Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

10.03.2012

Причины невосприятия предмета «Основы православной культуры». А.И.Солодков

Солодков Андрей Иванович,
преподаватель Николо-Перервинской семинарии,
кандидат богословских наук
2011 год

Мне хотелось бы начать с одной истории, которую я давно слышал где-то в пути, кто-то её рассказывал. Однажды некоторые люди решили заработать немного денег на пропитание и сделать такую лебедку, на которой можно было бы на гору поднимать людей в корзине. Это было где-то в веке 17-ом, 18-ом. Поднимать и таким образом показывать им те просторы, а это была горная местность, те красоты, ту удивительную Богосозданную природу, которая их окружала, и получать за это какое-то небольшое пожертвование. Они соорудили корзину, сделали канат, закрепили это всё на высоте нескольких сотен метров, и вот, потихоньку, по два, по три человека они поднимали людей, люди любовались природой, красотой. И потом также медленно, безболезненно их опускали обратно на землю.
Желающих, на самом деле, оказалось очень много, потому что попробуйте сами забраться на гору, потом спуститься с неё: это и тяжело, и времени много отнимает! А тут, вроде, тебя самого поднимают, и, вроде, пожертвование какое-то даешь, милостыню – всё получается вместе.
И вот как-то два молодых человека, стоявшие в очереди последними, и дело было уже к вечеру, залезли в эту корзину. Стали их поднимать, поднимать, и они оказались посредине высоты, «между небом и землей». Вдруг один из них заметил, что канат довольно сильно потрепан. И когда он это заметил, вы можете представить, какие чувства он испытал! «Что же может с нами произойти?!» - подумал он и поделился наблюдением со своим товарищем. Тот с ужасом подтвердил: «Действительно, какой-то канат уж очень ветхий!» Люди же наверху продолжали крутить свою лебедку. Один из молодых людей уже настолько разволновался, что крикнул наверх: «Друзья мои, вы там вообще как канат меняете, часто? С какой периодичностью?»
На что он услышал вот такой вот ответ: «Ну, как порвется, так и меняем»!
Эта история поучительна тем, что у нас некая связь и нить времени, связь и нить времени именно в образовании всё-таки порвалась. Оборвалась эта преемственность и раскололась воспитательная и образовательная система как в школе, так, не побоюсь этого слова, в духовных учебных заведениях. И это, на самом деле – самая настоящая беда! Эта беда состоит в том, что разорваться эта связь – разорвалась, а попыток связать или поменять этот канат на какой-то другой – нет. Порвался тот «канат», который веками созидал здесь, на нашей русской земле и культуру, об основах которой мы стараемся говорить, и человека как личность, и общество в целом, и искусство, и литературу всю, как она есть.
Поменять этот «канат» вовремя не получилось, он оборвался, духовная преемственность и связь, конечно же, осталась, но при обрыве очень многое мы растеряли.
В этом смысле сразу же хочется сказать о той причине, о той основной причине, которая сегодня довлеет в наших школах на умы учащихся. Я преподаю факультативом вот уже пять лет подряд в Братеевской школе Москвы пятым-шестым классам. Раньше мне казалось, что в воскресных школах дети такие-то, студенты – другие, хотя они только что со школьной скамьи и выпорхнули, а вот рядовые школьники сделаны, может быть, из какого-то другого теста? Нет! Дети – это всегда дети, и нельзя их смешать с общей массой людей или разделить их между собой. И когда приходишь к этим детям, а это, в основном, пятые, шестые классы, то видно, что они находятся в состоянии глубокой растерянности. А лучше будет выразиться: в состоянии глубокой рассеянности. Эта рассеянность – в их умах, сердцах, в их делах. Она произошла, и происходит, и будет происходить в результате того, что учителя им говорят одно, а в церкви, если они в неё попадают, или из уст преподавателя Основ Православной Культуры они слышат совершенно другое!
Сегодня почему-то сразу все школы бросились напичкать детей, как большие сундуки, очень большим количеством информацию. И они думают, что чем больше информации они засунут, тем будет лучше. Есть такое выражение Сократа, что если бы человек знал, где упадет, то соломку бы подстелил – примерно так. Но бывает, что мы знаем, а всё равно не стелем, и знаем другую русскую пословицу, а дважды на одни и те же грабли всё равно наступаем.
В этом смысле когда-то Гераклит говорил более точно и более правильно. Я думаю, что эти его слова как раз очень подходят для сегодняшнего нашего времени: «Многознание не делает человека умнее»!
Вся святоотеческая литература, конечно, охватить её всю – и вечности не хватит, но та, которая прочитана за какой-то период моей жизни, говорит совсем о другом. Она говорит не о многознании, а о рассудительности, о мудрости. А в Священном Писании вообще сказано, что «знание надмевает, а любовь назидает» (1Кор. 8:1).
И действительно, мы видим сегодня, что из наших детей хотят сделать каких-то знатоков, и знатоков не самого главного, что есть в жизни, самих основ жизни, а каких-то вещей, часто, посторонних. Я очень часто задавал вопрос современным подросткам: «А Бог вообще есть?» И вы знаете? Редко-редко, когда я от кого-то слышал, что Бога нет! Все говорят: «Есть!» – «Вы верите, что Он есть?» – «Ну, вот так в Церковь не ходим, а в Бога верим»…
И если дело пойдет так, как оно идет сегодня, скоро вопрос будет стоять совсем иначе. Он будет состоять не в том, есть ли Бог или нет, а в том, есть ли человек вообще?!
Какова причина? Самая серьезная и самая главная причина, это определение смысла жизни, это ответ на вопрос: «зачем человек живет на свете?» Дети думают, что это какой-то отвлеченный вопрос. «Разве это вопрос, достойный рассуждения или обсуждения? Это вопрос философов, вот пусть они в нём и разбираются!» У них же сейчас, как диктуют СМИ, «бери от жизни всё! не дай себе засохнуть!» Вот это их лозунг, и больше ничего не надо! А как там, что, откуда я взялся, чем это всё закончится – неважно. Ну, «откуда взялся» - это они знают, их на уроках валеологии, которые, слава Богу, всё-таки прикрыли, научили.
Слышали, сейчас есть расхожее выражение, что у нас «есть образование, нет воспитания, надо детей воспитывать»? Я хочу сказать, что сейчас ни воспитания, ни образования уже нет, нет ни того, ни другого. Мы детей сегодня в школах выращиваем, как овощи в теплицах. Их уже никто не образовывает и не воспитывает – вообще не понятно, что творится! Это я говорю снова и снова, потому что соприкасаюсь с этим еженедельно! Раз в неделю я обязательно бываю в обыкновенной светской школе.
Почему действительно произошел этот разрыв духовный, разрыв в образовании, разрыв в воспитании, и до сих пор это никак не получается связать ни у властей, ни у школы, ни у министерства образования? Делаются какие-то попытки: вот, вроде бы, разрешили ОПК, всё, давайте, давайте! А ничего никуда не движется. «А только воз и ныне там». Вся проблема заключается в том, что в школе сегодня учителя не готовы воспринять то, чему учит Церковь, воспринять самое основное. Они готовы, знаете, что принять? «Да, иконы Рублёва – это удивительно! Да, конечно, поэзия Пушкина – это здорово! Достоевский – ну, несомненно! Храмы, величие храмов, золотые купола, звон колоколов…» - это всё они готовы принять, внешнюю сторону. Они, именно преподаватели, не готовы принять, и сколько раз я с ними ни разговаривал, они не готовы принять то, что мир этот не произошел случайно, а был сотворен Богом!
Поверьте мне, мы как-то от этой проблемы ушли! Казалось бы, эволюционизм, креационизм – всем уже это как-то поднадоело, это тема избитая.… Нет! Она так и остается на плаву! В школах до сих пор преподают теорию эволюции и то, что человек произошел случайно. В школах до сих пор преподают теорию Большого Взрыва. В школах до сих пор преподают теорию материализма о том, что материя была вечно! Всё, что угодно! Но ни одного учебника, ни одного методического пособия для общеобразовательных школ я не увидел, где бы было сказано, что мир был сотворен Богом. И я скажу сейчас, почему это так важно. И важно именно для нравственного и духовного состояния человека.
Это важно, потому что в зависимости от того, как человек думает, где его начало, зачем он живет на этом свете, что будет после жизни на этой земле, он формируется, как личность. В результате этого формируется семья, в результате этого формируется всё общество. Это не простой вопрос! Это важный, я бы сказал, что это самый важный вопрос вообще в образовании!
Если Бог является Творцом этого мира, если Бог сотворил меня, если Бог действительно является Родоначальником всего и Автором, как человека, так и всего мировоздания, то, значит, есть обо мне, как о человеке, и обо всем мире, который меня окружает, какой-то смысл!
Другая сторона медали. Если всё произошло случайно – ой, случайно! – значит и всё случайно! Случайно создается семья, случайно рождаются дети, случайно чужие отцы воспитывают чужих детей, случайно произошло, то, это и это.
А вот взрыв. Я живу в Москве на семнадцатом этаже, и когда наступает Новый год или какой-нибудь ещё праздник, начинается вот это: бу-бух, бу-бух! Петарды…. Я думаю: что это за мода за такая новая пошла? А потом как-то лежал на диване, и мне в голову мысль пришла: «Так это они, наверное, все в теорию Большого Взрыва поверили!» и вот, думаю, чем громче они будут бабахать, тем больше порядок будет, таким образом, быстрее порядок восстановится.
Ведь, понимаете, до абсурда дело доходит! И в подсознании это всё, возможно, и есть так! Ведь верил человек когда-то, что вот точка, из точки произошла расширяющаяся вселенная, Большой Взрыв и так далее. Целые академики и профессора доказывают. И всего лишь один вопрос задает простой семинарист: «А откуда точка взялась?» Ответа нет.
То есть, это и есть самая главная причина, которая сегодня не позволяет школьнику воспринять Основы Православной Культуры. Потому что первый урок как бы там ни было (ну, если маленькие дети, я им придумываю более понятные истории) начинается с того, что Бог является Творцом и Промыслителем этого мира. Два слова: Творец и Промыслитель. Значит, обо мне есть какой-то промысел, значит, во мне есть какой-то смысл!
Преподается же совершенно другое. Преподается, что всё произошло случайно, что была какая-то там молекула, и вот что-то там взорвалось, случайно хаотически всё произошло, из беспорядка произошел порядок – все вы слышали пословицу, что если действительно считать, что мир произошел в результате какого-то огромного взрыва, это всё равно, что сказать, что такая Священная Книга, как Библия, произошла в результате взрыва в типографии. Это же полный абсурд!
Ребенка стараются убедить в этом. И не только убедить в этом, но и сделать так, чтобы он в это поверил. И выйдя из школы с так называемым аттестатом зрелости, ребенок на всю жизнь остается с верой в то, что всё произошло случайно.
Ещё в 18 веке образование, как во многих духовных школах, так, тем более, и в светских, было напичкано западной философией. Наверняка вы слышали такое «великое» высказывание нигилиста Фридриха Ницше, озвученное, когда он начал уже совсем издеваться над немецкой культурой, немецкой философией: «Бог умер!» В Германии, на его могильной плите с явным пафосом и вызовом всему человечеству как раз и выведено: «Бог умер! (Ф.Ницше)». А кто-то подошел, взял маркер и очень аккуратно внизу дописал: «Ф.Ницше умер! (Бог)». И это действительно так! Потому что все эти позывы, все эти посылки человека, все потуги человека разорвать нить, разорвать этот канат, связывающий Бога с человеком, они закончатся лишь тем, что человек придет к совершенной бессмыслице.
Невосприятие Основ Православной Культуры в школе состоит в том, что до сих пор школьное образование, школьные учебники говорят и твердят: мир произошел случайно!
Вот зашел я в одну школу. Как учился я когда-то в советской школе, прошло уже более двадцати пяти лет, так всё оно и осталось! Захожу в кабинет биологии. Помните, на стене раньше обязательно висела картина «Теория эволюции»? Обезьянка идет-идет, разгибается-разгибается, а потом с палкой в конце уже идет. Вот как висела эта иллюстрация запылившаяся, так и висит! Никто её не снял! И люди думают: «Ну, какая разница? Ну, какая разница, как этот мир произошел? Ну, давайте сделаем этот мир более красивым, более эстетичным, более изящным! Какая разница? Произошел ли он случайно, или от Большого взрыва, или, ну, хорошо, ну, Бог его сотворил…».
Оказывается, нет! Оказывается, дальше есть второе препятствие невосприятия Основ Православной Культуры! Если мы провели первый урок и рассказали, что Бог является Творцом этого мира, то, как я и обозначил сразу, далее говорится: Бог Творец и Промыслитель! Всё! Мы попались на вторую удочку! Нам придется рассказывать этим детям, а в чём же промысел! О чём же замысел Бога о них! Зачем они здесь живут, и что Бог хочет от них.
И тогда нам придется рассказывать о том, что если мир сотворил Бог, то почему в этом мире не всё так стройно, не всё так гладко, и почему существует зло. Тогда нам придется рассказывать историю грехопадения. И вот здесь – поверьте мне! – любая учительница придет и скажет: «Знаете что? Давайте мы как-нибудь не будем эту тему затрагивать! Ведь не забывайте: наш предмет называется ОПК – Основы Православной Культуры! Вот вы больше о культуре и говорите! О Чехове, там, о Льве Толстом, возможно, О Лермонтове…».
Кстати, о Лермонтове. Одна учительница пришла ко мне и говорит: «Я хочу всё-таки у вас поприсутствовать на уроке, а то что-то дети, я смотрю, после вашего урока на перемену выходят и показывают друг другу, как надо правильно креститься и как надо пальцы держать! Мне это уже не нравится! Вы что их здесь, молиться, что ли, учите? Вы их всех попами, что ли, сделать хотите?» Я говорю: «Да нет! Я им просто рассказываю основы Православной культуры!» – «Тогда, – говорит, – я поприсутствую на вашем уроке!» – «Ну, хорошо...».
Там я начал рассказывать очередную тему, но она меня остановила, подняла руку. Я говорю: «Да, пожалуйста!» – «Нет, – она говорит, – давайте, как мы с вами договаривались: больше о культуре. У нас, не забывайте, урок называется Основы Православной Культуры. Давайте, всё-таки, о культуре! Мы вас пустили в школу, обговаривали…».
Действительно, в учительской с завучем мы обговаривали, что я не буду хором детей на литургию в храм водить, на исповедь к батюшке ставить и причащать. Я тогда сказал: «Хорошо! Они сами пойдут, если захотят» – «Но вы поменьше там! Культура – культурой, религия – религией!» Всё разделить хотят, понимаете? Они уже всё поделили: образование, воспитание.… Теперь и культуру с религией разделить надо!
Так вот, а у меня был как раз где-то класс девятый, и они уже проходили по литературе какую-то серьезную поэзию. Я как-то интересовался, пролистывал их учебники: что же они там всё-таки проходят. Ведь если не объяснить, что они проходят, так они и пройдут, и всё на этом закончится! И у них там, оказывается, Лермонтов есть, творчество Лермонтова. Думаю: неплохо! А у Лермонтова есть великолепное стихотворение «Пророк».
И, зная историю написания этого стихотворения, я этой учительнице сказал: «Скажите мне при всём классе, в их присутствии, как мне, не касаясь истории Церкви, не касаясь такого святого, как Макарий Великий, объяснить, кому посвящается это стихотворение, его смысл?» Она говорит: «Разве оно кому-то посвящено?» – «Конечно! – отвечаю, – Если вы дарите цветы, значит, вы их кому-то дарите! Кому-то это посвящено, это же не бессмысленно!» – «Ну, хорошо, интересно!» – «Тогда давайте я расскажу сначала предысторию, а потом и само стихотворение!» И рассказал.
В четвертом веке был подвижник Макарий Великий. Он жил в пустыне, подвизался молитвой и постом и плел корзины, которые отдавал приходящим к нему людям. А они, продав их на рынке, приносили ему какие-то средства или хлеб.
Однажды одна блудница сказала, что она беременна от Макария Великого. Ну, знаете, у нас как! Если преподаватель какой-нибудь, или рабочий в монастыре согрешил, или рядовые монахи подрались – это ничего, ну, ладно, бывает, все промолчали. А если архиерей, или какой начальствующий – то сразу: «Знаем мы вас, попов, чем вы там занимаетесь!» Вот примерно такое суждение и начало ходить по всему городу.
Люди перестали к нему ходить, стали плеваться в него и в его сторону, хотя он уже тогда творил чудеса, указывал место, например, если просили, где спрятано украденное, и много другого чудесного было им тогда уже сотворено.
Тогда преподобный Макарий вышел из затвора и через весь город, а жил он на окраине, через всю базарную площадь, ходил к этой девице, которая была в положении, и отдавал ей все те деньги, которые выручал за свои корзины. Корзины у него, конечно, никто не покупал – ну, представьте себе ситуацию! Сидит он на базаре, а мимо идут: «А, знаем мы теперь тебя, старец! Продаешь тут теперь ещё! Ну, ладно, на!» – кинут ему чего-нибудь, кусок хлеба какой-нибудь или ещё чего. И всё, что он собирал, он приносил этой женщине и тем самым её кормил.
Когда же пришло время ей разрешиться от бремени, то она никак не могла родить, и была уже при смерти, на грани смерти. Тогда женщина призвала священника, исповедалась ему и сказала, что Макарий Великий не был отцом этого чада, а настоящий отец – это какой-то разбойник и даже назвала его имя. Как только она призналась, ребенок сразу же родился.
Девять месяцев ходил Макарий Великий и кормил эту женщину. Он был святой человек, поэтому не кричал: «Да это не мой ребенок!», как в фильме «Мимино» – помните?
И Лермонтов как раз по этому поводу и написал своё стихотворение. Он написал о Макарии Великом.
 
«С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
 
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.
 
Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром Божьей пищи;
 
Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.
 
Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:
 
«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами.
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!
 
Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм и худ и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»
 
Наступила тишина в классе, как сейчас, эта учительница удивленно посмотрела на меня и спросила: «А что, это действительно Лермонтов написал об этом подвижнике четвертого века?» Я говорю: «Да». Принес ей даже через некоторое время хрестоматию, где это написано. И тогда она уже стала как-то мягче относиться к тому преподаванию, которое продолжалось дальше в этой школе.
Не надо слишком тешить себя иллюзиями. Риторика красивая – по телевидению, в средствах массовой информации говорят хорошо, говорят красиво! Но вот говорили-говорили, писали-писали сколько всего! «Пожалуйста! Преподавайте ОПК!» – «Где?» – «А что вы будете преподавать? А о чём вы будете говорить? А составьте план…». Честно вам скажу: чуть ли ни книжку заставляют написать! Вот Бородину приносишь, говорят: «Да, вот здесь история, здесь всё хорошо!» Я со всем уважением и к Суровой, и к Бородиной отношусь, но это не всё Православие! Это не основы Православия! Основы Православия состоят в том, что Бог сотворил этот мир! И что Бог – Промыслитель этого мира! Более того, просто нельзя об этом не сказать, иначе это будут никакие не основы: Бог является Спасителем этого мира!
Поэтому когда сейчас говорят, что у нас разруха в образовании, разруха между Церковью и светской властью, я не могу понять, что это за разруха такая? Вольно-не вольно вспоминаются слова профессора Преображенского из романа Булгакова «Собачье сердце», помните? «Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах».
И это упорно сейчас не хотят понимать – знаете кто? Люди, которые верят в то, что мир произошел случайно – раз! И люди, которые верят в то, что этот мир не Богочеловечен, а «человекобожен». То есть верят в гуманистическую систему этого мира. Верят, что человек – мера всех вещей, и что человек может всё исправить. Вот это – серьезнейшая беда! Это серьезнейшая разруха в головах людей!
Что произошло в результате грехопадения? – не хотят никак признать! Вот говоришь же им: «Понимаете, ведь разум человека помутился, чувства пришли в смятение в результате грехопадения. А воля – она засвоевольничала!» – «Нет, – отвечают, – всё произошло случайно. Эволюция, всё идет вперёд!» Я говорю: «Где? Вы посмотрите, какая деградация!»
Ведь сегодня ученик не может воспринять каких-то элементарных вещей! Он воспринимает только то, что ему дают мультики, всякие компьютерные игры – это он быстро всё осваивает, а скажи ему, что Бог является Творцом мира – не понимает! Скажи ему, что он Промыслитель этого мира – опять не доходит! Действительно, тезис «бери от жизни всё, не дай себе засохнуть» прижился в умах людей, и его до сих пор активно продолжают вбивать в головы наших детей.
Когда говоришь об этом обо всём, об образовании, о том, почему нет восприятия самого откровенного, восприятия Бога, то волей-неволей вспоминаются слова преподобного Серафима Саровского. Он говорил: «Под предлогом просвещения мы зашли в такую тьму неведения, что нам уже кажется неудобопостижимым то, о чем древние явно разумели». И это действительно так.
Итак, вернемся к теме нашей беседы. Есть и ещё одно препятствие для восприятия Основ Православной Культуры – это учителя-любители поиска во всём. Они начитаются всего, психологов всяких – и у них в головах такая каша царит! Они говорят: «Да вы им рассказывайте о том, и о том, и том, как-то поразнообразней! Они, может быть, потом сами разберутся!» Я говорю: «Вы знаете, точно не разберутся!» И привел им однажды такой пример.
В Центре реабилитации жертв нетрадиционных религий на Большой Ордынке, где на протяжении более двадцати лет я работаю вместе с известным священником отцом Олегом Стеняевым, в девяностых годах по благословению параллельно начала развиваться программа помощи наркоманам. И вот то, что люди сами не разберутся и сами ничего не поймут – это точно! Пришел, помню, Сережа один ко мне со всем желанием: я хочу всё это бросить! Вот, с чего начать, я не знаю, как мне быть.… А там у нас сидели ещё люди, которые сами только-только начинали, приходили, просто слушали наши беседы, и кто-то этому Сереже из них как-то посоветовал: «Да чего ты? Бери Библию, да читай! И всё поймешь сразу!» А я это прослушал как-то, попустил мимо ушей, говорю, мол, подожди, Сережа, сейчас мы разберемся, какую литературу тебе дать, посоветуемся с батюшкой, он благословит, что получше для тебя будет. Ты поисповедуйся, то, то.… В общем, множество советов. А этот молодой человек говорит ему: «Бери Библию – всё поймешь!».
Приходит этот Сережа на следующей неделе на беседу, и говорит: «Андрей Иванович! Вы знаете, я в Библии нашел, что, оказывается, – посмотрел по сторонам и на ухо мне шепчет, – лёгкие наркотики употреблять можно!» Я чуть со стула не свалился! Говорю: «Где ты такое нашел!?» Он мне открывает Библию, первую страницу Священного Писания, Книгу Бытие, и читает: «И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле… – вам сие будет в пищу» (Быт. 1:29). Представляете? Это он так растолковал! «Трава» – это у них такие лёгкие наркотики.
Я ему говорю: «Что ты делаешь!? Нельзя так! Священное Писание нельзя воспринять человеческим разумом, но только в естественном свете, присущим ему! В свете Святого Духа в Церкви, где обитает вся полнота Святого Духа! Он: «Да-а-а? А мне вот тут сказали: читай!»
Был ещё один подобный курьёз. Это уже было в школе. Один молодой человек подошел ко мне с серьезными проблемами. Я, как преподаватель, не решился их разрешить, отвел его к батюшке, говорю: батюшка, так и так, у него проблема – помните, мода в школе была целая когда-то? – он решил сменить пол. Я ему втолковывал, втолковывал, мол, понимаешь…. Но средства массовой информации говорят: пожалуйста! Учителя – тоже… Валеологию эту ввели. Я когда в класс входил тогда, сейчас, слава Богу, уже этого нет, я просто боялся! Представляете, туда на этих уроках приносили муляж, и показывали детям, как надо предохраняться! Я заходил, говорил: «Господи, что это!?» Даже ученики краснели! А те, кто верующий уже был, они говорили: «Андрей Иванович! А что же нам делать? Мы не знаем!» Я им ответил: «Отцы говорили: дунуть и плюнуть!» Вот они ходили, дули и плевали на всё это хозяйство.
И вот этот вопрос, в конце концов, как-то разрешился у этого человека. Батюшка ему объяснил, что каким Бог человека сотворил, таким он и должен оставаться…. Но, опять же, опять на одни и те же грабли наступили! Опять ему кто-то шепнул: да ты Библию читай побольше, и всё поймешь! Приходит. Уже с батюшкой вместе сидим. Он говорит: «Батюшка, а я нашел в Библии, что, оказывается, никакого запрета на это нет!» Батюшка посмотрел так, говорит: «Как это так?» А он читает: «Нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28)! То есть совершенно по-разному можно понять!
И если вот так отдать человека на откуп – как сегодня очень часто те люди, которые дают возможность преподавать Основы Православной Культуры, говорят: «Ну, вы им больше говорите не о Боге, а больше о культуре, о светскости, о колоколах, об устройстве храма, и так далее» – то можно прийти вот к таким вот страшнейшим заблуждениям.
Конечно же, приходя в школу, надо помнить слова того же Макария Великого: «Человек по природе имеет предначинание, и его-то взыскует Бог». Предначинание к чему? К жизни. И его взыскует Бог – то есть каждого человека ищет Бог. И вот дальше, самое остальное: «И поэтому, повелевает, чтобы человек сперва понял, поняв возлюбил, и предначал волею». Понял – чтобы понял вообще, о чём речь, кто я, зачем я, каково предназначение моё на этой земле. Когда он это поймет, тогда только полюбит. А когда полюбит, тогда и в храм придет, понимаете? Предначнет волею – начнет что-то делать!
И это действительно так! Ведь у нас в жизни, если вы посмотрите, происходит всё наоборот! И в светской жизни, и когда некоторые, я их так сокращенно называю «опэкастами», которые приходят, чтобы что-то детям рассказать об основах Православной культуры, и лепят им и психологию, и всё, что угодно! Вот, например, как о Законе Божием начинают говорить? «Нам нужно воспитать себя воспитать! Вы должны быть хорошими, вы должны быть православными!..»
Я один раз чуть не упал, когда услышал от одной – мне порекомендовали ещё одного преподавателя для проведения этого урока, и я решил её послушать на практике – как она говорит детям: «Вы должны быть профессиональными православными!» Я у неё потом очень долго спрашивал: «Это как?» И она мне очень долго объясняла, что, мол, понимаете, стране нужны профессионалы, мы должны воспитывать профессионалов! Самое главное, на первом месте – это профессионализм, карьера, поэтому православный может сделать себе православную карьеру…. Вот такая вот каша совершенная.
Я постарался ей объяснить по-другому, мы с ней поговорили. Я ей сказал: «Понимаете, загляните когда-нибудь в Исход, в 20 главу Закона Моисеева, и посмотрите две скрижали. Я не заставляю вас изучать полностью все десять заповедей, хотя бы посмотрите, как они построены, саму структуру!»
На первом месте кто? Бог. На втором месте кто? Написано: почитай отца и мать, там, не прелюбодействуй, то есть семейные отношения какие-то. И на третьем месте – не завидуй тому, что у ближнего твоего и всё остальное, карьера и так далее. Что происходит у нас, в нашем мире? Чему стараются иногда эти психологи научить, вот такие вот «опэкасты», которые думают, что они всё уже Православие знают? А они как раз всё наоборот дают, всё переворачивают с ног на голову: на первом месте – карьера, на втором месте – семья, а на третьем месте – ну, уж когда жареный петух клюнет, тогда мы и побежим к Богу: «Ой, Господи! Что же это с нами такое произошло?»
Поэтому нужно помнить, что ещё одним препятствием для восприятия Основ Православной Культуры являются люди, приходящие в школу совершенно неподготовленными. Для этого, конечно, слава Богу, сейчас есть катехизаторские курсы, вот я преподаю ещё в Российском православном университете, где готовят таких людей, таких учителей, для того, чтобы они могли дать правильное представление человеку о Боге.
Иначе, понимаете, получается какая картина: здесь сами дети, перегруженные информацией и совершенно не верующие в Бога, а с другой стороны приходит ещё тётечка или дядечка, которые сами не подготовлены и такую галиматью нанесут, что страшно делается!
И что же мы тогда из этих Основ Православной Культуры получим? Или невосприятие ни с этой стороны, ни с той, либо такую ересь зародим в светских учебных заведениях, что сами потом будем ходить и каким-то неизвестным образом её разметать!
Сделаю небольшой задел к следующей нашей лекции, если Бог даст, и мы встретимся. Когда разговариваю с директорами, завучами, встречаюсь с ними на образовательных конференциях, всегда спрашиваю их: «Ну, вот почему у вас в каждой школе есть психолог, но почему тогда в каждую школу, например, с двенадцати до часу, не пригласить какого-нибудь семинариста, или человека, посещающего катехизаторские курсы? Я бы мог вам найти в вашу школу двух людей, они бы приходили. Был бы у них какой-нибудь класс, куда дети могли бы зайти, спросить. Если это вопросы, касающиеся духовного аспекта, то он направил бы тогда к священнику, подсказал бы. Если это какой-то простой вопрос – сам бы ответил. Литературу принести, библиотечку небольшую собрать!» – «Ну, знаете…, ну можно…, ну почему бы нет…» А конкретики никакой не звучит!
Есть ещё более удивительные вещи! Процентов восемьдесят учителей вообще говорят: «А какая разница между психологией и православием? Это же одно и то же! Что здесь вы души лечите-успокаиваете, что наши психологи души лечат-успокаивают». Одну такую даму-учительницу я посадил перед собой и рассказал одну короткую историю, и она поняла, в чем разница. И сейчас там раз в неделю действительно присутствует православный катехизатор, к нему приходят дети с разными вопросами.
Моя любимая книга, это «Поучения аввы Дорофея», я её перечитываю по несколько раз, она всегда у меня лежит на столе. И там есть история, когда авва Дорофей шел за одним человеком, впереди которого тоже шел человек. То есть, авва Дорофей шел последним, сзади. И вдруг он слышит, что второй человек поносит того, первого: «Ты и такой, и такой, и такой!» В общем, поносит его на чём свет стоит. А первый человек молчит. Ничего совершенно не отвечает. Авва Дорофей подумал: «Да! Какое смирение стяжал этот человек, что идет и молчит, и не отвечает ничего! Никак его не одергивает, никаких слов ему не говорит! Молча идет! Вот это смирение!»
И когда этот человек-монах дошел до своей кельи, авва Дорофей не стал медлить, побежал за ним, постучался, отворил дверь, пал ему в ноги и сказал: «Ты действительно великий смиренный человек! Сделай меня своим учеником! Я хочу быть твоим учеником! Скажи, как ты достиг такого смирения? Как ты мог молчать?»
И тогда тот человек ответил: «А я просто шел и думал: а кто он такой!? Что он идет и лает! Да пусть себе идет и лает, как собака! Он ниже меня, я выше его! Собака и собака – пусть лает, какое мне дело, если я всё равно выше его?»
Эта дама-учительница сидит, смотрит на меня. И я на неё. Я ей говорю: «Ну, вы поняли? Психология всегда – возьмите любой учебник по психологии – учит чему? Совсем обратному! Говорит на тебя плохо человек – не обращай на него внимания! Кто он такой? Ты выше его, а он ничего не стоит! Поняли теперь разницу между психологией и Православием? Поэтому Православие – это Православие, психология – это психология. Это совершенно два разных пути!»
Итак, почему же действительно не воспринимаются Основы Православной Культуры в школах? Первое: неспособность донести до детей, что Бог является Творцом мира. И второе: очень часто преподаватели ОПК пренебрегают этим началом! А как сама Библия? Первая Книга Библии как называется? Бытие! Переводится, как «Начало», «Генезис», «Берешит». Если мы начнем пренебрегать Началом, где Бог – Творец мира, если мы «перепрыгнем» через это, если мы «перепрыгнем» грехопадение человека, если мы «перепрыгнем» через разрыв отношений между Богом и человеком, то как мы сможем рассказать детям, что вдохновляло Рублева написать Святую Троицу? Как мы сможем рассказать, что вдохновляло Суворова на такие великие подвиги и победы, и, в то же время, петь на клиросе и читать Апостола? Как мы сможем тогда рассказать, что подвигало Ушакова на такие великие битвы, ни одной из которых он не проиграл? Вера в Бога! И они знали всё это, они знали, для чего предназначен человек, они знали, с чего всё началось, они знали, в чём повреждение человеческой природы, они знали, где искать искупление – только в Искупителе и Спасителе Господе нашем Иисусе Христе, они знали начало и окончание своей жизни. Поэтому они и были и великими писателями, и великими художниками, и великими воинами. Спаси, Христос!
 




Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/