Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

10.03.2012

"Как воспитать в детях послушание?" Детский педагог Т.Л.Шишова

Детский педагог, эксперт фонда социально-психологической помощи семье и ребенку, публицист
Шишова Татьяна Львовна
2011 г.

 
Тема эта очень большая, «как воспитать в детях послушание?», поэтому всю ее я объять не смогу за эту лекцию. Я буду говорить достаточно конспективно, а потом, после лекции отвечу на ваши вопросы.
Для начала я хочу сказать, что важность послушания многими родителями сейчас недооценивается, хотя, конечно, люди понимают: важно, чтобы ребенок слушался. Но мне кажется, что по-настоящему сегодня серьезно понимают, насколько это важно, далеко не все! Гораздо больше людей понимают, чтобы ребенок учился хорошо – вот это да! А на счет слушаться – нет такого единодушия, что ли, такого признания, осмысления первостепенной важности этого вопроса.
А, между тем, на самом деле, конечно, послушание – это залог нормального развития ребенка, и нормального воспитания. Очень известный православный педагог Николай Евграфович Пестов так говорил о послушании: «Послушание – это царица детских добродетелей. И при наличии послушания за ним последует в ребенке развитие всех душевных достоинств». То есть получается, что это – именно залог дальнейшего развития ребенка, прежде всего, в душевной добродетели. А очень известный сейчас, ныне здравствующий богослов архимандрит Рафаил Карелин так говорит о пятой заповеди, потому что послушание – это исполнение пятой заповеди: «Почитай отца своего и мать», и вот он пишет: «В душевном плане пятая заповедь представляет собой учение об иерархии. Нужно подчинить себя вышестоящему звену в единой иерархической цепи (как бы включить себя в некую энергетическую сеть) - подчинить, чтобы иметь возможность воспринять. Здесь непокорность старшим – это выключение себя из структуры. Без соблюдения иерархии и субординации (подчинения низшего высшему) невозможно никакое общество и никакая система, начиная с семьи и кончая государством, даже более того: начиная с атома и кончая космосом " (арх. Рафаил "Умение умирать или искусство жить", изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2003, стр. 158).
Получается, что иерархия – это залог существования любой системы, и мы видим на разных примерах, что бывает, когда иерархия нарушается. Вот, предположим, нарушается иерархия в государстве – и наступает хаос! Нарушается иерархия в семье – и тоже наступает хаос, и так далее. И кода наступает хаос, то, естественно, наступает угроза жизни рано или поздно.
Кроме того, без послушания невозможно чему бы то ни было научиться. Потому что если что-то человек не знает, но хочет узнать – он должен слушать того, кто знает. Об этом говорит тот же архимандрит Рафаил: «Без послушания невозможно научиться чему бы то ни было по-настоящему. Поэтому гордый человек чаще всего обрекает себя на некое неистребимое невежество, особенно в духовном плане».
То есть даже те родители, которые признают, например, важность образования, но недооценивают важность послушания – такое очень часто сейчас бывает! – рано или поздно сталкиваются с тем, что ребенок, например, или вообще не хочет учиться, или он воспринимает только то, что ему легко дается. Бывает, что при малейшей трудности ребенок отказывается, никакими усилиями его не заставишь, и родители говорят, что «он у нас такой» - они считают, что это сила воли, хотя на самом деле это слабоволие, потому что сильный человек с сильной волей преодолевает трудности. А когда человек не преодолевает трудности, а идет по пути легкого, наименьшего сопротивления, это значит, что в нем подкрепляется слабоволие. И в итоге в школе, конечно, возникают проблемы с тем же самым обучением.
Я сразу хочу сказать, что когда возникают какие-то сложности у ребенка, особенно если этот ребенок плохоуправляемый, возбудимый, расторможенный – сейчас таких детей очень много – то для него поведенческие рамки особенно важны. Опять же, тут возникает такой парадокс: для таких детей трудно ставить рамки, и родители пускают их в свободное плаванье – они не могут, им так кажется, что они не могут выставить своему ребенку эти рамки, хотя на самом деле это возможно. Это возможно даже тогда, когда ребенок серьезно болен. Хотя это непросто.
А часто бывает, что ребенок совсем не болен, а, как часто бывает, просто возбудимый, и вот он так растормаживается потому что, ему не могут поставить эти ограничения. И состояние ребенка ухудшается. Потому что когда ребенок сам себя хорошо контролирует, когда у него есть сильный внутренний самоконтроль, тогда ему и не нужно ставить особенные внешние рамки. Он и так – ответственный, он боится, например, неудачи, но он преодолевает себя, он стремится быть на высоте не просто потому, что у него такие амбиции, а ресурса недостаточно, а потому что он ставит себе цель и её достигает. И такого ребенка лишний раз в чем-то ограничивать и ненужно. А когда ребенок сам этих рамок не чувствует, когда он склонен выходить из берегов – вот здесь очень важно, чтобы были поставлены рамки, но, конечно, с учетом особенностей этого ребенка.
Современная педагогика с либеральным уклоном, а она сейчас достаточно сильна, не возводит послушание в ранг добродетели. Сейчас даже можно столкнуться с таким мнением, что это очень плохо, когда ребенок послушный, когда он спрашивает разрешения, потому что идет подавление его личности, что ребенку не дают развиваться, как некой индивидуальности. Сейчас есть и книги, в которых это говорится, и многие современные психологи, которые изучают западные методики, начинают проникаться этим духом.
И мы не раз с Ириной Яковлевной Медведевой, работая с трудными детьми, сталкивались с трудным ребенком или с трудноуправляемым циничным подростком, которого приводят к психологу, а психолог говорит: «Мама! Это вас надо лечить! Что вы от него требуете? Это нормально, что он вам грубит! У него такой возраст, он самовыражается! Предоставьте ему свободу – это просто вы такая закомплексованная, вы росли в другое время, поэтому у вас есть проблемы, с которыми надо обращаться к психологу!» И мама остается без помощи в полной растерянности, потому что она пришла в надежде, что ей что-то подскажут, а получается, что врачи встали на сторону этого хулиганства.
И сейчас все эти попытки ввести ювенальную юстицию – это на самом деле выражение либерального взгляда на ребенка и либеральных подходов к нему. Потому что там тоже говориться: в права ребенка включается то, что хочет ребенок; всё, что не запрещено, то разрешено. И «ребенок хочет» - во главе угла.
А что, у нас наркотики запрещены? Нет, не запрещены! У нас не запрещено употребление наркотиков, у нас запрещено только распространение. А за употребление – не сажают. И есть масса сайтов в интернете, которые просто рекламируют наркотики. Масса журналов этим занимается. Кого-то Госнаркоконтроль отследил, кому-то, может быть, сделано предупреждение. Но есть очень много вещей, которые не отслежены!
У нас разве запрещены какие-то компьютерные игры? Нет! А там – самые разные есть игры. И сатанинские игры есть. Да и вообще есть масса детей, которым играть в компьютер просто категорически противопоказано! Например, гиперактивным детям это очень вредно! Это вообще вредно для многих детей, а много играть в компьютер вредно для любого ребенка, но есть дети, которым для их психики это категорически противопоказано!
Но если ювенальная юстиция существует, то это – право ребенка! Эти игры везде продаются, и ребенок имеет право на досуг.…
И такого – очень много.
Поэтому в тех странах, где ювенальная юстиция работает, родители фактически идут на поводу у детей. Они не могут очень многие вещи уже отследить, запретить, и всё предоставлено на волю случая.
С другой стороны, я хочу сказать сразу, что надо понимать: семья все-таки – это не монастырь. В монастыре монах отсекает свою волю, он делает это добровольно, никто не заставляет его туда уходить, он уходит сам. Это уже человек не маленький, в любом случае он уже достаточно взрослый человек, зрелый, и это, с точки зрения мирских людей, несомненно, подвиг.
В семье же дети должны развиваться. И, конечно, совсем отсекать волю ребенка, превращая его в существо до непонятно какого возраста спрашивающего буквально на всё разрешение и шагу не могущего сделать самостоятельно – это тоже неправильно. То есть послушание необходимо прививать при условии постепенного раздвижения границ самостоятельности. Потому что иначе, если ребенок живет, полностью подчиняясь воле родителей во всем, и так продолжается до достаточно взрослого возраста, то у него формируется очень тяжелый характер, искаженный характер. Вырастает пассивный безынициативный человек, с глубинным внутренним протестом.
С такими детьми мы тоже сталкиваемся. К нам приводят детей, например, дошкольного возраста, шесть лет, или школьного возраста, у которых вроде бы нет проблем с послушанием, они слушаются, у них другие проблемы. У них может быть энурез, или страх контактов, страх ответа у доски, страх совершить какую-то ошибку и так далее. И такого ребенка, ему шесть, семь лет, спрашиваешь о чем-то самом простом, например, «Какие у тебя самые любимые игрушки?» или «Какие ты любишь фрукты?»… Вот, незнакомый человек ему задает вопрос, на который любой ребенок его возраста вполне может ответить, а он тут же смотрит на маму: что ему скажет мама? Часто эти дети отказываются отвечать, стесняются.
Так что бывают искажения и с другой стороны. Поэтому, как и во всем остальном, очень важен «царский путь» - с одной стороны не подавлять волю ребенка, так чтобы всё было ранжировано, всё было от звонка до звонка, только по команде, а с другой стороны – не потакать своеволию. И при этом очень важно учитывать возраст ребенка и его психические особенности. Потому что те требования, которые предъявляются к одному ребенку, могут быть невыполнимы для другого. В этом смысле воспитание – процесс очень творческий.
Сейчас появилась такая тенденция, что люди во всём хотят готовых рецептов. И газеты и журналы требуют: вы нам попроще напишите, напишите обязательно практические советы… Практические советы – это хорошо, но любая хозяйка скажет вам, что когда она на кухне готовит по рецепту, то всё равно есть что-то, что она добавляет от себя, свои какие-то представления, свои какие-то подходы. То есть даже такой простой процесс, как приготовление пищи – творческий. А уж процесс воспитания, когда не пища готовится, а готовится, подготавливается человек к взрослой жизни – это процесс с несравнимо большим творческим подходом. Поэтому надеяться на какие-то готовые рецепты – это просто заведомо облечь себя на поражение. Человек отказывается думать сам, а передоверяет всё специалистам. Сейчас моден культ профессионализма: чтобы во всём разбирался профессионал. Тогда зачем, получается, родители? Есть такой известный философ и футуролог Элвин Тоффлер, который говорит, что в будущем вообще будут такие профессиональные воспитатели, и будет считаться, что для ребенка лучше, чтобы с самого рождения он находился на попечении таких профессиональных родителей, а настоящие родители очень часть оказываются некомпетентны.
Этот принцип, кстати, заложен в ювенальной юстиции, потому что когда детей отнимают по любому поводу и передоверяют этим патронатным или опекунским семьям, это говорит о том, что приемная семья – это профессионалы, они лучше знают, чем родные родители, как воспитывать детей. Так что ювенальная юстиция – это один из шагов в эту сторону, в сторону теории Тоффлера.
Необходимо всегда самому приглядываться к ребенку, тем более уж кто, как не родные, наблюдающие его с первых дней жизни, на самом деле могут его знать. Нужно только стараться оценивать всё объективно.
Говоря о воспитании, важно понять ещё и что его затрудняет. Потому что до того, как подойти к особенностям детей, надо сказать о том, что сейчас очень много факторов в жизни затрудняют воспитание. Важно понимать, что сейчас воспитывать детей труднее, чем 20-30 лет назад. Об этом сейчас говорят очень многие. Например, люди, которым сейчас 40 лет, говорят: «Нас же никто как-то особо не воспитывал! А вот у нас дети требуют какого-то повышенного внимания, чего-то мы с ними возимся, показываем специалистам, а у нас: мама сказала – мы сделали! У нас не стояло этой проблемы!» Это сейчас слышишь от многих людей, особенно от тех, кому под 60. И это естественно.
Почему естественно? Потому что в обществе было достаточно единое мнение о том, что можно детям, а что детям нельзя. И что можно взрослым, а что – нельзя. Конечно, всегда были люди, которые нарушали, были и тюрьмы, были и преступления, это всё мы знаем, но на уровне общественного сознания, того, что предъявлялось обществом, что озвучивалось, эти границы были достаточно четко определены.
То есть нельзя было себе представить, что человек придет в театр, и там кто-то будет бегать голый. Если бы это случилось, этим бы занималась прокуратура, но главное – это даже сумасшедшим каким-то режиссерам не приходило в голову. Может быть, они этого очень хотели, но они не отваживались это делать. Недавно моя подруга-психиатр пришла в театр Станиславского и Немировича-Данченко на оперу «Травиата». И там целый табун актрис выбежал на сцену голый. Она так расстроилась, что даже написала письмо Медведеву. Это не единственный случай! Про Большой театр я молчу – что там перепоставили, и какие там половые акты на сцене изображают.
Так что, вот эти вот границы допустимого сейчас фактически нивелированы. Разве можно было раньше себе представить, что по радио Маяк будут ругаться матом? Нет, конечно! А вот год назад – это началось, там были передачи, где запросто матерились.
Если на это посмотреть с точки зрения темы нашей лекции, мы поймем, что сейчас очень сложно воспитывать детей. Ну, вы представьте себе: ребенок видит какую-то непристойную рекламу. У него же должна сложиться какая-то картинка. Если он дома снял штаны и ходит при всех, ему мама говорит: не надо, это некрасиво, это нехорошо, это грешно! А тут, значит, это можно? Значит, дальше возникают вопросы. Ребенок растет и начинает думать: а почему это можно? Значит, это разрешает кто-то? А кто это разрешает? Это разрешает какое-то начальство. Значит, либо начальство неправильно делает, и оно глупое, плохое, и как подчиняться такому начальству, да? Либо у него начинается протест против родителей. И происходит раздвоение, шизофренизация: сознание начинает расщепляться. А с таким расщепленным сознанием человек не может жить, он выбирает себе какую-то позицию. Да, предположим, он блокирует какие-то темы, о чем-то он просто не задумывается до определенного момента, но всё равно на каком-то уровне он должен сделать выбор. А дети, особенно маленькие дети, нюансов не понимают. Все, у кого были маленькие дети, знают, что ребенок задает вопрос: «Он хороший или плохой?» Потом он подрастает, понимает, что бывают хорошие люди, и они могут совершать плохие поступки, а плохой человек может совершить что-то хорошее. Но всё равно у него всё это должно быть как-то разложено, особенно, если это ребенок не большой.
Как ведут себя родственники в семье? Хорошо, если вся семья воцерковленная, все ходят в храм и все соблюдают заповеди. Это очень хорошая ситуация, и она такой, по идее, и должна быть. Это очень сильно облегчает воспитание. Но ведь сейчас, часто, ситуация совершенно другая! Воцерковился кто-то один, или, предположим, муж с женой, а бабушка с дедушкой и слышать об этом не хотят. Но, опять же, вопрос не упирается только в то: ходит человек в храм или не ходит! Ведь то, что он ходит – это не механическое действие, что он пришел и ушел. Он начинает перестраивать свою жизнь, начинает менять свои представления в жизни: что можно, а что нельзя. И если он серьезно к этому относится, он приходит к тому, что очень многие вещи просто не надо делать, они неполезны для души! А если другие люди не хотят с этим соглашаться, то возникает очень большое напряжение, и ребенок в этом начинает расти. И тоже – это вопрос не о том, съесть ли ему в пост что-то скоромное, когда бабушка ему говорит: «Не слушай родителей, они помешались на церкви, на тебе глазированный сырок и колбаску, а то тебя вообще голодом уморят!» или не съесть, а о том, какой он выбор делает и какой получает урок – кого слушать? И для ребенка самое главное, это родители, естественно. Значит, он должен себе сказать, что бабушка говорит глупости?
Очень много сейчас подобных обстоятельств, которые сильно затрудняют воспитание послушания, которое взрослые часто недооценивают. И вот те же бабушки, я, к примеру, говорю, которые настраивают ребенка против родителей и дискредитируют их, они просто не продумывают вперед на несколько шагов развитие ситуации, они не думают, что дальше это аукнется не только им – им, безусловно! – но это аукнется и в тех вещах, которые для них важны. Вот они в храм не ходят, но им важно, чтобы ребенок хорошо учился. Но это и в учебе аукнется обязательно!
То есть сейчас люди начинают мыслить очень узко, они не смотрят далеко вперед, они смотрят на один, максимум – на два шага, и принимают из реальности только то, что им удобно, они идут по пути наименьшего сопротивления. И, естественно, рост детского своеволия, который мы сейчас видим, выраженный рост возбудимости, рост гиперактивности – не на пустом месте!
Интересно, что гиперактивность у детей сильно возросла за последнее десятилетие именно в развитых странах. Я надеюсь, что через год-полтора мне удастся выпустить книгу: «Беседа с детским психиатром» - постепенно я её делаю, нарабатываю материал, беру интервью у одного очень известного детского психиатра Галины Вячеславовны Козловской, сделано уже около пяти бесед, и, в том числе, мы с ней говорили на тему гиперактивности, которой она профессионально интересуется. Так вот она говорит, что рост гиперактивности очень сильный именно в развитых странах – прежде всего, в США, в Западной Европе. Россия находится посередине. А в развивающихся странах гиперактивности практически нет. Так же, как и аутизма – аутизма там очень мало, а сейчас идет очень большой его рост и в России и в Западных странах.
Выдвигаются различные гипотезы роста гиперактивности, вплоть до продуктов: что-то там в жвачку добавляют, и так далее. Ну, наверное, это влияет, очень может быть. Но я думаю, честно говоря, что всё-таки это влияние вот этого фона, который дезориентирует ребенка. Я повторяю: это случается, когда у ребенка нет внутреннего крепкого какого-то стержня и нет сильных сдерживающих центров, а это у многих детей наблюдается. В принципе, у детей просто в силу их физиологических особенностей возбуждение преобладает над торможением, торможение у них неразвито и развивается постепенно. А когда ребенок уязвимый, нервный ребенок – тем более жизнь его дезориентирует. Очень много сегодня идет провокаций своеволия и того, что перевозбуждает. Поэтому, где тонко – там и рвется. И идет мощная подпитка всего отрицательного.
Развивающиеся же страны ещё достаточно патриархальны, и там существуют четкие представления, что можно, а чего нельзя. Возможно, эти представления своеобразны, если это мусульманские страны, но они достаточно четкие, и не нарушаются так, как в развитых странах. Сейчас часто приводят в пример Японию, где до семи, а кто-то говорит, что и до двенадцати лет вообще ничего детям не запрещают, а потом начинают их ограничивать. И вот такие продвинутые молодые родители, которые начитались всего этого, пытаются этому следовать. И часто к пяти-шести годам возникает что-то просто невообразимое. Особенно, если ребенок уже идет в детский сад, где есть определенные правила, возникают очень большие проблемы.
Мой зять несколько лет назад был в Японии, и я его специально попросила поинтересоваться у японцев этим вопросом. Когда он вернулся, он мне сказал: «Понимаете, да, нельзя сказать, что там что-то запрещают детям, но там настолько ранжированная жизнь, что непослушание и не приходит в голову ребенку! Там всё очень четко расписано: что можно, и что нельзя. Там даже неформалы, типа панков есть. И ты можешь быть неформалом – уже сейчас эта западная масс-культура пробила эту брешь – но ты не можешь вести себя как ты хочешь! Если ты неформал, ты должен иметь такую прическу, ты должен так одеваться, ты должен общаться именно с такими людьми, делать то и то. Тогда ты неформал, тебя признали в качестве неформала. Если ты не хочешь быть неформалом, а хочешь вписаться в общество: есть очень четкие понятия, что ты должен делать. А если ты не хочешь и не того, и не другого, то ты просто будешь выброшен из общества. И вообще непонятно, как ты будешь существовать».
И поэтому не приходит даже мысли детям в голову, что можно что-то напортачить. Они смотрят вокруг: очень четкие есть правила. И там лишний раз наказывать как-то детей или поощрять и не нужно. Потому что есть строгий корсет, в который они попадают с рождения и постоянно видят пример. Ведь для ребенка очень важен пример – дети растут и воспитываются по подражанию. Как ребенок учится говорить? По подражанию. Слышит и учится. Он же не изучает грамматику родного языка – ничего этого нет!
А здесь, в развитых странах, возникает хаос, когда говорится о том, что каждый имеет право на свой стиль жизни. И вот результат: ребенок дезориентирован. Поэтому там, конечно, рост психических отклонений! Безусловно! И иначе быть не может. И у нас он начался, когда пошла на вооружение эта идеология – пошел выраженный рост детских отклонений.
Ну, я уже не говорю о мультфильмах и прочем – идет очень мощная подпитка своеволия через масс-культуру. Что не возьмите! Мультфильмы, игрушки…. Возьмите, например, игрушку для мальчиков – «экшн-мэн», видел кто-нибудь, да? У него такая маленькая головка, огромные бицепсы, зверский совершенно вид и какое-нибудь ещё оружие. Но игрушка для ребенка...
 




Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/