Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Куда уходит детство?» Православный психолог и сектовед А.И.Солодков

 
Преподаватель Николо-Перервинской семинарии
православный психолог и сектовед
Солодков Андрей Иванович

Добрый вечер, дорогие братья и сестры, отцы и матери. Прошлая беседа, которая у нас с вами по милости Божией состоялась, была посвящена вопросу, почему не воспринимается предмет «Основы Православной Культуры» в школе. И мы с вами выявили несколько объективных причин, почему образование и воспитание идет в разрез друг относительно друга – скорее всего, есть просто образование, но нет воспитания. И выяснили, что, оказывается, нет и самого образования: наших детей не образовывают, а как бы выращивают, как некоторые овощи, как эдаких «синьоров-помидоров». И мы с вами говорили, что действительно сейчас в школе часто говорят: «Зачем нам нужен священник? Зачем нам нужен человек церковный? Разве это обязательно?»
Сейчас такие вопросы часто задают и в средствах массовой информации, и в различных публикациях. Где-то наступает какая-то катастрофа, и эти люди говорят: «Наша страна – она такая многоконфессиональная! Поэтому давайте не будем людей пугать, давайте мы просто пошлем психолога какого-нибудь туда, где произошло то или иное землетрясение, и он, как психолог, будет достойной альтернативой любым попам и церковникам!»
И в каждой школе, как вы знаете, теперь есть психолог, во многих школах сейчас идет разговор, чтобы ввести так называемую ювенальную юстицию, и так далее, и так далее. Я не буду говорить о ней много – вы наверняка знаете, что это такое. Скажу просто: ювенальная юстиция – это воспитание в детях Павликов Морозовых. То есть это такое юридическое учреждение, куда любой ребенок может прийти и пожаловаться на своего родителя, что он его наказывает незаслуженно или еще что-то.
Это все навязывается Западом, навязывается, чтобы в каждой российской школе был такой человек-представитель ювенальной юстиции. А вот священника попробуйте в школу пригласить – нет, у вас ничего не получится.
И мы с вами закончили на том, чем отличается светская психология от церковного предания. Почему это так важно? Потому что сегодня очень многие люди говорят о патриотизме. Если вдуматься в само слово «патриотизм», то нужно сразу сказать, что оно означает очень четкое и ясное понятие: быть патриотом – это не значит только махать шашкой, хотя если когда-то и придется защищать Отечество, может, и так надо уметь. Но слово «патриот», кроме всего прочего, это обращение к отцам: «патриос» – отец, «патриот» – обращенный к отцам, к их опыту жизни. И думается, что не только в различных сферах жизни – в искусстве, в политике, в экономике, но, тем более, и в сфере воспитания детей, в сфере воспитания молодежи необходимо обращаться к опыту отцов Церкви. Потому что отцы Церкви, как я слышал одно такое очень хорошее выражение, читали Священное Писание своей жизнью.
Сегодня много книг и много слов, но мало жизни по этим словам и мало тех, кто живет так, как говорит. А отцы Церкви подвиг своей жизни посвящали тому, чтобы жить так, как они думают, а не просто так говорить, пустословить. Как очень интересно заметил апостол Павел: «Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов» (1Кор.4:15) – помните такое? Много наставников, но мало отцов. И дальше он говорит: «Я родил вас во Христе Иисусе благовествованием».
Можно наставить, можно подсказать – это все внешние определения, это то, чего человек нахватался извне. А о том, что человек пережил сам, многие отцы, и Ефрем Сирин в их числе, и Кирилл Иерусалимский в своих Огласительных беседах, и Иоанн Кронштадтский говорят: «Если бы я это не пережил сам, я никогда бы и не рассказывал! Но есть некоторые вещи, которые сам не пережил, но рассказать надо для назидания, потому что знаю: опыт этот правильный». И знали они это, опять же, обращаясь к святоотеческой литературе.
Поэтому мы и закончили с вами в пошлый раз на таком эпизоде из «Поучений аввы Дорофея»: Авва Дорофей шел за некоторым человеком, впереди которого также шел человек. И вдруг он слышит, что второй человек поносит первого: «Ты и такой, и такой, и такой!» В общем, поносит его на чем свет стоит. А первый человек молчит. Ничего совершенно не отвечает. Авва Дорофей подумал: «Да! Какое смирение стяжал этот человек, что идет и молчит, и не отвечает ничего! Никак его не одергивает, никаких слов ему не говорит! Молча идет! Вот это смирение!»
И когда этот человек-монах дошел до своей кельи, авва Дорофей не стал медлить, побежал за ним, постучался, отворил дверь, пал ему в ноги и сказал: «Ты действительно великий смиренный человек! Сделай меня своим учеником! Я хочу быть твоим учеником! Скажи, как ты достиг такого смирения? Как ты мог молчать?»
И тогда тот человек ответил: «А я просто шел и думал: а кто он такой!? Что он идет и лает! Да пусть себе идет и лает, как собака! Он ниже меня, я выше его! Собака и собака – пусть лает, какое мне дело, если я все равно выше его?» Тогда авва Дорофей от него отшатнулся, перекрестился и сказал, что более страшного и пагубного лжесмирения он никогда не встречал!
Что говорят школьные психологи, когда к ним приходят дети жаловаться? «Да ты не обращай на него внимания! Да ты будь выше! Кто он такой, и кто – ты! Кто твои родители? Смотри, из какой ты семьи! У вас там и бабушка, и вся интеллигенция! А они кто?» Вот оно, оказывается, как! А нас хотят посадить между двумя стульями! Сейчас эта общеобразовательная воспитательная проблема, я говорю в общем, в государстве – мы поговорим с вами и о семье, и о личном опыте каком-то, и вообще, как положительно можно работать с подростками – но общая ситуация, которую хотелось бы сегодня обрисовать, она именно такая! Люди не то чтобы знают, что хорошо, и не делают, а у них нет критерия, что такое хорошо, и что такое плохо. Это философия релятивизма. Люди говорят: «Попробуй! Если тебе хорошо, значит это хорошо». Человек попробовал: один раз напился, второй раз напился. Ой, на третий раз утром что-то уже совсем плохо! Значит, это что-то не совсем хорошо, что мне подсказали!
Действительно, сегодня перед самыми высокими кругами (не думайте, что только мы с вами вот тут собрались поговорить о проблемах), перед Министерством образования, например, стоит дилемма: как, и в какое русло им направить образование так, чтобы оно было полезным? Направить так, чтобы дети не были просто теми «шалтай-болтаями», на которых они сегодня так похожи, как петрушки, когда гуляют по улице, но чтобы они не подражали эстрадным скоморохам, а действительно зародить в них ту высокую культуру.
Есть и в Министерстве образования такие люди, которые задумываются над этим! Как этот процесс направить? Как лучше сделать? Как переломить вот тот поток негативной информации, который идет с телевидения, со страниц журналов и газет? Ведь по телевизору дети ничего и не смотрят, кроме нескольких каналов, какой-то там «2х2», мультики…
Однажды в Москве, это было этим летом, в августе, я выхожу из метро, и вдруг вижу, как у палатки, где продают различные диски, кассеты, видео, аудио, один маленький мальчик закатил настоящую истерику, тянет к палатке маму, потом сел в белом костюмчике на землю и кричит во всю мощь: «Мама, купи мне Симпсонов!!! Купи Симпсонов, и все! Хочу Симпсонов!!!» Я не знал раньше, что это такое, но потом поинтересовался, посмотрел, думаю: «Ну, понятно теперь, откуда все эти словечки и весь сленг современной молодежи! Все это оттуда».
И действительно перед государством и перед нами стоит задача понять, в какое русло правильно направить образование и воспитание ребенка, как это сделать. В Церкви даже делаются такие попытки. И сейчас это состояние похоже на одну сказку – иногда после серьезных богословских книг мне хочется почитать что-то простое и откровенное народное – одна «бабулька» подходила к иконе Георгия Победоносца и ставила свечку со стороны святого Георгия. А змею, которого Георгий поражает копьем, она грозила кулаком и говорила: «Ух, ты, змеюка нехорошая!» И снова, и снова это продолжалось: с одной стороны свечку поставит, а с другой стороны иконы все говорит: «Ух, ты какой нехороший, окаянный!» А однажды ночью спать легла, а ей этот змей приснился, и что она в ад попала. Она в холодном поту проснулась, начала креститься, думает: «Господи, а вдруг я, правда, в ад попаду!?» И с тех пор стала ставить свечку и Георгию Победоносцу, и этому змею.
Вот у нас с вами сегодня в воспитании и в образовании точно такая же картина: они стараются сесть сразу на двух стульях. И с Православием позаигровать, и змею этому свечечку поставить. И получается «шалтай-болтай», « ни туда, ни сюда», нет нормального правильного направления. А дети, которые подвергаются всему этому, думают: «А что же, правда, делать-то?» Потому что к ним сначала пришел православный священник или православный преподаватель-катехизатор, а потом в этот же класс впустили какого-то там дядечку-оккультиста, или еще кого-нибудь, который сказал им совсем другое. И все это прикрывается только одной формулировкой. Какой? «Свобода вероисповедования». Это называется «ни Богу свечка, ни черту кочерга». Точно, как и та «бабулька», которая и тому, и другому свечки ставит. Эдакое «одинаковое поклонение».
И эта ситуация очень сложная. В школе можно найти подход к детям, а я основываюсь на многолетнем собственном опыте, только на личной основе, только на личной договоренности. Это должны быть подготовленные люди, имеющие опыт общения с детьми, а не просто – обыкновенное «я хочу». Потому что одного «я хочу» – мало! Я преподаю на катехизаторских курсах в Российском православном университете, где Высоко-Петровский монастырь. Там учатся уже взрослые люди, которые, действительно, сами уже преподают в гимназиях и воскресных школах. И некоторые из них говорят: «Я хочу!» А мы им отвечаем: «Нет, вам надо ещё пару лет поучиться!». А, бывает, кому-то говорим: «Вам лучше за свечным ящиком стоять или другую какую-нибудь работу найти. Потому что у вас не получится!» Просто потому что есть некоторые вещи, которые иной человек просто не может сделать, даже если он хочет.
И если говорить о школе, то можно сказать, что самая лучшая школа воспитания и образования – это семья. Бог Сам создает первую семью: Адама и Еву. Это – Божие установление. Бог дает первое повеление Адаму и Еве о послушании друг другу. Как нарушается эта иерархия, мы не будем повторять – мы знаем, что произошло. Сразу же происходит нестроение в семье, и происходит нестроение и братоубийство между родными Каином и Авелем. Дальше мы видим, как этот род каинитов деградирует, и так далее, и можно читать Священную историю долго-долго, и умудряться, и детям, и себе, прочитывать ее неоднократно.
Если говорить о том, куда уходит детство, то нужно сказать, что детство уходит в вечность. Сначала оно уходит во взрослый возраст, а потом детство уходит в вечность. Поэтому лучше будет задать такой вопрос: «Что детство уходит в вечность – это понятно. И то, что, хотим мы с вами или нет, но и мы обречены на вечность – это тоже понятно всем. Но с кем и где будет эта вечность – это уже вопрос очень и очень серьезный!» Поэтому необходимо переформулировать вопрос более правильно: не «куда уводит детство?», не «куда уходит?», а «куда уводит, и кто уводит это детство?».
Итак, сегодня есть очень много православных людей, которые делают попытки организовать правильное воспитание детей в рамках школьного образования. И некоторым положительным опытом этих трудов я бы хотел сегодня с вами поделиться. Есть такая международная ассоциация «Витязи», проводящая ежегодные сборы, где собирается более 150 человек подростков от 10 до 16-17 лет из разных стран мира. В основном болгары, сербы, черногорцы. Были дети из Македонии, Белоруссии, Крыма.
И, общаясь с ними, действительно набираешься какого-то опыта и понимаешь одну такую простую вещь: нельзя детей и подростков сразу наставлять каким-то менторским голосом, хотя организация была и полувоенная. Тем не менее, ребенок или подросток всегда чувствует: «Так-так-так! Не надо на меня давить! Могу и прыснуть!» Как в той рекламе: «А ты налей и отойди!» – не надо переливать слишком много даже такой полезной информации!
Очень многие учителя воскресных школ, или те учителя, которые пытаются начать преподавание Основ Православной Культуры в школе, начинают свои уроки с сотворения, грехопадения – ну, как по Закону Божьему Слободского. И я когда-то тоже так начинал, искал разные подходы к детям, использовал разные пересказы: вот есть, например, Библейская история для детей Соколова, аккуратно записанная, в интернете её можно скачать. Но когда начинаешь ее читать детям, то, вы знаете, внимания у них практически нет! Дети отвлекаются и совершенно тебя не слушают. Поэтому мне показалось необходимым найти такой подход, чтобы они могли действительно это слушать и из какого-нибудь интересного рассказа или истории понять, почему человек поступил так, а не иначе, что его подвигло на этот поступок!?
Например, я вам сейчас расскажу одну историю. Это история о том, что такое настоящая дружба. Я так первую беседу свою и называю в школе, вешаю афишку: «Что такое настоящая дружба по православному?»
Вторая беседа – что такое настоящая любовь по православному. И это практически всех интересует: «А что же такое настоящая дружба, настоящая любовь, да еще и по православному?»
Сейчас у них, у подростков, любовь – это сразу «хи-хи». Непонятно им, что это такое за «по православному» любовь, дружба!
А что же такое настоящая дружба по православному? Жил-был в одной стране король, и правил он ею достаточно благополучно. Однако, увы, он был свирепым и, подчас, даже очень жестоким к своим придворным и всем своим подданным. Однажды он услышал, что в этом городе живет Мирос, грек, который называет себя христианином, и говорит всем, что этот наш нынешний царь – плохой и жестокий, и даже, подчас, несправедливый!
Тогда царь вызывает к себе этого Мироса и говорит ему:
- Ты ли говоришь мне о том, что я – царь подлый, и нечестный, и неблагочестивый!?
- Я, - спокойно ответил Мирос
- Ты ли говорил, что я неправедно засадил последнего человека в тюрьму, и теперь он там из-за меня сидит?
- Я, - ответил Мирос.
- Ну-ка, сейчас же отрекайся от своих слов, иначе тотчас же последуешь в темницу!
- Не могу, - ответил Мирос.
- Почему это ты не можешь!?
- Потому что если я отрекусь, то, значит, я буду не прав! Значит все, что я говорил до этого – было ложью! И об этом узнают люди. А, значит, люди подумают, что христиане могут оказаться обманщиками! Да ещё и трусливыми!
- Ах, так, - разозлился король, - тогда ты будешь посажен в темницу!
Мирос упал на колени и взмолился Господу. Но он не боялся тюрьмы, он не боялся смертной казни, потому что знал, что человек рождается для того, чтобы умереть, и умирает для того, чтобы жить. Но Мирос взмолился лишь о том, чтобы злой король на время отложил казнь, для того, чтобы попрощаться со своей семьей, которая жила в соседнем городе.
Король подумал: «Какой хитрый! Сейчас убежит от нас в этот город, и где его потом искать!? Где я его потом найду?»
- А как ты вернешься обратно, Мирос, откуда я знаю, насколько ты честный?
- А я оставлю за себя залог, - ответил он.
- Какой же залог ты хочешь оставить за самого себя? У тебя и в карманах ничего нет! А ну-ка, выверни!
Мирос вывернул карманы, и оттуда посыпались только мелкие хлебные крошки, которые он подобрал в горсть и положил обратно.
- О каком же ты говоришь залоге?
- Вместо меня,- сказал Мирос, - в тюрьме пока посидит мой лучший друг.
- Как, лучший друг? – удивился король, - вместо тебя посидит лучший друг!?
Король подумал своим лукавым умом: «Наверняка, Мирос не такой уж глупый человек, чтобы вернуться на собственную казнь, пусть его друг посидит за него. И когда он не вернется, мы выведем друга на плаху и покажем, какие все христиане врунишки, и тогда я себя оправдаю!» И он сказал: «Хорошо, иди! Но я даю тебе три дня».
Мирос быстро пустился в дорогу. Как у настоящего христианина, у него не было двух пар сапог, и не было двух рубах – у него было только то, чем можно подпоясаться. Он пришел к своей семье, и все они были очень рады.
Однако он рассказал родным, по какому печальному поводу пришел, и почему ему скоро придется уходить. Они немножко всплакнули, но так как они были христианами, то они знали, что встретятся в будущей жизни. И они его всячески уговаривали, чтобы он хотя бы еще какое-то время побыл бы с ними. Знаете, - это я так говорю детям, - когда мы приезжаем к бабушкам и дедушкам, то они всегда говорят: «Ну, вот, еще бы хоть денечек побыл бы! Ну, прямо как во сне, прямо как не видали совсем внука! Вот только приехали – сразу, прямо, и уезжаете!»
Но Мирос не мог остаться, потому что там за него сидел в тюрьме его друг. И вот когда он уже собрался в дорогу, вдруг случилась непогода, как говорится, «разверзлись хляби небесные». Тот ручеек, который он тогда перемахнул одним шагом, оказался теперь бурным потоком. Камни, бревна, глина, все это смешалось в водовороте – невозможно было его не то, чтобы переплыть, не то, чтобы каким-то чудом переправиться через него – а нужно было строить мост, и это единственная была возможность, чтобы перейти ужасный поток.
Но какой мост!? Ведь остались считанные часы, когда друга могут убить!
Тогда Мирос, помолившись и перекрестившись, бросился в эту бурную пучину со словами: «Господи, спаси меня и помилуй!» И вдруг каким-то чудным образом оказался на той стороне!
Пробежал, было, лес, который и не заметил в своей спешке, сорвал по пути две-три ягодки, чтобы утолить голод.… Вдруг дорогу перегородили разбойники. Мирос взмолился: «Братцы, у меня ничего нету! Я иду в город – мне надо дотемна туда попасть, иначе ворота закроют! Нет у меня, братцы, ничего!»
Главный бандит тогда сказал: «Ну, ладно, нет у тебя ничего, зато мы нового человечка давно не видели! Так хоть поиздеваемся над тобой немножечко – и то нам радость какая-то! А то нам скучновато – мы в этом лесочке совсем уже засиделись!»
Тогда Мирос опять взмолился Богу и сказал разбойникам: «Отпустите меня!» И рассказал историю, по причине которой он так торопится в город.
Когда атаман это услышал, он переспросил: «Значит, причина того, что ты так спешишь именно в том, что твой друг за тебя сидит в темнице и ждет казни? Пожалуй, у тебя благородное сердце!» И отпустил его.
И вот когда уже показались ворота, а тем временем на плаху привели его лучшего друга, и топор палача навис над его шеей, Мирос закричал, подбежав, из толпы во все горло: «Стойте! Остановитесь! Это не он, это я должен был быть на его месте!»
Тогда толпа обернулась, увидела бегущего Мироса, увидела того человека, который сидел за него в залог в тюрьме и сейчас должен быть казнен. Мирос быстро поднялся по ступенькам к месту казни, и они с другом обнялись, а весь народ удивился этой их дружбе, удивительной дружбе христиан. Тогда не было мобильных телефонов, не было в девять часов программы «Время», не было даже телеграфа и почты, но, как раньше говорили, «сарафанным радио» всё это быстро разнеслось по домам. Эта весть долетела даже до самого короля.
Когда король услышал об этом, то он позвал этих двух друзей и спросил у них: «Что же так скрепило вашу дружбу, что один сидел за другого, другой же вернулся, чтобы этого не убили? Разве не должно было быть всё наоборот?» И тогда Мирос и его друг объяснили, что нет больше той любви в этой жизни, если кто душу свою положит за други своя. Так Христос полагал Свою душу за нас с вами, так и они у Христа научились полагать душу друг за друга.
Вот такая история. Эта история – как некое предисловие, после которого – пожалуйста! – можете развивать всю историю христианской жертвенности. И это будет понятно детям, они эту историю будут слушать, открыв рты! Если у вас еще будет возможность поставить тихо-тихо, фоном, какую-нибудь классическую музыку, пусть это будет Вивальди, или даже какой-нибудь красивый греческий одноголосный распев – еще будет больше внимания с их стороны. И даже самые непослушные дети, знаете, хулиганы, которые всегда в каждом классе бывают, они вечно сбивают людей, начинают крутиться, вертеться – даже они примолкнут! Это – история о настоящей дружбе, о том, как христиане умеют дружить.
Следующая история о том, как правильно уводить детство, чтобы оно не уходило туда, куда оно часто уходит сегодня. Ведь, так или иначе, детство закончится, уйдет во взрослое состояние, потом в состояние зрелое, в состояние старости. И каждый человек, который есть на земле – он не умрет! Каждый человек будет в вечности, но – вопрос: где и с кем?
Святитель Иоанн Златоуст очень хорошо подмечал, что ребенок подобен воску от свечи: пока он ещё маленький, то возьмешь его, и как надавишь, так оно и останется. Если вы в ребенка заложите эту изюминку добра и любви, так это зернышко и прорастет.
История номер два. Девочек, особенно в двенадцать-тринадцать лет интересует, что такое настоящая любовь по-православному. Они даже из других классов сбегаются подслушивать под дверью – им это интересно. Вы не подумайте, что те истории, которые я вам сейчас рассказываю – это обязательно какие-то шаблоны! Этих историй вы можете найти сегодня сотни и сотни! Сейчас столько литературы! Просто нам, постоянно занятым взрослым, не остается ни времени, ни терпения, ни чего…
А мы хотим спасаться как-то по-другому. А ведь сказано в Писании: «Терпением вашим спасайте души ваши». Какое терпение!? Мы бежим – у нас свои дела!
Но, раз уж я решил поделиться с вами своим небольшим опытом, вот еще одна история. Это история о капризном принце Фридрихе – я специально беру какие-то такие сюжеты, чтобы они не ассоциировались с жизнью святых людей, потому что там есть какие-то курьезные моменты, иногда даже надуманные, и вы сами понимаете, что эти сказки – всего лишь для поучения. Это история о Фридрихе, который жил в одном королевстве. Королевство же было не настолько богатым, чтобы вдруг не взять в жены по каким-то возвышенным причинам для своего принца еще более богатую, чем он, принцессу. И разнеслась молва: самого лучшего, самого вежливого, самого хорошего, самого уважаемого, самого-самого-пресамого желает принцесса взять себе в мужья такого-то и такого-то короля очень и очень, весьма богатого королевства.
Ну, конечно, все мелкие королевства вокруг зашевелились после такой информации, и начали готовить свои сыновей к этому ответственному событию – женитьбе. И, естественно, начал готовиться к свадьбе и король, отец Фридриха, учить его элементарным правилам приличия. Фридрих же был ужасный, избалованный, как и все дети, которые часто бывают из богатых семей, где им все можно, все позволяется, где нет никакой строгости, где присутствует психология Зигмунда Фрейда.… В общем: делай, что хочешь! Вот этот Фридрих и делал, что хотел, что ему на ум приходило.
Отец созвал всех его придворных и сказал: «Так! Через две недели вы должны будете научить моего сына хорошим манерам и правилам поведения!» – «Две недели!? Хорошо!» – сказали мудрецы.
«Фридрих! – говорили они ему, – Когда сидишь за столом, то держи спину прямо, не держи руки под столом, держи их на столе! Вилку надо держать в левой руке, а ножик – в правой…» И так далее, и так далее. Потому что множество различных правил этикета существует в мире, и многие из этих правил совершенно не нравятся маленьким мальчикам.
И Фридрих, как мальчик совершенно избалованный, однажды взбунтовался и закричал: «Сколько правил ещё есть!? Сколько я должен выучить еще правил!? Сколько их вообще есть!?» Мудрецы ответили: «Ну, где-то еще около тысячи – это точно!» – «Боле тысячи!?» – удивился Фридрих. Он разбросал всё, что было у него на столе, выбежал по фойе с визгом и криком, и слуги помчались за ним вслед.
Когда прошел данный на испытание срок, то король вызвал всех своих этих премудрых учителей и спросил: «Ну, что!? Выучили вы его каким-нибудь правилам поведения!?» Они стояли все, потупив глаза, и бормотали с великим страхом: «Нет, господин! Это – невозможно!» Король сказал: «Я вас всех выгоню со двора на конюшню, вы будете у меня заниматься самой тяжелой работой, если вы за оставшийся до сватовства день не примите все меры, которые возможно, что бы он выглядел принцем! Хотя бы просто – че-ло-ве-ком! Человеком!»
Тут вышел один из придворных и сказал: «Я знаю одного мудреца, правда он не живет в городе, он живет в пустыне, его еще зовут отшельником, и говорят, что он верит в Бога Христа, ну, как христианин. И говорят, что он дает такие мудрые советы, что очень многим людям он помогает» – «Да!? – удивился король, – так давайте, ведите скорее сюда это мудреца!» – «Мы, конечно, сходим, но это такой человек, что и неизвестно, а вдруг он с нами не пойдет!?» – «Так объясните причину! Скажите ему, что я отдам ему полцарства, например, если он научит моего сына добрым манерам!»
Делать нечего, пошли придворные к старцу. Старец выслушал их беду и сказал, хорошо, пойдемте. И пошли…
Фридрих, как всегда, раскинувшись, сидел за столом, ел виноград, болтал в воздухе ногами и хлопушкой бил мух. Когда к нему привели старца, он, хихикнув, спросил: «Что это ещё за чудище вы ко мне подвели!?»
Мудрецы тотчас кинулись к Фридриху, наперебой говоря, что так очень невежливо, некрасиво, плохо говорить о таком старце!
- Кто такой?
- Такой-то и такой-то, слуга вашего господина.
- Ну, вот опять будешь мне сто пятьдесят миллионов много тысяч сто пятнадцать миллиардов сто тысяч пятьдесят восемь раз говорить, как мне себя вести!? И я буду опять эти правила учить?!
Старец ответил:
-Да, нет! Всего лишь одно небольшое правило!
- Одно? Ну, на это я согласен!
Сел Фридрих ровно, руки сложил, думает: «Ну, одно-то правило я выучу как-никак! Чего мне стоит!?»
А правило звучало следующим образом: «Ты, маленький Фридрих, должен поступать с людьми так, как будто они – заколдованные принцы! Для начала тебе этого хватит. Просто представь, что тебя околдовала какая-нибудь колдунья!» – «Как это, все вот эти придворные дамы и слуги – все заколдованные принцы?» – «Да!» – «Ну, бросьте заливать!» – «Да, честно-честно!» – «Что, и э
Тот кучер с длинным носом – заколдованный принц!?» – «Да!» – «Ну, вы ещё скажете, что и горбач-скоморох – тоже заколдованный принц!»
«Конечно», – ответил старец. «Ну, хорошо, - сказал Фридрих, – пожалуй, я, может быть, и попробую…»
Ещё день оставался перед сватовством, и Фридрих, с утра, по своему обыкновению, побежал по всем своим комнатам, которых было более тридцати трех, с диким улюлюканьем и визгом. Но вдруг он увидел, что на полу спит его стража, которая всю ночь сторожила его сон и охраняла его, не дай Бог чего! Он остановился и подумал: «А вдруг они все – заколдованные принцы? Они же охраняли меня всю ночь!» – и прошел мимо них на цыпочках! Все люди, дворовые, которые окружали его день и ночь, не поверили своим глазам…
Когда же он побежал дальше, забыв случайно о том совете, который дал ему старец, он вдруг остановился перед придворной дамой, которая случайно выронила платок возле былого принца. И задрожала от страха. Потому что обычно он тотчас бы выкинул этот платок с дороги в канаву, и пнул бы его ещё и ногой в отместку, чтобы посмеяться и похохотать над этим.
Вдруг в этот момент он вспомнил совет старца. Он поднял его и спросил: «Не вы ли уронили это платок, возьмите, пожалуйста!» Все придворные так и ахнули: «Что же происходит с нашем принцем? Что ж происходит с ним!?»
И вдруг Фредерик увидел карлика, обыкновенного карлика, который должен был его смешить. И вот этот карлик упал на пол, стал строить всякие смешные рожи и прочее – только чтоб принцу было весело! Принц вспомнил о слове старца и сказал: «Встаньте, пожалуйста!» Карлик недоверчиво посмотрел ему в глаза – он подумал, что это очередная какая-то провокация со стороны принца. И опять он упал на пол. Опять стал кататься, баловаться, орать и бить себя по голове у ног Фридриха.
Принц же искренне от всего сердца повторил: «Встаньте, пожалуйста!» – «Это вы мне» – спросил недоуменный карлик? « Вам! Ведь это вы сейчас просто такой, а на самом деле – вы другой! Я это знаю, я знаю ваш секрет, встаньте!» И принц поднял своего шута и даже угостил его конфетой. Они обнялись и с тех пор стали лучшими друзьями.
Но вот настал самый важный день, день, когда принцесса должна была всё-таки выбрать, кто из всех принцев достоин её руки. Собрались принцы с хорошими подарками, у каждого были прекрасные манеры, все кланялись, говорили «здравствуйте, пожалуйста, милости просим…»
Но у них у всех был всего лишь один недостаток: к отцу принцессы он все без исключения относились очень хорошо, потому что хотели достичь своих целей. Но ко всем остальным – относились очень пренебрежительно. Потому что у них не было совета старца. А Фридрих ко всем стальным принцам относился одинаково, потому что он знал: если уж они и ведут себя плохо, то это просто потому, что их заколдовала злая колдунья! И к ним ко всем надо относиться как к самым настоящим принцам!
И когда настал час выбора: кого же выберет принцесса, то принцесса ответила: «Конечно, все были хороши, конечно, все вели себя отлично, у каждого из вас были прекрасные манеры, но я заметила, что многие друг перед другом превозносились, а когда встречались, то и не здоровались, а только косо смотрели. А вот Фридрих так не поступал! Он всем кланялся, не смотря на то, что ему никто не воздавал обратно поклонов!»…
Вот это история – о настоящей христианской любви! В каждом человеке, как сказано в Священном Писании, мы, христиане, должны видеть Христа! А Господь говорит нам: «Что вы Мне говорите «Господи, Господи», а заповедей моих не соблюдаете!?» А какая самая главная заповедь? «Носите тяготы друг друга и так исполните закон Христов». Нет больше той любви, кто душу свою положит за други своя.
Ученики Ему отвечают: «Как же так!? Мы и больных исцеляем, и бесов изгоняем, и вон чудеса какие творим, а Ты говоришь, что мы ничего не делаем!»
А Христос им отвечает: «Все, что вы сделали малым сим – Мне сделали! Если хоть одного человека во Имя Мое напоите чашей холодной воды, это всё равно, что вы сделаете Мне!» Вот, оказывается, как, вот, оказывается, в чем христианство!
И дальше так и продолжайте говорить о Христе, о Его доброте, о Его любви, об отношении друг к другу во Имя Его.
Самым сильным и серьезным примером является воспитание не в школе. Потому что те рассказы, что я рассказал можно использовать с очень глубокой и глубокой натяжкой. И тем, кто совершенно ничего не слышал о христианской жизни. На моих примерах им можно что-то пояснить, но это – всего лишь примеры.
Однако в христианской семье другая обстановка, другая атмосфера. И дети в основном сморят не на то, что им говорят родители, а на то, как они сами поступают.
Была такая интересная история, когда долго не было дождя, и все решили молиться в церковь. А мальчик, которому тогда исполнилось всего пять лет, пришел в храм с зонтиком. И все взрослые тотчас стали над ним посмеиваться: жара, солнышко, «чего ты с зонтом-то приперся»? Он говорит, так, а молиться-то мы пришли о дождике! Вот такая у него была вера. А взрослые пришли помолиться, конечно, без всяких зонтиков и без всяких плащей. Вот такая была вера у взрослых: книг много, а деланий мало.
Как говорил покойный отец Дмитрий Дудко: «Много книг, много наставников, которые говорят о вере! Но как мало тех, кто ею живет!» Он же, отец Дмитрий, очень печалился о детских душах – вот только недавно я смотрел его архивы – и говорил: храмы осквернялись, но сейчас мы вычистили храмы, что-то в них сделали, и они начинают более или менее восстанавливаться, очищаться от скверны. Но другая скверна проникает! Поникает скверна в души наших детей! Поэтому семья – это самая настоящая школа любви, семья – это то, где человек может получить изначальное представление о мире, изначальное представление о дружбе, о взаимовыручке. Но все, опять же, будет зависеть от того, как родители будут вести себя на глазах своих детей. Это значит очень и очень много.
Потому что когда мы откроем Священное писание, то мы сможем прочитать множество историй, которые плачевно оканчивались даже для некоторых детей священников. Если вы помните эту историю о Дине – помните, тридцать четвертая глава, Книга Бытие? – «Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие» (Быт. 34:1-2). Блаженный Августин это объясняет так: любопытство Дины привело к тому, что она сама себя из-за своего любопытства как бы отдает в рабство греха. Блаженный Августин так и говорит, что она сняла с себя одежды, которые подобало носить народу израильскому, она надела на себя серьги и бусы и всё остальное, в чем ходили эти девушки, что бы никак от них не отличаться. И предлогом у нее было лишь простое любопытство посмотреть, как там он живут?
Как хорошо нам Евангелие об этом говорит! Для кого-то это уже устарелые заповеди, но заповедь-то ту никто не отменял, что «дружба с миром – вражда против Бога!»
А Дина, она захотела просто подружиться с миром. И была опорочена.
И во множестве историй Нового Завета, которые вы все знаете… Множество историй, где семья даже священника была уязвлена! Возьмите Ноя, его хамское отношение к своему отцу, вся эта негроидная нация...
Возьмите блудного сына, который заранее похоронил отца, наследство которого могло достаться ему только после его смерти.
У одного священника был сын. И он по малолетству стал гулять, хулиганить, драться, стал выпивать водку и вести себя совершенно бесстыдно. А был такой нормальный парень, отрок, ходил всё время в храм. И испортился. Да ладно бы сам себя мучил – девушек тоже мучил…
И его отец-то иерей ему тогда сказал: «Я тебя не приму. Что хочешь, Алешка, сволочь, то и делай – не приму!». У того священника сердце даже немного окаменело: ну, а как, когда родной сын, а тут такое!?
Потому, конечно, после общения с духовником, который этому-то святому отцу всыпал, что «а как же блудный сын, например, забыл, а!?» - потому этот отец загрустил.
Ну, а действительно, когда в нашей семье происходит такие подобные трудности, когда наши дети уходят в страну далече, расточают имение – а самое главное имение – это ж душа! Вот так они расточают свои имения, свое детство, свою юность. Они так легко...
 

 

 

 

 
 

  




Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/