Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Семейная жизнь ветхозаветных патриархов и угодников Божиих. Женитьба Исаака», фильм 8-й. Протоиерей Олег Стеняев


 
 
Священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»
отец Олег Стеняев

Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Итак, мы с вами сегодня продолжаем наши беседы по Книге Бытия.

«Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет: вот лета жизни Сарриной» (Быт. 23:1). В самом начале 23-ей главы говориться о ее смерти. Но, в действительности, в этом есть глубокий смысл. Ведь по-настоящему наша жизнь раскрывается в наших детях, в наших потомках.

И то, что житие Сарры обозначено в тот момент, когда она умирает, и потом рассказывается о ее потомках – это значит, что рассказывается о том влиянии, которое она оказала на своих детей, на свой род. Ее влияние было, прежде всего, и на Исаака, и, в дальнейшем, на все продолжающиеся потомства. Сарра в понимании Ветхого Завета – это, как бы, праматерь, и все последующие поколения евреев – ее дети.

Но Сарра является примером и для христиан. Как мы с вами читали, в Новом Завете говорится, что Авраам – это отец всех верующих, он – образец и пример для всех христиан-мужчин, а Сарра ставится в пример апостолом Петром для всех христианок-женщин (см. ср. 1Петр. 3:6).

И мы читаем далее: «И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, [который на долине,] что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее» (Быт. 23:2). Сарра умирает в местечке, которое называется Кириаф-Арбе. Как можно перевести название этого места? Можно перевести как «селение» или «город четверых». Что это за четверо имеются в виду? «Кириаф» – это населенный пункт, город или село, а «Арбе» – это «четыре». Какой же смысл?

В древности называние этого города истолковывали по-разному. Но, на мой взгляд, наиболее интересное истолкование заключается в том, что потом здесь будут похоронены четыре пары. По преданию, здесь, в пещере Махпела, похоронены Адам и Ева, потом здесь будут похоронены Сарра и Авраам, потом здесь будет похоронен Исаак и Ревекка, и, наконец, Иаков и Лия. То есть, четыре пары.

Но, нам трудно говорить про Адама и Еву, тем более что древнейшее христианское предание утверждает, что Адам был положен на том месте, где потом возник город Иерусалим. И древние люди, когда они положили Адама на горе, они не знали, что делать с мертвым телом: солнце светило ярко, и с черепа начала сползать кожа, начался процесс разложения. И тогда люди засыпали тело Адама землей, а эту гору стали называть «Голгофа» или «Гора черепа».

И когда римляне совершали казнь Сына Божьего, они копали углубление, для того чтобы кресты вставить в землю, и нашли череп. Этот череп они отложили здесь же рядом, и когда крест Господень вошел в выкопанную ямку, этим черепом его и придавили, чтобы надежнее крест стоял. И кровь Сына Божьего стекала прямо на реальную голову Адама, нашего праотца.

Но нам интересно посмотреть все древние предания, которые сохранились. В действительности, каждое из толкований, особенно если оно относится к древним временам, достаточно интересно.

И мы читаем: «И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, [который на долине,] (то есть, в Городе Четверых) что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее» (Быт. 23:2).

Вот тут очень непонятно: Сарра умирает, и Авраам откуда-то приходит. Что же они, раздельно, что ли, жили? Это не реально представить, что Сарра умирает, а Авраам живет где-то в другом месте! Конечно, нет! Поэтому логичнее связать приход Авраама к Сарре с тем событием, которое мы изучали в 22-ой главе. То есть, Авраам возвращается с горы Мориа, где приносил в жертву Исаака, и Господь остановил это жертвоприношение. И вот, Авраам возвращается и узнает, что Сарра умерла.

В христианской традиции есть разные объяснения смерти Сарры. Некоторые отцы говорили, что Авраам скрыл от Сарры то, что он делал с Исааком. Ну, наверное, он опасался, что ее нервная система не выдержит такой информации. Но есть объяснение, что Сарра каким-то другим образом узнала о том, что происходило с Исааком, и ее сердце просто не выдержало. И она умирает.

По-крайней мере, это объяснение слов «И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее». Потому что предположить, что они жили раздельно, в разных местах, на разных стоянках – это было бы очень сомнительно, потому что это была крепкая семья. И мы с вами изучаем не просто Книгу Бытие – подзаголовок наших лекций звучит так: «Семейная жизнь ветхозаветных патриархов».

«И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее». Здесь создается некий прецедент, то есть Писание подсказывает нам, что надо оплакивать мертвых. Но, при этом, в Новом Завете сказано: «Не скорбите, якоже прочие, неимущие упования» (см. 1Фес. 4:13). Мы читаем этот апостол во время отпевания усопших. То есть, скорбь должны быть умеренной, и мы не должны скорбеть, как скорбят безбожники, которые не имеют упования на воскресение из мертвых. А мы верим в воскресение из мертвых, поэтому наша скорбь об усопших предполагает, что разлука не будет вечной.

Поэтому когда христиане прощаются с усопшими, они не говорят слова «прощай», они говорят: «до свидания, до встречи». Потому что это временное расставание: когда человек умирает, он идет путем всех людей. Когда умирал царь Давид, описано в Библии, то, утешая окружающих людей, он говорил: «Я иду в путь всей земли».

Далее мы читаем: «И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым, и сказал: я у вас пришлец и поселенец; дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих» (Быт. 23:3-4). Вот это – очень интересное обстоятельство: казалось бы, Бог отдал Аврааму и его потомкам во владение всю эту землю. Однако Авраам говорит, что он «пришелец», «поселенец», то есть, как бы иммигрант, не коренной житель. И он просит, чтобы ему дали землю в собственность. И этой собственностью должна оказаться могила для его жены.

Действительно, сколько бы человек ни имел богатств, сколько бы ни имел земель, рано или поздно это кончается двумя метрами на кладбище. И это становится стабильной собственностью: больше ничего с собой в могилу человек не берет, но эти два метра, отрезок земли на кладбище – это то, что достаточно долго будет являться нашей собственностью.

Вот что пишет Климент Александрийский в Строматах о праведном Аврааме: «Писание объявляет добродетельного человека наследником Царства и согражданином древних праведников, которые следовали закону или жили в согласии с законом еще до дарования закона. Поэтому их деяния стали законом для нас. Писание учит нас далее, что мудрец есть царь, которому люди чужого племени говорят: «Ты царь Божий посреди нас, потому что подданные добровольно подчиняются праведнику и стремлению к добродетели. И философ Платон, полагая цель стремления в блаженстве, говорит, что оно состоит в уподоблении Богу насколько возможно. В этом он, в некоторой степени, согласен с учением закона. В самом деле, как говорит пифагореец Филон, изъясняя жизнь Моисея, великие натуры, свободные от страстей как-то легко достигают истины».

Вот такое есть объяснение у Климента Александрийского того, что мы будем изучать далее: как жители Ханаана отреагируют на просьбу Авраама, чтобы ему дали землю. Они почтят Авраама очень возвышенными словами.

Но здесь Авраам, пришелец и наследник Царствия Божьего, показывает, что он не имеет никакой собственности на земле, кроме того, что перемещается вместе с ним – это стада и люди. И единственную собственность, которую он хочет получить на Святой земле, это – кладбище. Он хочет создать кладбище для своего клана.

В Послании к евреям первоверховный апостол Павел пишет: «Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет» (Евр. 11:8). Действительно, когда Бог призвал Авраама, было непонятно, в какую землю ему надо идти.

Апостол Павел далее пишет: «Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он, – вот здесь очень важный момент! – ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог» (Евр. 11:9-10). То есть, в действительности все устремления Авраама вели к загробной жизни, и он ожидал города, который Бог даст ему после его смерти. И устроитель этого города – Бог. В Новом Завете этот небесный город называется Небесным Иерусалимом или Иерусалимом, сходящим с небес.

Далее: «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила, ибо знала, что верен Обещавший» (Евр. 11:11). И ниже апостол Павел делает заключение: «Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле» (Евр. 11:13).

То есть, Авраам и Сарра действительно осознавали, что они странники и пришельцы на земле. И главным обетованием, которое они имели от Бога, было, все-таки, Царствие Небесное. При всей приземленности многих их действий и поступков, они, все-таки, стремились именно в Царствие Небесное взойти. И это было главное. Хотя они и заботились о земной вотчине своей, о том, что Бог обещал их потомкам землю, и Авраам ходил по этой земле и намаливал разные места, где потом происходили очень значимые события в будущей истории его народа.

И вот здесь Авраам соглашается с этим статусом, что он «странник» и «пришелец», он говорит жителям той земли: «Я у вас пришлец и поселенец; дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих. Сыны Хета отвечали Аврааму и сказали ему: послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас» (Быт. 23:4-6). Вот это то, о чем пишет Климент Александрийский, что в глазах жителей Ханаана он был как царь, как князь Божий. И жители Ханаана говорят: «Послушай нас господин наш!» То есть, они, как бы догадываются, что Авраам намного выше их.

«Ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения [на нем] умершей твоей» (Быт. 23:6). То есть они готовы предоставить любое место, где Авраам захочет похоронить Сарру и готовы предоставить места, где были их гробницы, чтобы там приготовить место для Сарры.

Но Авраам понимает, что нельзя хоронить вместе верующего человека и язычников. Это очень серьезная проблема современной России – отсутствие православных кладбищ. У нас есть в России мусульманские кладбища, и туда вы никого не похороните, если мулла не даст на это разрешения. У нас ест старообрядческие кладбища-погосты, где тоже требуется разрешение старообрядческого священника. Есть еврейские кладбища. Но нет ни одного православного кладбища!

Вот это – серьезная проблема, потому что, так как православных – подавляющее большинство, нас, как бы, вписали в эту массу, и хоронят вместе с нами рядом безбожников, коммунистов, с красными звездами, самоубийц и вообще непонятно кого. Вот это – очень серьезная проблема, потому что до революции были достаточно жесткие законы: настоятелем кладбища являлся священник ближайшего к кладбищу храма. И он решал, кого можно хоронить, а кого – нельзя. Если человек был самоубийца – его хоронили за православным кладбищем: была специально выделенная земля дл таких случаев. Если это был лицедей, актер – тоже хоронили за православным кладбищем: считали, что это неприличная профессия.

Если кладбище приходило в негодность, то есть вся земля, например, уже заполнена, прошло много лет, уже, как бы, никто не посещает это место, то выкапывали вокруг кладбищенской земли ров, потому что кладбищенская земля считается освященной землей. И вот этот выкопанный ров свидетельствовал о том, что никто не имеет права осквернять это место, это, как бы, пограничная полоса. И когда кресты на кладбище приходили в ветхое состояние, рассыпались от времени, то их забирали в церковь и зимой отапливали храм. Эти кресты могли использовать только для отопления храма. И это место отчуждалось – никто не имел права там чего-то перекапывать, перезахоранивать, эксгумировать и так далее. То есть в Имперской России были достаточно жесткие законы на этот счет.

Были похоронные братства до революции. Эти братства состояли из уважаемых обеспеченных людей, которые за свои средства хоронили малоимущих. Или находили людей, умерших на улице. И если устанавливалось, что он православный человек – на груди видели крест, и не было никаких свидетельств, что это самоубийство или еще что-нибудь ужасное, то его хоронили на кладбище за счет братства.

То есть все это – достаточно серьезный вопрос. Сейчас есть православные кладбища при некоторых монастырях, где хоронят только монастырскую братию. А в целом проблема остается проблемой, когда православных хоронят рядом с безбожниками, не понятно с кем, рядом с еретиками, сектантами – это неправильно.

И вот поведение Авраама, о котором Климент Александрийский в Строматах говорит: «Поэтому их деяния стали законом для нас», является для нас примером: он не хочет хоронить свою жену даже среди гробниц князей земли Хета.

«Авраам встал и поклонился народу земли той, сынам Хетовым; и говорил им [Авраам] и сказал: если вы согласны, чтобы я похоронил умершую мою, то послушайте меня, попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он отдал мне пещеру Махпелу» (Быт. 23:7-9). Вот это слово «Махпела» переводится на русский язык, как «двойная». То есть – двойная пещера. Есть другое подобное слово в Книге Бытие «маханаим» – «два стана» или «два полка». Это когда Иаков увидел ангелов, приближаясь к земле обетованной. И вот «Махпела» означает «двойная пещера, сдвоенная пещера». То есть там одна пещера переходит в другую.

В настоящее время это место находится под огромной мусульманской мечетью в Хевроне. Мечеть построена в XVI веке, а до этого это место почитали и христиане, и иудеи, и мусульмане. Но когда мусульмане захватили Святую землю, то они построили над этой двойной пещерой, в которой похоронен Авраам, Сарра, Исаак, Ревекка и Иаков и Лия, огромную мечеть, потому что мусульмане тоже почитают Авраама, Исаака и Иакова. И в эту мечеть, когда ее построили, категорически никогда не пускали иудеев. Причем мусульмане запрещали им даже близко подходить к этой мечети, к этой пещере, которая под мечетью. А христиан пускали.

В настоящее время паломники иногда заходят в эту мечеть, но сейчас в Хеврон стараются никого не возить, потому что там напряженная ситуация. Но принято, что именно в этом месте христианские женщины, у которых нет детей, молятся, чтобы родился ребенок. Или мужчина приезжает туда, молится, потому что у него нет наследника.

Два таких места есть в Святой Палестине: это, как раз, пещера Махпела и могила Рахили, которая умерла от родов, между Вифлеемом и Иерусалимом. Именно в этих местах молятся о чадородии.

«И говорил им [Авраам] и сказал: если вы согласны, чтобы я похоронил умершую мою, то послушайте меня, попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он отдал мне пещеру Махпелу, которая у него на конце поля его, чтобы за довольную цену отдал ее мне посреди вас, в собственность для погребения. Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых» (Быт. 23:8-10).

Что означает выражение «Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых»? Оно означает, что Ефрон был очень важным человеком.

«Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых; и отвечал Ефрон Хеттеянин Аврааму вслух сынов Хета, всех входящих во врата города его и сказал» (Быт. 23:10). Вот здесь упоминаются врата города, то есть он не просто сидел – он был судья Хетский. Врата города в древности – это то место, где совершали судебные акты. Почему у врат города? Если человека приговаривали к изгнанию, они его сразу через эти врата и прогоняли, а если его миловали – его щадили. А если к казни приговаривали – выводили из города и совершали казнь.

«Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых; и отвечал Ефрон Хеттеянин Аврааму вслух сынов Хета, всех входящих во врата города его, и сказал: нет, господин мой, послушай меня: я даю тебе поле и пещеру, которая на нем, даю тебе, пред очами сынов народа моего дарю тебе ее, похорони умершую твою» (Быт. 23:10-11).

Казалось бы, Ефрон предлагает бесплатно отдать это место этому уважаемому человеку, Аврааму, которого называют князем Божиим, царем среди племен Ханаана. Но Авраам отказывается. Он отказывается получить бесплатно эту землю, потому что у язычников, у безбожников, как правило, короткая память.

«Авраам поклонился пред народом земли той и говорил Ефрону вслух [всего] народа земли той и сказал: если послушаешь, я даю тебе за поле серебро» (Быт. 23:12-13). Авраам не хочет ничего получать даром от этих людей. Помните, когда царь Содома предложил ему часть богатств, которые он освободил после Битвы Царей? Авраам сказал тогда: «Нитки твоей не возьму!» Он никогда не хотел входить в зависимость от язычников. У некоторых современных россиян гуманитарное сознание: они живут, получая гуманитарную помощь, в секты уходят ради гуманитарной помощи – это ужасно!

Авраам не хочет входить ни в какую зависимость от язычников, и он говорит Ефрону: «и говорил Ефрону вслух [всего] народа земли той и сказал: если послушаешь, я даю тебе за поле серебро; возьми у меня, и я похороню там умершую мою» (Быт. 23:13).

И вот сейчас мы увидим, насколько этот Ефрон переменчивый человек. Казалось бы, сначала он был готов отдать бесплатно, а сейчас появилась возможность назначить цену, и он своего не упустит. Это означает, что Ефрон с самого начала догадывался, то есть, он знал об Аврааме, что этот человек ничего даром не берет ни от кого, это совершенно независимый человек. Авраам ничего не берет просто так, потому что просто так ничего не бывает в этой жизни, за все приходится платить.

«Ефрон отвечал Аврааму и сказал ему: господин мой! послушай меня: земля стоит четыреста сиклей серебра; для меня и для тебя что это? похорони умершую твою» (Быт. 23:14-15). В действительности, он называет очень крупную сумму. Четыреста сиклей серебра – это огромная сумма, этот участок земли не стоит таких денег. Можно привести пример из Кодекса Хаммурапи – это древнейший юридический документ. В Кодексе Хаммурапи говорится, что работнику, который в течение года трудился, нанявшись к какому-нибудь богатому человеку, платили шесть или семь сиклей серебра. Это за год! То есть пять сиклей серебра одному человеку хватало жить год.

И вот этот Ефрон, казалось бы, такой гуманитарный человек, говорит: «Четыреста сиклей!» На краю его поля участочек, там, пещера. То есть это очень большая, просто огромная сумма! Но Авраам – это человек слова, ведь он сам предложил Ефрону самому назначить цену.

«Авраам выслушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов» (Быт. 23:16). Это были не деньги – в те времена денег не было, а серебро и золото нарезали кусками и взвешивали на весах. Сикель – это мера веса. Кстати, и на Руси в древности не было денег, слово «рубль» означает «отрубленный кусочек серебра» или «отрубленный кусочек золота». Были такие серебренные или золотые бруски, но когда их нарубали – вы знаете, что золото – это мягкий металл – то эти кусочки как раз и назывались рубленными или «рубль», то есть отсеченная часть серебра или золота.

А вот Авраам отвешивает четыреста сиклей серебра этому бескорыстному, гуманитарному Ефрону. С этими людьми вообще опасно связываться: все эти гуманитарные программы.… Как говориться: бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

«И стало поле Ефроново, которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым пред очами сынов Хета, всех входящих во врата города его» (Быт. 23:17-18). То есть это было судебное решение. Идет опять упоминание о вратах города, а мы с вами определились, что на языке Библии это означает место, где выносятся какие-то юридические постановления. То есть это решение было узаконено, и Авраам получает единственную собственность – это место упокоения и кладбищенская земля, которая отчуждала пещеру Махпела от той земли, которая принадлежала язычникам. И таким образом патриарх Божий Авраам, которому Бог отдал всю эту землю, является собственником для земли погребения.

«И стало поле Ефроново, которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым пред очами сынов Хета, всех входящих во врата города его. После сего Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хетовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Быт. 23:17-20).

Ну, кто-то может задать вопрос, а почему Авраам выбрал именно эту пещеру? Что он туда, залезал? Он же четко говорит, какой ему участок земли нужен. Из текста Библии мы не можем найти объяснения этому, но существует такая сказка, что когда к Аврааму пришли три Божьих Ангела, которые символизировали собой Святую Троицу, он решил приготовить теленка для этих путников. А теленок бросился от него убегать. И он убежал как раз в эту самую пещеру Махпелу, туда, внутрь. Авраам залез в эту пещеру и увидел какой-то удивительный свет. Он увидел, что там похоронено два человека: мужчина и женщина. Это оказались Адам и Ева.

Они встали, поприветствовали Авраама, как рассказывает эта притча. Авраам рассказал, что он их потомок, рассказал, что происходит на земле. Адам послушал и спокойно лег, а Ева все хотела выйти, посмотреть, как же там люди живут. И Авраам с трудом засунул ее обратно в ее место, но она сопротивлялась, все хотела посмотреть, она была такая любопытная, ей было все интересно. И потом Авраам понял, что это место для погребения очень хорошее, потому что там – праотцы.

Это, конечно, сказка. Но дело в том, что в Библии очень часто встречается такое выражение: когда говорится о мертвом человеке, что он «приложился к отцам своим». То есть, «лег с отцами своими». И в Новом Завете сказано, что верующие, когда умрут, будут на лоне Авраама возлежать: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мф. 8:11).

Итак, пещера Махпела – это особое место, и это первая и единственная собственность, которую Авраам имел на Святой земле. Это очень важный вопрос – вопрос погребения наших близких. Мы должны думать о том, где и мы будем похоронены, это очень важно. Важно, чтобы дети знали, где они будут похоронены. Вот я, например, знаю, где меня должны похоронить, это очень хорошее место в городе Орехово-Зуево. Там кладбище в сосновом бору, там бабушка моя похоронена, и для меня там место, очень удачное место, как я думаю.

На Руси было принято считать, что если человек готовится к смерти, то он, как правило, долго живет. Обычно, подготовка к смерти начиналась тогда, когда человек женился, если это был мужчина. Если женщина – она выходила замуж и начинала готовиться к смерти. Как правило, когда человек женился, ему ставили отдельный дом, чтобы молодые жили своим хозяйством. И молодой делал гроб для себя, для своей жены и ставил их на чердак. И вещи для погребения – тоже в этот гроб клали. Когда происходили какие-то искушения, помыслы, русский человек в старину мог залезть на чердак, полежать в гробике своем, подумать. Ну, а к моменту смерти гроб настолько высыхал, что один человек мог его поднять – он становился очень легким, поскольку он долго лежал на чердаке, а люди, которые готовятся к смерти, очень долго живут. То есть это такая традиция русской земли – с пониманием относиться к моменту собственного ухода.

И теперь мы переходим к радостному моменту в библейском повествовании, это история о сватовстве – 24 глава Книги Бытия.

«Авраам был уже стар и в летах преклонных. Господь благословил Авраама всем. И сказал Авраам рабу своему, старшему в доме его, управлявшему всем, что у него было: положи руку твою под стегно мое и клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему [Исааку] жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу» (Быт. 24:1-3).

Что значит «положи руку твою под стегно». Стегно – это бедро. То есть: «Положи руку мне под бедро». Так клялись в древности, и это связано с тем, что древние считали, что бедро – это мужская сила, зачатие происходит от этой части тела, нижней части тела.

«Положи руку твою под стегно мое и клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли» Что это за раб, которому Авраам говорит эти слова, чтобы он нашел жену для сына, то есть для Исаака, но не брал бы жены из дочерей Хананеев? Это Елиезер. Тот самый Елиезер, который был начальником в доме Авраама, его учеником и очень духовной личностью.

Сейчас мы будем рассматривать, как бы, повествовательную линию сватовства, но параллельно рассматривать аллегорический смысл всех этих событий, которые имеют глубоко символическое значение.

Александрийская школа в Православии, Климент Александрийский, прежде всего, дает нам аллегорическое истолкование всего этого сватовства. Авраам символизирует собой Бога Отца. Елиезер – не больше и не меньше символизирует собой Духа Святого, которого Бог Отец посылает в этот мир. Предполагаемая невеста – это Церковь, Ревекка символизирует собой Церковь, которую Дух Святой приобретает из разных людей, собирает из разных людей. А Исаак – это жених, то есть Иисус Христос. Вот такое истолкование дают нам святые отцы Александрийской школы.

Авраам говорит Елиезеру: «Положи руку твою под стегно мое и клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему [Исааку] жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу». То есть Авраам говорит: «Я среди них живу, я насмотрелся на этих дочерей! Я представляю себе, как он себя ведут!»

Вот это для нас – пример, как себя вести. Поэтому Климент Александрийский пишет: «Их деяния стали законом для нас». И это – тоже закон для нас: Авраам категорически против, чтобы ввести хананеянку в свой дом. А почему мы свои тесные квартиры должны наполнять этими хананеянками? Почему мы своих юношей отдаем за безбожных девиц, а наших верующих девиц отдаем за безбожных юношей? И эти хананеяне входят в наши дома, в наши семьи, и ничего хорошего они не приносят.

Авраам говорит: «Но пойдешь в землю мою, на родину мою [и к племени моему] (то есть в Месопотамию), и возьмешь [оттуда] жену сыну моему Исааку. Раб сказал ему: может быть, не захочет женщина идти со мною в эту землю, должен ли я возвратить сына твоего в землю, из которой ты вышел? Авраам сказал ему: берегись, не возвращай сына моего туда» (Быт. 24:4-6). Авраам категорически против, чтобы Исаак пришел в Месопотамию, где сильно процветало идолопоклонство. Оттуда надо забрать невесту для Исаака, но Исаака туда вести нельзя.

«Господь, Бог неба [и Бог земли], Который взял меня из дома отца моего и из земли рождения моего, Который говорил мне и Который клялся мне, говоря: [тебе и] потомству твоему дам сию землю...

Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/