Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Тайна смерти, загробный мир и воскресение». Протоиерей Олег Стеняев, священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»

 

Священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»
отец Олег Стеняев

 

Известные Пасхальные слова «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав» могут являться эпиграфом к тому, о чем мы с вами сегодня будем говорить.
 
Если человек из темной-темной комнаты зайдет в ярко-освещенную, потребуется некоторое время, чтобы его глаза привыкли к свету. Нечто подобное происходит и в современном религиозном самосознании.
Сейчас в некоторых религиозных школах, к сожалению, проповедуются идеи Оригена о всеобщем спасении. И православное учение о мытарствах объявляется чем-то апокрифическим, не соответствующим духовным реалиям. И это очень печально. Таким образом разрушается икона православного понимания загробной жизни. Я не оговорился, именно икона.
Надо сказать, что наши предки воспринимали жизнь, как написание некой иконы. Известные слова из молитвы Господней «Да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли» носили осязаемое, если хотите, значение – это была программа к действию. То есть икона Царствия Небесного. И по этому первообразу Небесной жизни наши предки осуществляли домостроительство жизни на земле. Когда произносились слова «Яко на небеси и на земли», каждый православный человек задавал себе вопрос: «А как на небеси?», чтобы знать, о чем он просит Бога, чтобы это наступило и на земле.
На небеси – абсолютная Теократия, Теомонархия, Царство, и когда мы молимся «Да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли», в той или иной степени мы просим Бога, чтобы те несовершенные формы правления, которые существуют на земле, рано или поздно прекратили свое существование, и мы бы действительно ощутили формат новой жизни, где царит Чудесный Божественный Порядок.
Сейчас делаются попытки нарушить икону семейной жизни, когда некоторые теологи из Санкт-Петербурга утверждают, что (якобы) цель брака не чадородие, что смысл брака – взаимное наслаждение, проповедуется гедонизм. Муж не является главой жены, у них равноправное партнерство, жена не должна бояться мужа и так далее. И здесь тоже нарушается икона – икона православного понимания семейной жизни. Ибо слово Божие учит нас, что семейная жизнь строится по первообразу. «Как Христос – Глава Церкви, – пишет апостол Павел, – так и муж глава жены». Эти первообразы, которые мы видим в небесной жизни, и о которых мы молим Господа, чтобы Его Царство наступило «яко на небеси и на земли», они для нас имеют огромное значение.
Сейчас делается попытка нарушить икону загробной жизни. Переписать, если хотите, икону загробной жизни грубо, по темпере, масляными красками, в самой модной манере.
Для нас слово «икона» имеет очень широкое значение: первая икона Бога – это Адам, о котором сказано, что Адам был создан по образу Божию. По-гречески слово «образ» это «иконос». Все, что мы созидаем, участвуя в домостроительстве Божием на земле, мы стараемся делать по образу небесному. И вот эти слова «яко на небеси и на земли» имеют для нас практический смысл.
Сегодня мы будем говорить о тайне смерти, о тайне загробной жизни и о тайне воскресения. Мы постараемся восстановить икону загробной жизни так, как наши православные предки всегда ее понимали.
Поэтому мы откажемся от новомодных теорий, которые нам предлагают теологи-реформаторы, мы будем говорить о смерти, о загробной участи, о мытарствах так, как этот вопрос понимали наши благочестивые предки.
 
Прежде всего, коснемся самого термина «мытарство». Откуда взят этот термин? Святой первоверховный апостол Павел в Послании к Ефесянам (Еф. 6:11-13) наставляет нас: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было встать против козней дьявольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего примите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять». Днем злым апостол Павел называет день смерти, когда душа отделяется от тела и оказывается в окружении демонов. И начинается брань на воздусех против духов злобы поднебесной.
Почему они называются «духи злобы поднебесной»? Прежде всего, потому, что в Псалтири в 113 псалме (Пс. 113:24) сказано: «Небо – небо Господу, а землю Он дал сынам человеческим». Мы видим, что место духам злобы поднебесной нет ни на небе, ни на земле, они находятся как раз между ними. И когда древние святые отцы прославляли подвиг Иисуса Христа на Голгофском кресте, то они говорили, что «Христос победил господина в его дворце». Что они имели в виду? Они имели в виду то, что Он умер на кресте, Его стопы не касались земли, Он висел на кресте между небом и землей. А это как раз пространство обитания духов. И Он на кресте одолел дьявола в его дворце как раз в поднебесной. Жертва приносилась на Голгофском кресте между небом и землей. «Небо – небо Господу, а землю Он дал сынам человеческим», а вот в пространстве воздушном, как раз и обитают эти духи.
Я помню, что когда я был на Святой Земле в Израиле первый раз, то гид, который нас встречал, благочестивый православный израильтянин, сказал: «Это Святая Земля, бесы по ней ходить не могут, но они здесь ходят по головам. Поэтому будьте готовы к тому, что всякие искушения и мысли дурные появятся».
Но, как мы знаем, служение Иерусалимского храма распространилось по всему миру уже в формате православного вероисповедания, и земля освящается литургиями, которые на ней совершаются. И действительно: земля – людям, небо – Господу, а эти духи, они в неком таком состоянии «не на небе, не на земле».
Сейчас мы с вами будем говорить о значимости этой земной жизни. Я не оговорился: вот эта земная жизнь решает все. Я прочитаю слова святителя Климента, папы Римского. Он пишет: «Итак, покаемся, пока живем на земле, ибо мы глина в руке художника. Когда горшечник доделает сосуд, и он в руках его искривится или распадется, может опять восстановить его. А когда поспешит поставить его в горячую печь, тогда уже не поможет ему. Так и мы: пока ещё живем в мире этом, должны каяться от всего сердца в том зле, которое мы сделали во плоти, чтобы получить от Господа спасение, доколе имеем время покаяния. Ибо по отшествии нашем из мира мы уже не можем там исповедаться или покаяться».
Трудно недооценить значение этой жизни: здесь совершается все. Там, за гробом, человек уже не может ничего сам изменить в своем состоянии. И когда меня спрашивают, пройдя какой рубеж, человек уже не сможет вернуться к Богу, не сможет восстановить с Ним взаимоотношение, я отвечаю: этот рубеж один – физическая смерть. Вот здесь уже человек сам не может ничего исправить. Ему могут помочь молитвы его родных и близких. Как вы знаете, мертвый сам за себя молиться уже не может, он нуждается в наших молитвах. Но сам человек уже ничего не может исправить, покаяния двери с момента физической смерти ему уже не отверсты. Когда душа отходит от тела – все, он ничего уже не может изменить.
Это связано, прежде всего, с тем, что человек – это не есть только душа, он есть ещё и тело. Когда душа выходит из тела, человек оказывается в неком непроявленном состоянии. Святые отцы описывают это состояние так, что «человек пребывает или в преддверии блаженств, или в преддверии мук». Нет полноты бытия, потому что человек не есть только душа, он еще и тело. Он не может вкусить полноту наказаний, он не может вкусить полноту блаженства, это некоторое такое состояние, очень сложное, не совсем проявленное.
И вот смотрите, какой парадокс: в этой жизни состояние тела поддерживает душа. Если душа выходит из тела, тело гниет, разлагается. В той жизни, когда будет воскресение тела, все будет наоборот: душа, вернувшись в воскресшее тело, обретет полноту бытия вновь. То есть все будет зеркально, все наоборот. И святые отцы сформулировали это такими словами: «Грешил в теле, и отвечать будешь в теле». Если жил благочестиво, причащался Тела и Крови Иисуса Христа, тело было миропомазано, предано христианскому погребению, над ним совершали православные обряды, то и вкусишь полноту блаженства в теле.
Святой Иустин Мученик пишет, что «для грешников было бы великим благом, если бы со смертью физического тела, умирала бы и душа. Это было бы великим благом для них: они избежали бы тогда тех страшных вечных мук, которые их ожидают».
Об этих страшных муках святые отцы пишут, что «когда в огне будет мучиться человеческое тело, его кожа сгорит, и плоть начнет отваливаться, сразу появится другая кожа и другая плоть. И так будет без конца».
О мытарствах писали очень многие святые отцы. Святитель Игнатий Брянчанинов приводит 17 подобных примеров из святоотеческих писаний и богослужебных книг. Это и святитель Иоанн Златоуст, и святитель Василий Великий, и святитель Ефрем Сирин, святитель Кирилл Иерусалимский и множество других отцов. Поэтому учение о мытарствах мы можем назвать тем, что называется в Церкви «Согласие отцов». Это не какие-то богословские частности, не частное богословское мнение, а сердцевина нашего исповедания. Так учили многие.
Святой отец IV века Ефрем Сирин пишет: «Когда приходят страшные воинства, когда божественные изъятели повелевают душе переселиться из тела, когда, увлекая нас силою, отводят в неминуемое судилище, тогда, увидев их, бедный человек... весь приходит в колебание, как от землетрясения, весь трепещет... божественные изъятели, появ душу, восходят по воздуху, где стоят начальства и власти и миродержители противных сил. Это – злые наши обвинители, страшные мытники, описчики, данщики; они встречают на пути, описывают и вычисляют грехи и рукописания сего человека, грехи юности и старости, вольные и невольные, совершенные делом, словом, помышлением. Великий там страх, великий трепет бедной душе, неописуема нужда, какую терпит тогда от неисчетного множества тьмами окружающих ее врагов, клевещущих на нее, чтобы не дать ей взойти на небо, поселиться в свете живых, вступить в страну жизни. Но святые Ангелы, взяв душу, отводят ее».
Надо сказать, что и в текстах самого богослужения Православной церкви мы находим упоминания о мытарствах. Это то, что относится к области Литургического богословия. Так, например, в Октоихе, в творении святого Иоанна Дамаскина в песнословии, посвященном Деве Марии, мы читаем: «В час, Дево, конца моего руки бесовския мя исхити, и суда и прения, и страшнаго испытания, и мытарств горьких, и князя лютаго, Богомати, и вечнаго осуждения». (Глас 4, пятница, тропарь 8-й песни канона на утрени).
Или еще: «Егда плотскаго союза хощет душа моя от жития разлучитися, тогда ми предстани, Владычице, и бесплотных врагов советы разори, и сих челюсти сокруши, ищущих пожрети мя нещадно: яко да невозбранно пройду на воздусе стоящыя князи тьмы, Богоневестная».
Успение Пресвятой Девы Марии, это такой формат отшествия от этой жизни, который невозможно назвать смертью в нашем трагическом, паническом восприятии этого слова и термина. Но в Придании известно, что когда Дева Мария готовилась покинуть этот мир, то даже Она молила Своего Сына, чтобы в момент отшествия Ее души от этой жизни в жизнь иную, Ей бы не видеть злых демонов. И, как мы знаем, сам Сын Божий явился, чтобы принять Ее святую блаженную душу.
Как происходит сама смерть, что мы знаем о смерти? В мытарствах Феодоры предлагается описание смерти, которое, по мнению знакомых мне представителей медицины, очень соответствует с тем, что реально происходит с умирающим человеком.
«И вот пришла смерть, рыкая как лев, вид ее был очень страшен, она имела некоторое подобие человека. Но тела совсем не имела и была составлена из одних только обнаженных костей человеческих. С собою она несла различные орудия мучений: мечи, стрелы, копья, косы, серпы, железные рога, пилы, секиры, тесла, и иные орудия неизвестные. Увидев все это, смиренная душа моя затрепетала от страха; святые же ангелы сказали смерти:
- Что медлишь? Разреши душу сию от уз плотских, - скоро и тихо разреши, ибо она не имеет много греховных тяжестей»…
И вот теперь будет описание смерти, которое точно соответствует медицинским описаниям:
«Тотчас же смерть приступила ко мне, взяв секиру, отсекла сперва ноги мои, потом руки (то есть начинают холодеть конечности, сначала ноги, потом руки). Затем при посредстве другого орудия все остальные части моего тела разрушила и члены от составов отделила. И не имела я ни рук, ни ног, и все тело мое омертвело. Смерть же взяла и отсекла голову мою, – так что я не могла повернуть головой, и она была мне чужой. После всего смерть сделала раствор в чаше и, преподнеся его к моим устам, напоила меня. И столь горек был раствор тот, что душа моя, не имея сил стерпеть горечи, содрогнулась и вышла из тела, как бы насильно оторванная от него. Святые ангелы тотчас же приняли ее на руки свои. Взглянув назад, я увидела тело мое, лежащее бездушным, бесчувственным, и недвижным. Совлекши его, как совлекают одежду, я смотрела на него с безмерным удивлением.
В это время бесы, явившиеся в образе эфиопов, обступили ангелов, державших меня. И начали вопить, показывая написания грехов моих:
- Множество грехов имеет душа эта, - потому пусть даст она ответ пред нами».
В этой жизни существует некий парадокс. Живя на земле, мы всячески стараемся сохранить жизнь нашего тела, хотя точно знаем, что тело наше умрет, погибнет, как бы мы о нем не заботились.
Настоящее же спасение тела происходит следующим образом: оно должно умереть, пройти через смрад разложения в могиле, вернуться в состояние предсуществования, т.е. в прах, из которого Бог создал первого человека, и воскреснуть, когда будет звук трубы архангела Гавриила. Вот этот день и будет днем спасения нашего тела. И парадокс заключается в том, что мы мало заботимся о спасении души, которую можно спасти только в этой земной жизни, и больше заботимся о теле, которое точно не спасем, как бы мы не старались. Вот такой интересный парадокс.
Когда человек умирает, с первого по третий день его душа находится с телом или посещает места, которые были особенно дороги для души. Когда я дохожу до этой части беседы, я верующим говорю: «Не теряйте тогда время! Отправляйтесь сразу в Иерусалим! Чтобы три дня провести у Гроба Господня! Абсолютно бесплатно!» Конечно, если душа была привязана к телу, она и будет находиться возле него все три дня, но если она привязана к святым местам, то она поспешит к храму Божьему. И тогда можно совершить паломничество на Святую землю, перенестись в пространстве, помолиться у Гроба Господня, я думаю, это будет очень разумно!
В третий день душа идет на поклонение к Богу. Это первое поклонение пред Престолом Божиим, таких поклонений будет несколько, а именно: на девятый день и на сороковой день, когда будет совершен Частный Суд. В дальнейшем нас еще ожидает поклонение Богу перед Страшным Судом и при вынесении окончательного приговора.
С третьего по девятый день душе показывают красоты рая. И некоторые отцы, правда, не все, говорят, что не только красоты рая, но и ужасы адских наказаний.
С девятого по сороковой день душа проходит мытарства. О том, что душе мертвого показывают красоты рая, говорится в Священном Писании в Третьей книге Ездры.
Именно поэтому очень важно молиться за усопшего в течение первых сорока дней, потому что в сороковой день выносится предварительный приговор. Но он неокончательный, потому что будет ещё Страшный Суд, где Господь отделит одних людей от других, и будет вынесен уже окончательный приговор.
Почему допускается предварительный договор, и почему он может быть изменен? Дело в том, что человек действительно будет судим за свои дела, но – очень важное «но»! – умирая, мы оставляем очень многое после себя. Например, в Писании сказано, что Бог наказывает детей за вину отцов до третьего или четвертого рода. Что это? Божий гнев или Божья милость? Это величайшая Божья милость по отношению к человеку! И я поясню.
Например, отец – пьяница. И он не изжил этот грех. Его сын пытается изжить этот грех, и у него не получилось. Только его внук изжил этот грех. И вот, во втором роду грех изжит. Внук не смог – правнук изживет: в третьем роду проклятье греха изжито. Человек, да, должен отвечать за свои дела. Но смотрите: какое самое главное дело человека в жизни? Дом построить, дерево посадить или ребенка воспитать? Конечно, ребенка воспитать! И вот как мы воспитаем наших детей, так нам и будет! Потому что они – продолжение нашей жизни, что мы вложим в них – зависит только от нас, это результат наших усилий.
Например, представьте себе: инженер построил мост. Он умирает. Через пять лет после смерти инженера мост обрушился, погибло много людей. Конечно, собирается следственная комиссия и устанавливает ошибку инженера. Кто же будет на том свете и на Страшном Суде отвечать за гибель людей? Тот человек, конечно. И если мы имеем ошибки в деле воспитания – это также печально.
Если мы не смогли в детей посеять что-то – во внуков посеяли что-то хорошее и доброе, и оно произрастет! Вот в этом и заключается великая милость Божия. Поэтому становиться понятным, почему Господь попустил распространение греха до третьего и даже до четвертого рода.
Итак, первое мытарство грех словом, пустословие, многословие, сквернословие, насмешки, беспричинный смех, пение непристойных песен.
В 33 псалме (Пс. 33:14) говориться: «Удерживай язык свой от зла и уста своя от коварных слов». Значит, есть коварные слова, которых надо стараться избегать в этой жизни.
Беседа о мытарствах должна предварять всех слушающих к покаянию. Вы просматривайте свои сердца, а я буду читать и свое просматривать, на каком мытарстве мы можем застрять...
 




Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/