда-то я говорил так: «Реже – мама, чаще – жена!» Теперь же, со временем, у меня появилось предположение, что вначале мама, а потом уже жена. Вот это – две женщины, которые делают мужчину, которые делают его тем, кем он становится. И только благодаря им он добивается того, чего он добился. Они – те самые помощницы в том, чтобы, в конце концов, мужчина состоялся, чтобы он сделался мужчиной.
И, с другой стороны, если увидишь мужчину – совершенную размазню, совершенно никакого (бывает так: диван, газета и телевизор, и больше ничего) – если посмотреть на него, то за ними опять стоят женщины! Определенного склада.
И когда начинаешь выяснять, начинаешь по предположению разбираться, что за характер у жены, у мамы – а нередко до жены и не доходит, только у мамы – то понимаешь, что такой мужчина так и останется одиноким, потому что он не может создать семью, потому что он не мужчина по своему характеру. И тогда становится видно, что роль женщины не в том, чтобы помогать чисто в каких-то хозяйственных, административных, политических делах, и так далее, а совершенно в другом!
В чем же? В чем же женщина сильнее, чем мужчина? В понимании этого, наверное, мне помогла моя профессия. Я по образованию врач – 26 лет отработал в медицине. И жена у меня по образованию тоже врач. И вот она занимается электрофизиологией – изучением биотоков сердца и головного мозга.
И есть такое исследование – электроэнцефалография. И вот при проведении этой электроэнцефалографии было обнаружено, что у одних людей более активно действует правое полушарие мозга, у других – левое. Причем если мы будем разбирать, то функции головного мозга в двух полушарии в немалой степени дублируются! Одно полушарие – это левая рука, другое полушарие – правое! Одно – левая нога, другое правое. Одно полушарие отвечает за чувствительность одной половины тела, другое – за другой. И, таким образом, невропатолог, изучая, какие функции выпали, точно локализует, в каком участке мозга имеется нарушение кровообращения.
Так вот, есть две функции, которые точно не дублируются: одно полушарие отвечает преимущественно за рассудочную деятельность, за умственную, а другое – преимущественно за эмоции. И оказалось, что у женщин значительно активнее действует полушарие, отвечающее за эмоции, за чувства, а у мужчин – за разум.
У каждого – своё преимущество! Мужчина – более рассудителен, более толков. Приведу такой пример: Когда говорят о женщине в математике, то приводят в пример Софью Ковалевскую. Была такая в 19 веке женщина, очень эмансипированная женщина, вступила в фиктивный брак, ушла из семьи, и так далее. И не так давно я случайно слышал выступление одного известного математика, много достигшего. И он говорит, что если взять работы Софьи Ковалевской – одной из лучших женщин-математиков – то это средние работы, работы среднего мужчины-математика.
То есть те вершины, которые достигали женщины в математике, это, в общем-то говоря, средний мужской уровень. А тех вершин, которых достигает мужчина, женщина здесь достичь не сможет.
С другой стороны – чувства, эмоции…. И в чем же это выражается? Ну, во-первых, можно ли познать Бога разумом? Профессор Осипов написал книгу «Путь разума в поисках Бога». Путь разума очень трудный, очень замысловатый! Когда говорят о Рождестве Христовом, то приводят пример, как разные люди шли к Господу, к яслям, в которых Он возлежал. Первые были пастухи, люди простые, люди необразованные, неграмотные. Явились к ним ангелы и сказали: «Вот, Господь родился, Господь воплотился, идите, поклонитесь!» - они пришли тут же, поклонились. А были волхвы, которые высчитали, Кто должен родиться, и они знали, какие приметы должны быть. Появляется звезда – они высчитали! – не ангелы им сообщили, а разумом своим, чтением, наблюдением, что Господь родился! И они за этой звездой пошли. Шли-шли, долго шли, не как пастухи. Приходят в Иерусалим, а звезда – пропала! Потеряли путь! У людей спрашивать стали, с коллегами симпозиум устроили, ну им подсказали, что вот так-то и так-то. Вышли туда, куда им сказали – «в Вифлеем идите!» – и звезда опять появилась! И она их приводит, пришли.
Долгий путь, трудный путь – это путь разума в поисках Бога. Вот – один из таких примеров.
Так вот, собственно говоря, смотрите, а кто остался на Голгофе? Один мужчина, апостол любви (а любят сердцем, а не мозгом), и женщины. Кто остался в Церкви в советские времена? Один из епископов, по-моему, сказал: «Белые платочки спасли Церковь!» Мужчины – не смогли. Почему? Потому что разум – ненадежная штука!
Смотрите, какая прочность и стойкость у эмоций, у чувства! Сходите в любую тюрьму, посмотрите на то, как люди стоят с передачами! Кого вы там больше увидите? Ручаюсь вам, это будут жены и матери! А отцов с мужьями там особо не сыщешь!
Вот это вот и есть сердечная верность женская, верность Богу, верность другим людям! Когда Господь говорит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем помышлением твоим, и всею крепостью твоею!» (Мр. 12:28-34), Он говорит о женщинах. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» – это тоже о них!
Нередко женщина приводит мужчину к Богу. Я знаю священнические семьи, где первым, кто из неверия пришел к Богу, была женщина. Потом, порою, дети. И в последнюю очередь – мужчина. И вот тут становится многое понятно.
Вот смотрите: в наше время всё встало с ног на голову! Господь говорит: «Муж да будет главой жене!» В наше время женщина схватилась за руль и очень крепко рулит. Вот, вы знаете, эмансипация – женщина во всём равна. Мало того, старается доказать, что она больше может, лучше может, и так далее. В семье – кто глава семьи? Ещё не так давно я слышал, как с огромным наслаждением говорили: «Муж – голова, а жена – шея». И все женщины радовались: «О! Я – шея! Я мужем кручу, куда хочу!» И представьте себе ситуацию: подходит человек к перекрестку, и приказывает голова шее: «Повернись налево!» А шея говорит: «А я что хочу, то и делаю! И поверну тебя направо!» Повернула направо, и пошли. Что будет? Оба пропадут, потому что, переходя дорогу, посмотри сначала налево, а потом направо. Голова это знает, а если шея будет вертеть по-своему? До хорошего дело не дойдет!
Но плохо это или нет? Сейчас в расцерковленной Европе жены приходят к власти и начинают как-то там рулить, управлять и так далее. Смотрите, сколько сейчас женщин становятся главами правительств на западе! Хорошо это или нет?
Скажите, пожалуйста, кого больше среди уголовных преступников? Мужчин! Кого больше среди пьяниц? Мужчин! Давайте возьмем с вами наиболее распространенные грехи: кого больше будет среди людей, бросающих свои семьи, инициаторов разводов, изменщиков? Пока ещё мужчин. Женщины в этом расцерковленном мире усердно пытаются догнать мужчин, но пока – больше мужчин. Кто чаще бросает своих детей? Вот разваливается семья, муж уходит и бросает ребенка на жену. Хотя теперь детей-отказников становится всё больше и больше!
Так вот, в условиях, когда голова уходит от Бога, а ведь там есть и ещё одно условие: «Муж будет главой жене, если ему будет главой – Христос». А когда мужчина уходит от Христа, тогда он кидается во все грехи. Если у него в руках останется руль, то будет плохо всем.
Я не знаю, какой опыт имеете вы, я в 36 лет первый раз пришел на исповедь, я первый раз пришел в храм не как турист, чтобы поглазеть, а пришел, чтобы попытаться стать христианином. Поэтому опыт у меня, в основном, свой, родительский. Так кто в советские времена распоряжался в семье деньгами? Жена! Муж пришел, зарплату отдал, потом: дай на завтрак, дай на то, дай на сё, и так далее…. Хорошо это или плохо?
В условиях, когда Христос перестал быть мужу главой – да, это хорошо. И хорошо, что женщины схватились за этот руль, и они его удержали. Кто в те времена крестил детей? Бабушки! Всё мое поколение, кто в детстве был крещен, был крещен бабушками! Иногда мамами. А папы? Папы ушли. Или, в лучшем случае, не вмешивались. Опять-таки, сохранили хоть как-то, хоть формально, Господа – именно женщины.
Провели однажды такой эксперимент: собрали две группы людей, в одной мужчины, в другой – женщины, около одного «гипермаркета», где есть всё, и спросили, что они хотят купить в этом магазине? Люди сказали, это всё было подробно зафиксировано, и они зашли в магазин. Через три часа встретились у выхода. Мужчины показывают: они купили практически всё, что собирались купить. А женщины? Масса того, что не собирались! Масса! Вот вам и эмоции! Если нельзя, то нельзя, но если очень хочется – то можно! Во поэтому эмоции должны быть под контролем разума!
почему муж должен быть главой, но ему должен быть главой Христос?
Я вижу сейчас в своем храме много православных молодых семей. И вот интересный пример: юноша с девушкой учились в одном институте и даже в одной группе. И только на третьем курсе они заметили друг друга, когда переходили из одной аудитории в другую на лекцию, случайно разговорились и обратили друг на друга внимание. На эту тему очень хорошо говорит владыка Антоний Сурожский: «Посмотрим в пасмурную погоду на витраж: серенькое чего-то там такое, особенного ничего нет. Но вдруг солнышко вышло, осветило этот витраж – и как же всё засияло! И как же красиво, и здорово как! А потом солнышко зашло, и снова всё поблекло. И дальше – два варианта. В одном случае скажут: так вот, значит, оказывается, какой он красивый, этот витраж! А в другом случае скажут: показалось!»
Так и люди. Мы общаемся-общаемся, а потом вдруг увидим! Я помню до сих пор, как стрела пронзило моё сердце в седьмом классе: девчоночка-одноклассница вышла отвечать, ответила, и получает двойку, хотя училась довольно прилично. Идёт после этого к парте, раскрывает портфель, берет дневник и несет учителю, кладет на стол, чтобы ей поставили двойку! Я бы, конечно, «забыл» бы этот дневник, я «забыл» бы его и на следующий день, и потом. Пока учитель не забыл бы, в конце концов, что мне эту двойку надо поставить. А тут я был просто сражен! И засветился человек совершенно неожиданно вот таким вот образом!
Вернемся к тем молодым людям. Девушка была прихожанкой нашей церкви, а юноша был даже некрещеный. Она привела его на службу. Он мне запомнился – у нас в храме не больно много народу, и новых людей нередко замечаешь. Смотрю: сзади стоит. И так ему было плохо! Он и крутился, и вертелся – как он достоял? Это подвиг просто был, что он до конца достоял! А потом сел где-то. Я попросил второго священника, он подошел к нему, поговорил, и начали готовить его к крещению.
Потом покрестили. Регулярнейшим образом, не пропуская ни одной службы, оба приходили в храм, стояли…. Долгое время у них этот период был. Потом, наконец, они женятся и венчаются.
Подходит дело к окончанию института, их вызывают в деканат и говорят: «Вы знаете, у нас есть одно место в аспирантуре, и мы в растерянности, мы не знаем, кого из вас выбрать! Либо тебя, либо тебя! Решайте сами! Кого выберете, того мы в аспирантуру и возьмем!»
Родители невесты что сказали? «Конечно наша дочка!» Что сказали родители жениха? «Конечно наш сын!» Что сказали молодые? Они ничего не сказали, они пришли ко мне. Понимаете, эти люди потихонечку становятся христианами!
И я у девушки спрашиваю: «Слушай, а как ты думаешь, кто добьется большего, закончив аспирантуру, ты или муж?» Она отвечает: «Я думаю, что муж». Я говорю: «Я тоже так думаю. А детей хочешь?» - «Хочу!» - «Но ты же, как минимум год потеряешь, на год отстанешь от него! И как ты думаешь, кому идти?» - «Я думаю, что ему!» Так и получилось, муж пошел. А прошло некоторое время, и второе место дали, и её тоже взяли!
Сейчас у них всё хорошо, есть ребенок. И она мне как-то говорит: «Батюшка! Какая же я была дура, что пошла! Я хочу ещё детей, я хочу много детей!»
Потом я задаю ей вопрос: «Скажи мне, пожалуйста, а ты довольна, что замуж вышла?» - «Очень!» Я спрашиваю: «А почему?» - «А потому что появился человек, который лучше меня знает, что и как нужно делать!» - «А почему ты так решила?» - «Много раз проверено! Вот раньше я спорила и иногда настаивала на своём. Потом жизнь показывала, что он более правильное решение предлагал. Теперь он не спорит со мной. Я начинаю настаивать, он говорит: что порулить хочешь? Берись за руль! – Нет-нет-нет! Лучше ты!»
Вот это – православная семья, правильная семья, такая, как должна быть. И смотрите: кто привел его к Богу? – она; кто сделал его христианином? – она. И теперь глава семьи – он! С моей точки зрения этот случай – идеальный вариант, такой, какой должен быть.
Но бывает так не всегда, потому что не всегда муж может стать хорошим кормчим. Исаак Сирин говорит: когда вы выбираете себе духовника, посмотрите, чтобы не ошибиться и выбрать себе не кормчего, а простого гребца, который заведет вас неизвестно куда. Точно также будет и в семье.
Но выбираем такого, главой ставим, которому главой является Христос. И кормчим тогда в этой семье является не муж, а Христос! А может ли Христос привести туда, куда не надо? И посмотрите, когда у этих ребят встал вопрос, кому идти в аспирантуру, куда они пошли? Они пошли в церковь!
Знаете, вообще в таких случаях говорят, что если даже духовник в чем-то ошибся, то за послушание чад его Господь может всё выправить так, что это неправильное решение на пользу пойдет. Поэтому опасности, что будет принято неправильное решение, становится гораздо меньше. Если в семье в конечном итоге глава – Христос.
Ну, вот, это был озвучен первый вопрос.
Теперь коснемся второго. Человек получил на латыни название homo sapiens – «человек разумный». Поэтому мы, по идее, разумом своим должны пользоваться – как говорят, что голова дана не только для того, чтобы головной убор носить, но для того, чтобы ещё и думать. Так вот вопрос: «А для чего живет человек?»
Ну, вот, животное для чего? Так есть заповедь «плодитесь и размножайтесь»! И всё. Куда инстинкт ведет, туда и оно идет. А человек думает! Мне запомнилось воспоминание одного семинариста ещё дореволюционного времени. Он учился в семинарии, и была одна девица, на которую он, в общем-то, посматривал с интересом. И она на него. Но потом он принимает решение стать монахом. И вот завтра постриг, а сегодня он последний раз решил съездить в Москву. Вышел в Сергиевом Посаде на платформу и ждет, когда поезд подойдет. И вдруг он видит, как на дальнем конце перрона появляется эта барышня и идет навстречу ему. Сердце у него ёкнуло, и он понял, что завтра постригаться не будет.
В этот момент подходит поезд, и он успевает прыгнуть в дверь прежде, чем девица к нему подошла. И поезд тронулся. А на утро состоялся постриг. И он понял: как же хорошо, что девица не успела дойти до него!
Понимаете, был выбор: или туда, или сюда. В отличие от любого животного, которое выбора не имеет – свободы нет у него. А у человека есть свобода, и мы выбираем, что и как будет.
Так какова цель жизни? Есть одна цель жизни, которая безошибочна. Это спасение. Интересно бывает беседовать с людьми неверующими. Я говорю: «Ну, ведь цель жизни человека – это спасение!» А он спрашивает: «А отчего спасение?» Ему ещё не понятно, что он погибает, что все мы погибаем. Со временем, может быть, он и поймет. А может быть, и нет. Так и помрет, не осознавая, что он в огне, в пожаре! Так вот цель жизни человека – это спасение.
Сегодня только я служил литургию. Там есть такой возглас у священника: «Горе имеем сердца!» То есть будем иметь сердца, устремленными ввысь, к Богу. И Иисус Христос говорит о том, что «Я есть Жизнь, Я есть Путь» И мы за ним следом идем в горний мир. Кто ещё на земле в горний мир ходит? Альпинисты! И вспомните слова из песни альпинистов: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал». Лучше гор, говорят, ничего нет. Действительно, меня в Крыму это поразило: пошел от моря в горку, прошел пятнадцать минут, повернулся: ах, красота-то какая! Тот же самый мир, который ты видел вблизи, как он преобразился, когда ты далеко! И как прекрасен этот мир!
Мне рассказывал мой брат – а он хороший альпинист, перворазрядник, инструктор, сам водил группы – он рассказывает: «Однажды мы пошли вдвоем, в паре с приятелем, на одну вершину. Есть такая структура, называется «карниз». Это когда склон, тропиночка, и опять обрыв. Вот идем по этому карнизу, а приятель килограмм на двадцать тяжелее меня. Я зафиксировался, крюк вбил, его страхую. Он проходит по этому карнизу на расстояние вытянутой веревки: всё, дальше идти веревка не пускает. Он остановился, вбил крюк, я снимаю свое кольцо и иду следом за ним. Но он прошел, он же тяжелый! И вдруг подо мной обваливается с кубометр породы, и я лечу вниз. Что дальше? Приятель удержал, вытащил наверх, и мы пошли дальше…» Вот это – семья!
В 77 году врачи сказали про меня: «Всё. Шансов нет никаких. Умер. Неделю без сознания!» Спасибо жене – вымолила, и жив по сегодняшнее время! А в 84 году повторилась история с ней. И я уже думал, что всё, финиш. И она думала то же самое. Слава Богу, мы вдвоем, между нами связка: мы венчаны. Вытаскиваем друг друга и идем дальше. Вот это – семья, православная семья, связанная: «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:6; Мк. 10:9).
В неправославной же семье, несоединенной Господом, есть способ: достаешь ножик и веревку обрезаешь: «Боливар не вынесет двоих!» Вот, в неправославной-то семье: одного скинул и пошел вперед. А в православной – вынесет и спасет! Вот это и есть основная цель семьи – спасение! А каким образом семья будет идти к нему? Да, совершено по-разному. Вспомните святого праведного Иоанна Кронштадского! Всю жизнь как брат с сестрой прожили с матушкой Лизой. Роптала она вначале, пыталась как-то вот добиться исполнения супружеских обязанностей, потом смирилась. И если муж её на Небесах, то где она? Мы не почитаем её в качестве святой, но, без сомнения, она не может быть не там, где её муж! Потому что «и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть» (Мф. 19:5-6)! Если у меня одна половину куда-то там забралась, то и вторая там же будет! Вот вам пример жизни, по сути дела, монашеской, но в семье!
Другой пример. Вы знаете, ведь семейные ситуации достаточно непредсказуемы, неизвестны, вернее говоря. Я слышал про одного теперь уже протоиерея, благочинного церквей огромного благочиния. Когда у нас, я тут посмотрел, в нашей области самое большое благочиние – это Дмитровское, там около 60 церквей. А дальше идут наше Сергиево-Посадское и ещё два-три – это около 40. А у него же – свыше 70! Огромнейшее благочиние! Он директор классической гимназии – полной, десятилетней гимназии, это человек, который ведет огромнейшую работу! Но вот на приходе на одном, далеко отсюда, поговаривали, что он к монашеству тянулся, и когда женился, то какое-то время пытался жить как Иоанн Кронштадский. Я давно там у них не был, потом встречаюсь с батюшкой, разговариваем, записочками обмениваемся, чтобы помолиться друг за друга, смотрю, а него трое или четверо детишек. Ну, вот, собственно говоря, Господь и сказал женщине: «Чадородием спасешься» (см. ср. 1-Тим. 2:15). Вот вам семейный путь.
И, опять-таки, если женщина спасется чадородием, неужели и муж не спасется при этом? За примером далеко ходить не надо: Хотьково, родители преподобного Сергия. Ведь понимаете, если мы начнем читать житие схимонаха Кирилла и схимонахини Марии, то особенного ничего нет. Если там что-то и есть, то это больше говориться о жене, как она была на службе, будучи непраздной, и как младенец во чреве её трижды вскричал в самые ответственные моменты службы, и как она ещё усилила свой пост.… Как у нас сейчас женщины говорят: «Ой, караул! Я не могу поститься! Я вот ребенка жду!» А она усилила пост.
И получается, что если брать жития этих двух святых, то там очень мало говориться о них, а в основном – об их сыне. Вы простите, но «яблоко от яблони недалеко падает!» – это народная пословица. А Евангелие говорит: «Итак по плодам их узнаете их» (Мф. 7:20). И мы что можем сказать? Что у них есть сын – преподобный Сергий. Кто его воспитал, мать или отец? Оба! Вот это «чадородием спасешься» сказано Марии, а она спасает и Кирилла! Нельзя их разлучить! Что соединил Господь, то человек да не разлучает! Вот вам, пожалуйста, семейный путь спасения.
Это особый путь! Почему монаху трудно судить об этом? Он по этому пути не ходил! Однажды я был в гостях у схиархимандрита. Этот человек прошел очень тяжелую жизнь. Как он говорил: «С четырнадцати лет я надел подрясник, и больше его не снимал». У него был поврежден глаз, и когда его во время войны призывали в армию, его направили на трудовой фронт, трудиться. И стали требовать: сними подрясник! А он говорит: не сниму! Тогда ему райвоенком дает письмо запечатанное, направляет в облвоенкомат: езжай туда. Он приехал, в облвоенкомате распечатывают письмо, читают. Как прочитали, так и засмеялись. Он спрашивает: «А в чем дело?» – «На, – говорят, – прочитай». А там райвоенком написал: «Посылаю вам такого-то, чтобы его расстреляли». Те посмеялись, спрашивают: «В чем дело?» – «Да, отказался подрясник снимать!» – «Ну, и ладно! Иди, копай землю!»
Ну, и вот, собственно говоря, это человек, который прошел через лагерь, человек, который был настоятелем во вновь открытом крупнейшем монастыре, который был на Афоне, которого послали в Россию, чтобы подлечиться, который сейчас один из очень немногих духовников в одной из областей нашей России. Ну, опытнейший духовный человек, ему сейчас за восемьдесят – с четырнадцати лет он носит подрясник. Так вот, когда я был у него в гостях – там народу много всё время: идут-идут-идут – кто-то спросил: «Батюшка, а скажите о семейных делах!» Он улыбнулся и говорит: «Слушай, я монах с четырнадцати лет! Чего я в семье понимаю? Ты вон у отца Бориса спроси!»
Я думаю, что это шутка, потому что он ответил дальше. Он хорошо знает, у него есть дар, когда можно сказать о семье. Но понимаете, когда какой-нибудь тридцатилетний монах, который никогда семьи не знал, и начинает вот так вот рассуждать и давать советы…. Вы знаете, я не захватил книжечку «Сказки о скорой помощи», где врач скорой помощи описывает различные истории, которые бывали. Я думаю, что основа-то этой книги документальная. И я всё поражался, когда читал, всё читал и думал: «Почему она продавалась в православной лавке!?» Я купил её в Издательском отделе Московской Патриархии на Погодинской. А потом наткнулся на несколько рассказов, печальных рассказов. У беременной женщины погиб плод, ей дают направление на то, что называется «чисткой». Какой-то очень «умный» духовник сказал: «Ни в коем случае! Ни за что! Зачем? Всё произойдет естественным образом!» В конце концов, её пришлось по скорой помощи срочно госпитализировать, и была проведена ампутация матки, потому что, в противном случае, она просто бы погибла.
И там приводится целый ряд примеров, медицински абсолютно безграмотных советов, которые дают такие вот «ревностные» духовники. Не по разуму ревностные. И эта женщина-автор говорит: «Если вам надо стенку из кирпича сложить, то вы не будете вызывать сантехника. Если вам нужно получить медицинский совет – не надо, наверное, за ним идти к священнику! Попросите благословения: «Батюшка, благословите, вот я собираюсь к врачу пойти. Благословите, чтобы Господь вразумил этого врача дать тот совет, который мне надо».
Понимаете, слава Богу, Господь дал мне знания, я кандидат медицинских наук – худо-бедно, но что-то в медицине смыслю. И бывали случаи, когда я говорил: «Срочно, немедленно, как можно быстрее к психиатру – и на лечение!» И девушка взяла академический отпуск, пролечилась, вышла, догнала, закончила вместе со своим курсом учебный год и, слава Богу, сейчас наблюдается у психиатра и продолжает учебу.
А в другом случае, когда родители требовали немедленной госпитализации, слава Богу, мы справились. Уже около шести лет идет свой процесс. Он застабилизировался без всякого лечения. Ну, в общем, регулярно исповедуется, регулярно причащается и так далее.
Я беру на себя ответственность в этом случае почему? Потому что, с одной стороны, знаю психиатрию – отработал около восьми лет психиатром, с другой стороны – худо-бедно какой-то священник, знаю, как помогать. Но понимаю, что в любой момент может потребоваться госпитализация: внимательно приходится смотреть за эти делом. А если ты в этом деле ничего не знаешь? «Какой психиатр!? Да вы что!? Вот давайте ходите, исповедуйтесь, причащайтесь…» и так далее!
Опять-таки, отчитка. Для меня это достаточно больной вопрос. Вот тот самый схиархимандрит, о котором я рассказывал выше, на вопрос об отчитке мне сказал: «Отец Борис! Я единственный раз в жизни участвовал в отчитке. Это было так: когда мы освободились из зоны, я встретился со своим духовником-епископом, и на Алтае нам позволили взять брошенный храм деревянный. Мы его отмыли, отчистили, собралось нас двенадцать человек братии, и мы там начали служить. Правящий архиерей присылает женщину для отчитки. Привезли в цепях – веревки рвала. Многократно бывала в психиатрической больнице: подлечат, выпишут, опять попадает туда, и так далее. Так вот, отчитку должны проводить семь человек – как соборование! Мы неделю молились и постились, готовились к этой отчитке, потому что отчитка – дело опасное как для того, кто отчитывает, так и для того, кого отчитывают. Когда началась отчитка, она начала кричать и орать, пыталась эти цепи порвать. Закричала: «Я вас всех отсюда выгоню, ваш храм спалю, а тебя – вот епископа того, духовника, настоятеля этой церкви, - а тебя из Церкви выгоню!» Потом упала, забилась, пена пошли, и успокоилась. Наутро её вынесли на руках совершенно вменяемую, говорящую, очень ослабленную, положили на сено и повезли домой. Через неделю была гроза, ударила молния в этот храм, и он сгорел, как порох. Успели только несколько икон вытащить, и всё! На следующий день приехали чекисты: «А-а-а, чудесами тут занимаетесь?» и так далее. Епископа этого отправили на покой. Это был епископ ещё из дореволюционных архиереев, он знал все законы и подал на Вселенский суд, его восстановили, и он ещё восемь лет был правящим архиереем одной епархии и умер уже на покое в Одесском монастыре…. Вот это – настоящая отчитка!»
Вы понимаете, когда приходит человек с каким-то заболеванием, с болячкой. То назначьте ему лекарство, и всё будет в порядке. Пособоруйте, поисповедуйте, причастите – глядишь, может и без лекарств обойдется. Но ведь на то и есть духовное средство!
В прошлом году просят: «Батюшка, умирает Светлана!» Старушка, лет за восемьдесят. Доктор пришел – хороший у нас участковый врач, там, где храм стоит. Сказал: два, максимум три дня осталось. Родня уже вся съехалась на похороны, потому что помирает. И я пришел. Есть такое сопорозное состояние: кое-как на отдельные вопросы отвечает, головой кивнет или одно-два слова скажет.
Ну, удалось как-то, исповедал, причастил, пособоровал, жду, когда на похороны позовут. Двое суток проходит, трое, неделя, на десятый день сам пошел. Захожу: хоть и в нижней рубашке, но сидит за столом, еду уплетает. Ещё через некоторое время на улице встретил…. Потом в храм пришла, в храме уже исповедовалась, причащалась. Вот уже скоро год будет, как живет. На службе вот сегодня была.
Подобные истории рассказывал и отец Иоанн Лопухович, который был когда-то настоятелем Ильинского храма, сейчас в Шеметово настоятельствует, и так далее. Это самые обычные духовные вещи. Понимаете, зачем проводить операцию, если можно выпить аспирин или что-то ещё, и это поможет? Вот есть таинства, которые нам даны. А отчитка – вообще пришла с запада. Это требник Петра Могилы – вот оттуда, от католичества идет отчитка. Это они, засучив рукава, с бесами воюют, а мы-то люди грешные – куда нам с бесами воевать? Когда Мотовилов преподобному Серафиму сказал, что хочет с бесом сразиться, преподобный Серафим руками замахал: «Куда нам с ним сражаться! Если бы Господь позволил, он одним коготочком шар бы земной перевернул! Куда нам с ним сражаться?» А мы набираем полный храм, один выходит, и гоняет всех!..
Вопрос о семье. Цель семейной жизни – спасение. В Талдомском районе, в Талдоме, есть один хороший священник, он проводит замечательные беседы со старшекурсниками. И эти беседы в виде книжечки опубликовал. Вначале на свои средства издал, потом Издательство Московской Патриархии стало издавать. Там есть замечательное название первой главы: «Можно ли вступить в брак по любви?»
Раз такой вопрос задается, значит, есть сомнения. Для того чтобы ответить, надо задать вопрос: «А что такое любовь?» У митрополита Антония Сурожского есть такая фраза: «Любовь бывает разная: одни любят арбузы, а другие – офицеров». Это болгарская пословица, он там говорит. Любовь-то разная бывает, в том числе и православная. Так можно ли выйти замуж по любви?
Так вот, есть первое чудо, совершенное Господом в Кане Галилейской, когда Он с Матерью Своей пришел на брак Своего ученика. И настал момент, когда вино заканчивалось. А по тем временам была традиция, согласно которой жених должен оплатить брачный пир, то есть он оплачивает. А тут вдруг вина не хватает! Это что? Стыд и позор! Богородица это заметила и говорит Сыну: «Вина нет у них!» Он говорит: «Не время ещё, не пришло ещё время!» Но потом сжалился и слугам говорит: вон водоносы стоят, наносите воды! Нанесли. Ну, дальше, за скобками, наверное, помолился Господь. Помолился и говорит: «Зачерпните эту воду и отнесите архитриклину – распорядителю пира!» Архитриклин попробовал, зовет жениха к себе и говорит: «Слушай! Все люди вначале подают вино лучшее, а когда все упьются и ничего не понимают – тогда худшее. А ты же лучшее вино сберег до конца!»
Толкование этого эпизода святыми отцами: это два вида брака. Первый – вначале лучшее вино, а потом – худшее. Это брак неверующих людей. «Вначале месяц медовый, а потом бедовый». А второй вид – это брак верующих людей: лучшее вино сохраняется до конца. А почему оно до конца сохраняется? И вот здесь святитель Игнатий Брянчанинов меня на ответ натолкнул. Он говорит: «Святые отцы единодушно говорят, что смирение имеет свое начало, середин и вершину. Начало смирения – это нищета духовная, середина смирения – это мир Христов, и вершина смирения – любовь».
Что такое любовь? Это вершина смирения! Можем ли мы, молодые люди, уже быть достигшими вершины смирения и вступить в брак по любви? Это цель брака! Любовь – это цель брака, это то лучшее вино, которые мы, дай Бог, достигнем в конце нашей жизни, возрастая в смирении друг перед другом. Жена да убоится мужа, а муж да любит свою жену! Вот, смиряясь друг перед другом, мы возрастаем в смирении, и, даст Бог, может быть, дойдем и до любви.
Вопрос такой: а что же тогда? Вы знаете, есть один момент, вокруг которого бывают споры, и я не берусь как-то однозначно сказать. Предположим, я встречаюсь со священником, который говорит: «Вот есть любовь – это самая высокая добродетель! Если ты не имеешь любви – хоть тело свое отдашь на сожжение, а всё равно толку не будет!» Так вот, нищета духовная. Придите на любую литургию, послушайте, как хор поет Блаженства. Первая заповедь блаженства: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Что такое «нищий духом»? Это человек, который понимает, что он духовно нищий, что у него нет никаких добродетелей, одни грехи. «Нету у меня ничего хорошего! Пример? Да какой пример! Если вам надо найти человека, имеющего хоть какие-нибудь добродетели...
 




Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/