Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Венец Христовых добродетелей». Протоиерей Артемий Владимиров


Настоятель храма Всех Святых, что в Красном селе, член Союза писателей России,
преподаватель Свято-Тихоновского Богословского Университета
Протоиерей Артемий Владимиров


 

Я вновь приветствую вас, дорогие друзья, и сегодня у нас светлая и мажорная тема для духовного размышления. Говоря о Христовых добродетелях, назовем саму веру духовным зрением. Человек, противящийся Божественному откровению, отвращающий свои очи и свое сердце от заповедей Христовых, подобен тому, кто руками закрывает себя от солнечного света, отрицая самый источник этого света. И, напротив, обращенность ума и сердца к Создателю и Спасителю, раскрытость душевных сил навстречу Божьему откровению является началом здоровья и спасения человеческой личности.

И о Христовых добродетелях говорить можно только при наличии исконного нашего к Богу обращения – веры, веры зрячей, веры горячей, веры вещей, веры смиренной, веры постоянной. И в своем сегодняшнем размышлении я больше не буду говорить о вере, как о предпосылке, основании всякого доброделания. Всем очевидно, что слепой не видит света, не может созерцать его.

И напротив – только когда зрение обретает свою силу, мы входим в область света и становимся способными его созерцать и воспринимать. Всякий из нас, получив дар веры, как цветок раскрывшись навстречу Христу, Свету истинному, оказывается способным видеть Его Самого, Господа Бога, именуемого Солнцем правды, и постигать, что Он, будучи Любовью, изливая на нас Свою творческую любовь, управляет созданным им миром. И Его Божественная неотпадающая любовь является главным законом бытия, нашего существования.

И хотя, по обыкновению, о любви говорят в завершении всего этого стройного здания Христовых добродетелей, она, любовь, является целью христианского подвижничества, главным плодом нашей покаянной жизни во Христе и лежит в начале всего. И как важно для воина Христова, который хочет одержать победу в земном сражении, а мы призваны подвизаться и воевать за спасение нашей души, проникнуться живым и всецелым убеждением, что миром правит любовь – то есть Сам Бог.

Всегда надобно, по утверждению святых отцов, памятовать о том, что вечный Бог – Отец, Сын и Дух Святый, три ипостаси единого Божества, воззвал этот мир к бытию по преизбытку Своей благости, то есть любви, восхотел и нас, Свое творение, произведенное из небытия, причастить, сделать участниками Своей преизливающейся любви. А таким образом наш облаженствовать, то есть соделать счастливыми, воистину блаженными существами. И само это блаженство, источник нашего счастья – в причастности, единении с нашим Творцом.

И умение памятовать о Боге и любви, который является нашим Отцом, носить в сердце искреннее убеждение, что любовь, которая от Бога, сильнее всего, что любовью Божественной побеждена ненавистная рознь мира, что любовь является стержнем нашего бытия, тем руслом, по которому призван плыть кораблик нашей души – это основа основ христианской, подвижнической, нравственной, полной жизни.

И всматриваясь в самих себя, испытуя нашу веру, которая, по апостолу Павлу, должна быть движима любовью (см. ср. Гал. 5,6), должна дышать любовью, ею быть пронизана, освещена, нам подобает многое в себе исправлять, особенно в области мировоззрения и мироощущения, чтобы это положение умственное доводить до сердца, до чувства, чтобы именно к нам было обращено слово апостола Павла: «Все у вас любовью да бывает» (см. ср. 1Кор. 16, 14).

Или как говорит тот же святой апостол Павел: «Любовь от чистого сердца изливающаяся является целью благочестия» (см. ср. 1Тим. 1, 5). В наше время это особенно важно вспоминать, доводить до ума, а потом и до сердца, потому что в связи с возрастающим беззаконием людским любовь скудеет. То есть человеческие сердца, как вместилища, резервуары, призванные до верха быть наполненными любовью Божьей скудеют этой добродетелью, как прохудившиеся емкости не удерживают ее.

Между тем, свято место пусто не бывает, и в образовавшуюся пустоту входит враг: уныние, печали, неприязни, раздражения, не говорю о богопротивной ненависти. И я подозреваю, что у многих из нас, православных христиан XXI столетия, повреждено само мировоззрение, само миросозерцание не отвечает этому гимну любви Божественной, который устами святого апостола Павла в Послании к Коринфянам свидетельствует о том, что любовь сильнее, всех и всего, она никогда не престает, все терпит, все переносит, все собою покрывает, пребывает во веки (см. ср. 1Кор. 13, 7-8).

У многих из нас, повторяем, мировоззрение, миросозерцание немножко другое. Мы памятуем о том, что Бог есть, но забываем, что Он есть Бог всемогущий, Бог вселюбящий. И поэтому очень часто наш ум, остановившись на созерцании ненавистной розни мира сего, помышляя о предметах отрицательных, подсматривая многообразные проявления зла в этом мире, как будто забывает, кто, говоря детским языком, «самый главный, самый добрый и самый сильный». А это – Господь.

И воюя с этими призраками зла, а вы знаете, что зло не имеет бытийственной, сущностной природы, оно всегда паразитирует на Божьем творении, извращая замысел Господень и разрушая то, что Им создано, мы поневоле мрачнеем, ибо трудно оставаться светлым и радостным, когда приходится вступать в единоборство с этими сгустками тьмы демонического или человеческого зла.

Лик христианина темнеет, взор становится напряженным, само выражение лица уже далеко от благовествования Божественной любви, Христова воскресения, как свидетельства всемогущества любви. И в нашем свидетельстве о Боге, в размышлениях, рассуждениях о Нем, особенно в полемике, когда мы отстаиваем истину, очень часто христианин бывает лишен благодатной силы Божией, он лишает себя способности делиться верой, верой победоносной, не в состоянии бывает передать то блаженство и счастье в вере, к которым мы все причастны чрез дар благодати Божьей, осенившей нас в таинстве крещения.

Итак, все у нас должно быть пронизано, проникнуто, пропитано, одухотворено любовью. И, при этом, с самого начала христианского подвига мы еще далеки от того, чтобы осуществить наше христианское предназначение, мы страстны, заражены пороками явными и тайными. Однако, мы чада Божьи, чада Света, сыны Царствия, мы приносим Господу наше покаяние, пребываем в сокрушении духа и веруем в Его всепобеждающую любовь.

Соответственно, добродетель любви Христовой есть искомое, но есть и отправная точка наших трудов, особенно, когда идет речь об общении с подобными нам. Действительно, «возлюби ближнего, как себя самого», «любите друг друга, как Я возлюбил вас!» Как бы мы не были немощны, заражены противонравствеными страстями, сколько бы много дурных привычек не опутывали бы нашу волю и наши чувства, мы призваны воспевать этот гимн любви не словами, так делами, самим образом нашего взаимоотношения с ближними. И об этом памятовать должен даже отрок христианский, что говорить о возрастных или тех, кто уже поседел в трудах подвижнической жизни.

Любовь не радуется неправде, любовь не раздражается, любовь сорадуется истине. И весьма ясно, что любовь не потакает как нашим собственным страстям, так и греховным немощам ближних. Христианская любовь ищет блага для того и тому, кого она любит. Христианская любовь строгая и взыскательная, она благотворна для любимого, ни в коей мере не вредоносна. Христианская любовь не растлевает, не умножает пороки, но истребляет их. Поэтому мы призваны взирать на Солнце правды – Христа Спасителя, который явил нам Отца, является Его точнейшим Образом, Сиянием славы Его, Сиянием ипостаси Его, как говорит святой апостол Павел. И у Христа мы научаемся тому, что есть Божественная любовь, которая должна быть, повторяю, стержнем нашего бытия, образом жительства христианина.

И всего прежде нам ясно, что эта Божественная любовь жертвенна, любовь распята на кресте, любовь отдает себя, себя же умаляя и ограничивая пред любимым. И если любовь жертвенна по своей природе, то, соответственно, любящий должен быть готов к принесению этой жертвы. И, соответственно, любовь – это всегда служение, она не подчиняет себе другого, она не использует его как средство, она не вторгается разрушительным образом в жизнь ближних, но оставляет его всегда свободным, не насилует, не подавляет, но предлагает себя, она служит любимому и обогащает его, если он желает воспользоваться от нас услугами любви.

Каждый из нас должен взвешивать свои обязанности, должен осмыслять свой долг, понимать то, к чему призван, чтобы его служение любви не было кособоким, не было самоизмышленным, произвольным, но отвечало бы замыслу Божьему о нем, то есть обо мне самом, в соответствии с занимаемым мною в этом мире и, прежде всего, в Церкви местом. Да, действительно, христианину это – «малое солнце». А лучи, исходящие от этого светила – та энергия любви или служения. Мы призваны светить всегда, светить везде, светить всем без различия их состояния, и званым и незваным, и правым и неправым, и любящим и ненавидящим нас. Светить и добрым, и злым, как светит нам Господь посредством видимого солнца и духовными лучами любви, это значит доброжелательствовать всем, желать всем спасения – это когда речь идет о разумных существах, людях, ради которых Солнце любви вошло в этот видимый мир, и свершилась тайна Боговоплощения.

Благожелательство, то есть желание блага – это воистину родство с Самим Христом, который простирает со креста Свои руки, желая всех без изъятия заключить в свои объятия. Нетрудно заметить и понять, что если христианин последовательно вбирает в себя Христово учение, если он сродняется с духом Христовым, то его вера, безусловно, является источником света как для него самого, так и для окружающих, для окружающего мира. Наша вера – светлая, торжествующая, радостная, жизнеутверждающая, приятная и отрадная для всех, кто только нас не окружает. Потому что как мил земному глазу свет, и к источнику света стремится все живое, так, соответственно, и христианин – малое солнце этого мира – должен всем служить, и для всех может явиться проводником благодатного света и тепла, никому ничего не предлагая насильно, всех приемлет и со всеми готов делиться от полноты любящего сердца. Как наш русский народ говорит: «Чем богаты, тем и рады». С готовностью, с усердием, с благодарностью воздаем и передаем то, чем нас обогатил Господь по преизбытку, по безмерной Своей любви.

Конечно, все сказанное отнюдь не означает, что мы всегда бываем поняты в этом мире. Иногда в лучших наших намерениях мы бываем оскорблены, обмануты. Сам Христос говорит о том, что не мир, но меч Он принес сюда, предсказывая этим ожесточенные нападки тьмы, концентрирующейся со временем, конденсирующейся в сердцах богопротивных, нападки на источник Божественно света, каковым являются Церковь – столп и утверждение истины, и светлообразные чада, как носители малых по объему сгустков Божественного света.

И сражение это неизбежно – мы в этом мире воины. Однако в самом сражении с мировой тьмой – тут, знаете ли, и один христианин в поле воин. И нас это ни в коем случае не должно ожесточать, озлоблять, делать какими-то мрачными людьми, смотрящими исподлобья на окружающий мир, что, к сожалению, весьма часто встречается на практике и случается с каждым из нас.

Нет, Христова любовь, победившая мир, вера наша – есть победа наша, как восклицает святой Иоанн Богослов. Делая нас носителем своим, Христова любовь обязывает нас быть верными духу Христову до победного конца, до последнего издыхания на нашем собственном кресте. И для нас, конечно, всего ближе должны быть слова апостола Павла о том, что ни прошедшее, ни настоящее, ни будущее, ни власти, ни силы, ни гонения, ни меч, ничто не должно отлучить нас от любви Божией.

Соответственно, верность Богу есть неотъемлемое служение любви, добродетель, которую мы должны культивировать, то есть, по крупицам, по крохам вырабатывать, накапливать, делая ее, эту добродетель, доминантой, главной темой, главным предметом, вслед за любовью, нашего внутреннего размышления, наших убеждений. Любовь, сказано, не бесчинствует. А бесчиние – это, как раз, оставление того порядка, того служения, на которое поставлен служитель Божий.

Любовь все упорядочивает, она не отстает, не опережает, но она все гармонизирует, любовью движется этот мир, все неодушевленные и одушевленные создания, все стихии, вся совокупность законов бытия – все это как отлаженный часовой механизм работает, потому что все подчинено и выполняет замысел творческой любви.

И то солнышко, которое служит для нас образчиком размышлений, всего прежде являет свою верность в своем ежедневном восходе и закате. По соответствующей, Богом данной траектории, оно никогда не устает, никогда не утомляется идти в своем несении света и тепла, в своем служении, которое поистине животворно для всего сущего. И так, и день и ночь, и ветры и снега, и море и все, что в нем, вся тварь служит Богу, служит венцу творения – человеку, ибо все сотворено для нашего блага. И все в рассматриваемом нами мире является отражением верности замыслу Создателя.

Сегодня об этом особенно важно помнить, потому что оскудение верности Творцу является причиной всех бед, несчастий и трагедий, нами переживаемых. Соблюди верность верховный Ангел, и в мир не вошла бы смерть. Соблюди верность праотцы, лукавый не преуспел бы в своем намерении лишить род человеческий Божьей благодати. Соблюди верность русские люди своему Богом данному царю, этому политическому херувиму, монарху, соблюди мы верность присяге религиозной, революционная шантрапа, да простится мне это грубое выражение, или шпана, есть еще такое слово, сколько бы не была финансируема мировой тьмой, не преуспела бы в своих разрушительных планах.

И сегодня, конечно, главные беды, которые обрушиваются на главы людские, на племена, народы, языки – это неверность человеческому призванию, неверность природе, выбор неестественного вместо естественного, неверность совести – нравственному закону, начертанному перстом Божиим в нашем сердце, неверность своим обязанностям, из-за чего все идет наперекосяк, не смотря на выделяемые для возрождения той или иной области человеческой деятельности средства.

Эта тотальная неверность, измена, как определял ее царь-батюшка – сущая беда для всех, начиная с политиков, голова которых кружится от денежного мешка, кончая наших собственных детей, выступающих из чина послушников и подымающих пяту на своих родителей. Поэтому образ нравственно зрелого христианина, стремящегося к совершенству – это образ человека, верного во всем Богу, и воистину сказано: «Верный в малом, верен и во многом».

Если мы понаблюдаем за собой, то именно через малые неверности лукавый примеряется к нам, искушает нас, раскачивает корабль души, дабы нанести ему затем зияющую пробоину. Именно этой верности в малом Мать Церковь требует от нас, над чем смеются сыны противления. Они смеются над нами, иронизируют, потому что не понимают, сколь важно и глубокомысленно для нас это упражнение в верности соблюдения постного дня, невкушении пищи по благочестивому уставу после 12-ти – это когда весь мир, напротив, начинает пировать в единонадесятый час. Это почитание праздничного, особенно воскресного дня…

Да во всей области богоугождения от нас требуется верность воспринятому образу жизни. А чтение утренних и вечерних молитв – пустяк? Однако как легко, особенно в духе современного свободомыслия и псевдохристианского либерализма, отказать себе в утренних и вечерних молитвах, потому что, де, из раза в раз они повторяются и лишают христианина, будто бы, молитвенного устремления к Богу, не связанному никакими правилами. Нет, именно эти-то молитвы и выводят нас мало-помалу в простор молитвы сердечно, ибо имеют свойство задавать тон жизни христианина, имеют свойство отгонять от нас лукавого. Посредством этого маленького правила мы вступаем в содружество со святыми, через которых струи Божьей благодати освящают ум и сердце молящегося.

Но это особый разговор, мы сейчас говорим о верности в малом. И я думаю, что если только не забывать любви, действующей верою, вот тогда выковывание этого постоянства богоугождения, верности в богопочитании, может быть смело названо главной практической задачей христианского подвижника.

Но поспешим оговориться, что верность являть нужно не столько во внешнем обиходе совокупности добрых привычек, сколько в глубинах сердца, в очищении внутренности «чаши». Хорошо читать утренние и вечерние молитвы, но нехорошо уживаться с нецеломудренным помыслом или духом осуждения ближних. И поэтому всего тщательнее и придирчивее нам подобает исследовать свой внутренний мир, и тут-то упражняться в верности.

Ведешь борьбу за целомудрие – отслеживай каждый помысел, каждое неприязненное ощущение, прогоняй их, вычищай внутренние чаши, и это будет залогом великого. Следишь за своими устами – анализируй, когда твоя речь становится греховной и проникается духом осуждения праздных пересудов, и тотчас смыкай уста, внутренне кайся, чтобы этот дух, копающий тебе яму, сам туда упал. И это, конечно, задача целожизненная, требующая всех прочих воинственных добродетелей, о которых мы с вами уже имели случай говорить: прежде всего, внимательность, трезвение, бодрствование, покаяние.

Но давайте далее развивать нашу тему, и, соединив веру с верностью, пронизав любовью наши усилия по угождению Богу и служению людям, присматриваясь к миру Божьему, нас окружающему, исследуя сам дух нашей веры, упомянем о такой редкой и многим кажущейся экзотической добродетели, как радость о Господе.

Время мы переживаем не слишком радостное, а какое-то муторное. Мирская радость, навязываемая сейчас, часами обрушивающаяся на нас в потоках гогота, топота, самодовольной пошлости, воистину печали причастна, то есть наводит дух уныния, как на производителей этого бесовского радования, так и на потребителей. И каждый знает, насколько холодны, а, значит, фальшивы и неискренни глаза тех, кто занялся неблагородной задачей веселить сегодняшнее общество. Говорят, нет никого циничнее, чем эти весельчаки и шуты гороховые мировой или отечественной эстрады. Ни уму, ни сердцу не дают они ничего, кроме отягощения и опустошения.

А вот у нас – другое. Если христианин последователен в своем подвиге, если убеждения его имеют качества сердечности, если целью его жизни воистину является служение Богу и людям, если он без остатка себя этому служению отдает, то, конечно же, Бог не лишит его Духа Святого. А ведь Дух Святой – это знак качества нашей веры, Дух Святой – это Свидетель истинной веры. И благодать Святого Духа радостотворит все, к чему прикасается, почему и Божий мир, нас окружающий, особенно нетронутая природа, избавляет современника от уныния и печали, вечных спутников больших скоплений людей, особенно в городах, где вся жизнь изуродована, искусственна и отчуждена от боголюбезной простоты.

Все творение воспевает Творцу славу и хвалу. Каждая былиночка, травиночка, всякое дыхание даже неразумного животного обращены к Творцу всяческих, и поэтому воистину прекрасен и прекрасен этот мир, на нем лежит печать совершенства, целесообразности, красоты и благости Творца. Так, опосредовано даже сыны противления отдыхаю душой, вступая в общение с природой – Божьим миром. Они не отдают себе отчета, почему от сердца отходит тревога и печаль, когда сядешь на завалинку, посмотришь на излучину реки, посмотришь, как лес багряный свой убор отдал земле, или когда прикасаешься руками к сырой земле, дышащей жизнью, особенно по весне – им это все невдомек. Да и спрос с них малый: Бог утешает всякого человека, как мы выяснили, и верного, и неверного, потому что Он есть Любовь. Однако вечные и благодатные утешения являются уделом лишь тех, у кого очи раскрыты и способны созерцать Солнце правды – Христа.

 

Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/