Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Разговор о справедливости. Конфликты и выходы из них». Педагог В.В. Воскресенская



Руководитель православного просветительского центра, преподаватель межшкольного учебного комбината
Влада Владимировна Воскресенская


 

Здравствуйте дорогие братья и сестры! Я вам честно скажу: я обрадовалась, когда меня пригласили к вам, а с другой стороны – немного испугалась: насколько полезна, насколько радостна будет вам эта встреча? Но я постараюсь все, что могу, вам сказать. Чтобы вы могли понять смысл моей сегодняшней лекции, мне надо немножко рассказать о себе. Мне действительно очень много лет, но я их не чувствую, потому что я очень люблю свое дело. Работаю я во всей этой педагогической области пятьдесят четвертый учебный год, последние восемнадцать лет занимаюсь одной единственной проблемой духовно-нравственного воспитания.

Милостью Божией создалась авторская программа, она сейчас пролицензированна, со всякими печатями сделана. А начиналась эта программа вот с чего. Однажды, когда началась Перестройка, стали говорить: «Надо людям как-то помогать: закончил десять классов – некуда деваться! Надо их на всякие курсы отправлять, чтобы они могли работать!» Ну, и мне сказали: «Влада Владимировна! У тебя такой опыт! Сделай частные курсы домашних воспитателей!» А я перед этим, надо сказать, выпустила шестнадцать педагогических классов, то есть опыт педагогической направленности у меня был. И за один год надо было сделать курсы, как из десятиклассниц делать воспитательниц.

Но тут частный случай особый! Представьте себе: за четыре месяца (потому что дольше – очень дорого для них будет!) девушка заканчивает курсы домашнего воспитателя и приходит в семью. Взять сейчас одиннадцатиклассницу, выучить ее на воспитательницу, и она придет в семью? И у меня нет гарантий, что она не уведет отца этого ребенка в первые же полгода, или еще что-нибудь не устроит. Такие случаи сейчас во множестве описаны во всяких там судебных разбирательствах по телевизору, например!

И у меня возникла такая мысль. Думаю: ведь в старые-то времена гувернанток-то учили! И была высокая внутренняя культура воспитания! И тогда я сделала запрос в Ленинскую библиотеку нашего Нижнего Новгорода: пришлите мне книги по воспитанию внутренней культуры человека – вот такую я им задала задачку! – книги по воспитанию духовно-нравственной этики. Но я даже еще и такой вопрос не ставила, я ставила вопрос: как воспитать внутреннюю культуру человека?

И они мне через нашу библиотеку прислали семь книг. И все – старого издания, не современного. Я была очень рада и признательна им. Эти книжки я изучила и две их них даже от руки переписала (по ночам переписывала), потому что мне их на короткий срок дали. И вот первый курс, из которого в дальнейшем сложилась программа «Умение жить в обществе», писали монахи, не указывая фамилий, потому что их смирение было гораздо выше, чем сейчас нам можно предположить. И в этой книжке исследовано было буквально каждое движение души по всем вопросам!

А вторая книжка была: «Обязанности по отношению к самому себе». Это была такая постановка вопроса: «Обязанности по отношению к самому себе в жизни, в сохранении своего здоровья, и обязанности по отношению к собственному счастью. И когда я начала одиннадцатиклассникам в конце учебного года давать эти беседы, это вылилось, в первую очередь, в работу по предупреждению суицидов, потому что в этих материалах из XIX века пришлось только язык чуть-чуть осовременить, а так – это готовые руды! И когда я переписывала эти книжки, я вам честно скажу, я сама была потрясена и ночью у меня первые размышления были такие: как же мы-то выросли?! И как мы своих детей-то растили без этого внутреннего рассуждения с собой? Сама суть этих книг была – постоянное рассуждение с самим собой по всем вопросам, по любым вопросам! И в отношении к труду, и в отношении к дружбе, и в отношении к врагам – ну, все-все-все!

И, интересно, книжки нельзя назвать религиозными, но они полностью базировались на основе Евангелия! То есть рассматривание любого вопроса строилось на основе Евангелия.

И вот, благодаря тому, что прямо там ничего не сказано, я сумела обойти все эти многочисленные комиссии! А первые два года у меня сидели по целому месяцу представители Департамента нашего, гороно, на уроках: «Не много ли она тут про Бога говорит?» Но милостью Божией получилось так, что они ничего не усмотрели криминального! Даже в обязанностях по отношению к собственной жизни, в противопоставлении дуэлям и дракам сохранение собственного здоровья и жизни – это же такая внутренняя защита выстраивается внутренняя у ребенка! На пороге выхода из школы он может встретиться с любыми разочарованиями, с любыми неприятностями! Но у него должна быть такая защита! И вот это – цель указанных собранных материалов.

И вот поэтому получилось так, что весь этот курс лекций удержался столько много лет! Конечно, я постаралась, а человек я неспокойный – мол, это только у меня одной есть! – я постаралась всем учителям, кто у нас работает, все это передать. Кто как воспринял. Кто был готов к восприятию этого материала, кто не был. Но семинары по школам мы сумели провести! Кто ко мне приходил, к кому – я ходила.

А сейчас это уже вылилось немножко в другую работу, уже в следующую ступеньку: я уже езжу с семинарами в школы, с беседами разными. И у меня есть твердое убеждение, что любой семинар надо проводить в трех гранях. Сейчас я разговариваю с вами, и можно сказать, что вы – как родители, прежде всего, выступаете. Кто-то из вас учителя, наверное. Это – первая грань.

Вторая грань – с самими учащимися. Это серьезнейшие откровенные уроки идут. И вы знаете, они проходят на таком подъеме: не могу утерпеть, чтобы не порадоваться вместе с вами! Проходят в восьмом классе урок, я его называю так: «Любите ли вы самого себя? Умеете ли вы себя любить?» И дети, не смотря на то, что мы разбираем самые больные вопросы, увлечения всяческими модами, пороки наши – курево, пьянство и так далее, уходят с урока с сияющими глазами! А со старшеклассниками вообще беседа протянулась на два урока, и они не хотели уходить!

Вот эти слов Пушкина: «Духовной жаждою томим» – они так сильно к нашему времени относятся! Это, можно сказать, эпиграф ко всему нашему времени! И если к этой духовной жажде прислушиваться, то еще очень многое можно успеть сделать, успеть, кому можно помочь, кого-то спасти! А кто-то задумается хотя бы. Вот такая вот цель.

А наш сегодняшний с вами разговор пойдет о справедливости, конфликтах и путях выхода из них. Давайте сначала задумаемся: многие из сидящих здесь люди верующие, и многие знают, что такое добродетель. О пороках знают, конечно, все, а вот понятие «добродетель» даже очень многие учителя, это я выяснила из проводимых семинаров с учителями, не говоря уже об учениках, расценивают, как «делать добрые дела». А есть такое объяснение: «Добродетель – это качество души». То есть не внешние дела только, а внутренние качества души. Это может быть и человеколюбие, это может быть и стремление сострадать, сострадание, и так далее. Вот, что такое добродетель. Основанием многих добродетелей служит разумное понятие справедливости.

Но когда я детям зачитала характеристику добродетельного человека, которая к нам пришла из XIX века… Я вам сейчас ее прочту, смотрите: «Творить добро из убеждения в его красоте и святости, а не из лицемерия, бояться делать зло, чтобы не только не навлечь на себя кару, укор и стыд, но еще и по глубокому сознанию, что зло всегда есть зло. И когда человек ревностно исполняет все обязанности, твердо пребывает в добре и никогда не уклоняется от него внутренне – вот это и есть добродетельный человек со всеми отсюда исходящими его качествами».

Мы зачитали характеристику добродетельного человека: «Разумно пользуется принадлежащим достатком, приобретает его прямыми и честными путями, благородно исполняет свое слово, гнушаясь низостью обмана. И только в честном труде видит путь к чести и доброй славе, нищете и бедствию не закрывает сердце щедрот своих, не превозносится ни богатством, ни красотой, ни теми дарами, которые Господь дает», я дала ребятам, это десятый класс, такое вот задание: «Ребята, попробуйте найти добродетельного человека вокруг вас и написать о нем небольшой рассказ!»

Каждый год я даю десятому классу такое задание вот уже много лет. И повторяется одна и та же ситуация: описывают тех, кого давно уже нет! Бабушек, дедушек, близких знакомых семьи, тоже которых уже нет! Интересное дело!

И еще один момент: прежде чем приступать к этим лекциям, я всегда даю одну и только одну лекцию из психологии. Знаете, какую? «Мотивы поведения». Что такое «Мотивы поведения»? Это внутренние побуждения к поступку. Почему это важно? Добродетель – это внутреннее качество души. И я старшеклассникам, девчонкам, говорю первое, что им близко. Им же близко, что они знакомятся с молодыми людьми, они принимают их ухаживания, и они очень часто ловятся на всякие удочки, которые, в общем-то, приводят их к гибели. Я говорю: «Вот, за вами молодой человек ухаживает, дарит вам цветы, шоколадки. А потом вы вдруг случайно узнаете, а, может быть, и вообще не узнаете, что он на вас поспорил, и что вы будете его, а потом он вас бросит. Понимаете? Внешне – одно проявление, а внутреннее – страшный обман! И наоборот: другой мальчишка скромно себя ведет, портфель разве что все время тебе доносит. И одет скромно, и угощать он тебя не может ничем особенным. И ты его не замечаешь, не чувствуешь его к себе внутреннего отношения, то, что он рад тебе помочь – он сможет пожертвовать временем своим, что-то сделать для тебя и так далее». Вот такие моменты.

А потом мы с ними подходим к анализу их внутренних состояний, таких, например, как следующее: «Любые дети имеют дома поручения, правда ведь? Так вот, из каких побуждений ты их выполняешь?» Одни выполняют домашние поручения, чтобы мама не ругалась. Вторые выполняют, потому что любят, чтобы дома был порядок. Вот у меня была ученица, которая говорила: «Я и кушать не могу садиться, когда дома беспорядок!» Это – чисто внешнее побуждение! И только небольшая группа – представьте себе! – (и чем дальше, тем все малочисленнее она становится) имеет такое побуждение, что «маму люблю, она приходит усталая, и мне хочется ей помочь!»

Кстати, дети открываются очень быстро: как только их вот эти внутренние качества затрагиваешь, они открываются прямо моментально! «А о какой дочке или каком сыночке вы бы сами мечтали?» – «Конечно, вот, третью группу!» – «Так, ребята! Ведь программа этой вашей дочки или сыночка закладывается именно сейчас, пока вы молоды! И вот как вы сейчас со своей мамой, так будут и ваши дети с вами в свое время обращаться!»

Вот сейчас я к вам, взрослым, к моей аудитории, обращаюсь с таким вопросом, а вы сами сделайте себе анализ: где-когда вы кого-то не слушали в юности, где-когда-то вы что-то пропустили, не то, что нужно натворили, то это сейчас и получаете от своих детей! Бывает такое? Каждый найдет в себе такое обязательно! Понимаете, какие моменты? И когда человек об этом начинает задумываться, он пересматривает уже без всяких дисциплинарных указаний, сам начинает пересматривать свое отношение к тому, что он делает.

Так же мы анализируем учебу. В лекции о справедливости я об этом рассказываю? Из каких побуждений человек учится? Ведь сколько бывает конфликтов у учащихся с учителями! Они недовольны отметкой, которую им поставили, они недовольны, как на них посмотрели: «Вон, Мишка хуже себя ведет, а с него ничего не спрашивают!», и так далее. Много таких моментов бывает.

Давайте проанализируем. И я говорю: «Ребята, давайте подумаем, из каких побуждений мы учимся?» Опять – это внутренние побуждения! И получается интересно: они сами себе отвечают. Я мим даю три варианта ответа, а они добавили четвертый! Сами! Первый вариант: «Все учатся, и я учусь». Второй: «Чтобы мама не ругалась». Третий вариант: «Люблю учиться!» А ребята, лет уже восемь назад это было, добавляют мне такое: «Чтобы в обществе занять достойное положение». То есть учиться только для того, чтобы в обществе занять достойное положение, а не из жажды к знанию!

Вот мы о таких вещах разговариваем, а потом анализируем: а как же мы учимся? «Мы сначала исследовали, ради чего мы учимся внутренне, а теперь давайте посмотрим, как мы учимся?» Я им рисую схемку такую на доске, а они у себя в тетрадке рисуют. Список всех предметов, которые они изучают прямо по дневнику. И, значит, там такие графы идут: «Учу предмет», «Готовлюсь к контрольным», «Беру дополнительную литературу», «Люблю предмет», «Мечта». И они сами галочки расставляют. А я им сперва обязательно свой пример даю, потому что они же сами сразу не сообразят, как делать.

И вот им говорю: «Вот когда я училась, ребята, я очень любила литературу. Вот, я ставлю себе плюс: я ее всегда учила. Раз я ее любила, я всегда обязательно готовилась ко всем сочинениям. Раз я ее любила, я искала дополнительный материал. Искренне вам говорю: я не любила писать сочинение по учебнику, а всегда готовила по-своему! Любила предмет? – плюс ставлю себе везде. И мечтала стать литератором, но вот, стала психологом – это тут на меня повлияли мои родственники!.. А дальше математика идет. А с математикой у меня всегда были проблемы. И даже в восьмом классе была двойка по тригонометрии за год! Вот так. По-честному учу предмет, а у меня не получается! И я полный плюс себе поставить не могу: я только полплюса ставлю! Буковка "т" получается. Дополнительно я могла чего-то использовать, если я и основное-то не понимаю? Минус! К контрольным могла ли я готовиться? Ну, если только кто поможет – тоже половиночку плюса ставишь. Любила ли я этот предмет? Нет! И ни на какие профессии, связанные с математическими науками, я не претендовала!»

Смотрите, что здесь происходит! Они, работая по всему списку предметов, анализируют сами себя! Их никто не упрекает, что они что-то там не выучили, они просто сами себя анализируют. А потом я им говорю: «Ну, вот ты мечтаешь то-то и то-то, мечтаешь стать учительницей. А смотри-ка, сколько предметов ты не учишь! Просто не учишь!» А они честно, кстати, ставят плюсы и минусы, заполняют эту табличку – такие честные работы! Любой год возьми – всегда мы было очень интересно наблюдать, что они здесь совершенно откровенны, они знают, что я никогда ни в школу не понесу этот анализ, ничего плохого им не сделаю, и они часто очень откровенно мне доверяются.

И смотрите, как получается! Вот эта маленькая схемка служит тем самым анализом, который предупреждает конфликты ученика с учителем! И еще. Ведь у них бывает разочарование, когда они не сдали экзамен или куда-то не поступили. А я говорю: «Вот смотри, если ты мечтаешь, а вот эти и эти места пропускаешь, тебе это не надо, считаешь ты, а потом если это вдруг понадобится или уже понадобилось – где ты возьмешь?» Вот такой вот хороший интересный разговор. И обходится он весь в один урок! И урок называется «О справедливости».

Я начала разговор с вами сразу со схемы, а сейчас я вам расскажу один интересный момент. Разобрав внутренние побуждения, проанализировав вот так образ своей работы, мы делаем одну интересную вещь: мы сравниваем понятие справедливости в XIX веке с понятием в XXI-ом. Когда я первые эти лекции начинала читать, мы с XX-ым сравнивали, а теперь уже – с XXI-ым. Что мы делаем? Мы складываем листочек пополам – любому классному руководителю таким образом можно отменно провести классный час, и будет очень интересно, и плоды потом обязательно будут! Итак, что вы сами вкладываете в понятие справедливости? Какой человек справедливый? Какие обязанности справедливого человека? Кто-что скажет? «Честность, благородство, рассудительность, непредвзятость, объективность, порядочность, правдивость – правда Божия, гармония внутри себя…» И, конечно, вера в Бога – на вере в Бога человек сам себе многое может предъявить. Но это вы, моя аудитория, люди воцерковленные, а я такой вопрос задаю среди старшеклассников, из которых только единицы воцерковлены, только единицы ходили на исповедь.

А теперь я вас познакомлю с тем, а что же писали в XIX веке о справедливости. Смотрите: «Обязанности справедливого человека. Справедливый человек строго исполняет все обязанности члена общества, усмиряет свои страсти, дорожит честью слова, удерживает порывы эгоизма и беспристрастно судит сам себя. Он не присваивает чужой собственности и воздает каждому, что следует. Справедливость – это источник и основание всех общественных добродетелей!»

А ведь как чаще всего происходит в нашем обществе? «Я тебе все по справедливости выскажу! Ты почему все время опаздываешь?» – «Да у меня там машина…» Интересно, есть такие наблюдения, что как только кто-то кому-то что-то высказывает – обязательно Господь его самого в подобную ситуацию поставит, да так, что она сам все на себе сам испытает! Как только он кого-то пересудит – вот, например, бабушки сидят у крыльца: «Вот она загуляла вот с тем-то и с тем-то, а эта Маринка вообще!..» Да, у тебя у самой есть внучка или внучок! Ты чего судишь другого? Жди! Обязательно тебе такое же будет!

У меня был по молодости до этих вот лекций такой, скажем так, паршивый случай. Я вам его расскажу, чтобы понять, как Господь указывает нам на нашу духовную несостоятельность. Я до того, как до этих книг добралась, кроме «Господи, помилуй!» ничего не знала. Все было запрещено, в церковь нельзя было ходить – украдкой ходили. Я украдкой ходила в церковь, но я ничего там не знала: только поставлю свечу, помолюсь ко Господу, чтобы мне экзамены сдать, чтобы мне институт-то закончить! Потому что я сирота была, меня некому было поддерживать, мне было очень сложно. И вот с третьего класса и по сию пору я с «Господи, помилуй!» так и живу! А в то время я ничего больше не знала!

И вот как-то возвращаюсь я с работы – я тогда работала в Департаменте, в гороно, по дошкольной работе и опекунству и все такое – возвращаюсь домой, а у меня на лестничной площадке пьяный парень лежит, лет шестнадцати. А в нашем же доме располагался и медвытрезвитель. Я прихожу такая возмущенная в квартиру, набираю номер вытрезвителя, говорю-возмущаюсь: «Вот у нас тут пьяный лежит! Что за безобразие!?» Вот, сейчас я вам все это рассказываю – примите это в качестве моего покаяния, правда, оно запоздалое очень.

Парня забрали, конечно, увели в вытрезвитель. Но ведь мой сын потом в этот вытрезвитель попадал неоднократно! Когда я к тому парню на лестничной клетке вызывала из вытрезвителя работников, сыну моему было только лет четырнадцать. А ведь он рос! Сейчас сыночка моего нет – Царствие ему Небесное! – а я за свою жизнь не один раз вспомнила ту гадость, бездумность свою, что я натворила! Вот так вот.

Это, вы знаете, как же надо быть осторожным в любых рассуждениях! И Господь очень хорошо нас этому учит. А для меня это стало школой. Но я, слава Богу, могу хоть с вами этим поделиться! И, может быть, кто-то себе какие-то выводы все-таки сделает!

Есть еще одно больное место у всех нас, у родителей. У меня уже сейчас нет ни дочки, ни сына – у меня внуки растут, а у вас еще, наверное, детки есть. И у нас у всех, особенно у тех, кто работает в школе, вот я тогда в гороно работала, нам свойственно стесняться за собственных детей. Так ведь? Вот, он не так что-то сделал, да кто-то упрекнет, кто-то скажет. И вот, стесняясь за собственных детей, мы и себя, в общем-то, в дурацкое положение ставим, а перед Богом – я вообще считаю, что я прямо уродина была! Да и сейчас не лучше, а тогда – особенно.

Вырос сын талантливый, правда, с трудом школу закончил. Но рисовал, резал по дереву, очень добрый был, ласковый. Какие у меня были переживания – я всегда с ним могла поделиться. Ну, у него были какие-то свои недочеты – я об этом сейчас не буду говорить – но у меня было одно безобразие! Мне очень хотелось, чтобы мой сын научился быть самостоятельным, чтобы он мог содержать себя и свою семью. Это же любому родителю хочется. Но ведь как хотеть?

У него при всех его талантах была одна беда, унаследованная от его папы: он не всегда был обязательным. А когда человек необязательный – ведь самого себя, прежде всего, спросить надо! – он часто может терять свои заказы и все вообще. Если один раз не выполнил: его в другой раз и не возьмут! Я сейчас всем своим ученикам первое, что говорю: надо воспитывать в себе обязательность! Доброта – хорошо, замечательно! Беречь надо доброту в детях! А обязательность – это путь на всю жизнь!

И что у нас потом получалось? Вот он прибежит, опять у него работы нет, прибежит ко мне поесть, а у него уже была жена, ребеночек, а я: «Ну, когда же ты себя начнешь обеспечивать сам!?» – пилю его. Я тогда не задумывалась, да еще и не знала, помните, у нас в Евангелии: «Есть ли между вами человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень?» (Мф. 7, 9). Вот и всю жизнь я каюсь в этом грехе, что эти упреки – это ни что иное, как камень! И кормила, и все, а в результате получалось-то, что беда. Ведь от упреков-то он более самостоятельный не станет! Я с вами не зря делюсь этой болью, каждый сам в себе, я надеюсь, проверит, кому это нужно осознать, чтобы не повторить вслед за мной такую беду!

Все это относится к нашему выстраиванию взаимоотношений с нашими и малыми детьми, и взрослыми. По справедливости: спроси с себя! А бывает так. Это уже другие моменты, это мне уже родители жалуются. Сейчас очень много беды такой в семьях: отчуждение детей от родителей и родителей от детей. Когда я провожу беседы со старшеклассниками, у меня всегда бывает к ним вопрос: «Ребята, а кто может дома поделиться всем, что у вас случилось?» И если раньше готовы были поделиться своими неприятностями примерно полкласса, а другая часть говорила, что «частично можем поделиться», и только человека четыре-пять говорили, что ничем они не могут поделиться, потому что их поругают за все, то в последние годы, а я уже восемнадцатый год заканчиваю с этим материалом, о котором я вам сейчас рассказываю, настолько ожесточились сердца и настолько теперь страшные складываются ситуации в семьях, что ужас, что такое!

Мне довелось в прошлом году проводить подобное занятие в небольшой деревне под Нижним Новгородом. Деревня небольшая, точнее село – церковь есть. И объединенным восьмому, седьмому и шестому классам у меня на занятии, а школа-девятилетка, я этот вопрос задаю. А они мне говорят: «Делиться-то не с кем!» Я говорю: «Как!?» – «Так все пьяные!»

И вот Бог привел меня в этом году побеседовать с ребятами условно-осужденными. И из этого села пять человек за этот год, за это лето попали туда, стали условно-осужденные! То есть вот это отчуждение, это огульное пьянство, которое там, в семье, идет, приводит к тому, что они предоставлены сами себе, они ни за что не отвечают, и результат – вот такой, конечно. Причем, когда я с ними беседовала – вы думаете, что они все были какие-то отпетые мошенники? Ничего подобного! Когда я с ними начала говорить о духовном, как душу человек ощущает, что и как, они раскрылись! Вы знаете, какие у них были глаза? Знаете, я на себя взяла обязательство: я с ними не буду оставлять эти беседы, то есть обязательно я с ними раз в месяц буду встречаться! Почему это им так необходимо? Не только потому, что они условно-осужденные! Просто их некому пригреть!

Это, конечно, крайний случай. Но ведь у нас отчуждение происходит не только когда все пьют и все такое! У нас происходит отчуждение даже когда и семья благополучная, более или менее нормальная. Вот около моего дома детские ясли. То есть детки там до трех лет. И вот если понаблюдать – а у меня уже глаз-то наметан на это все дело, и боль моя душевная на все это реагирует! – вот забрали они ребеночка из яслей. Что значит, если ребенок был шесть-восемь часов без родителей в чужом месте? Он там играл, он там был накормлен, он сыт. Но ведь это мама с папой пришли! Он к ним во все глаза заглядывает-идет! А они между собой ругаются, да еще матом! «Отстань! – ему кричат, – Замолчи!» Хоть бы кто задумался! А-то еще лучше: с этим пивом и куревом! Им вообще не до разговора!

И получается, что ребенок с такого вот возраста, когда ему еще нужно просто элементарное участие, чтобы его хоть услышали, что он там в садике слово какое-то новое узнал – а он уже лишен этой возможности! Конечно, какой путь решения этой проблемы? Мы стараемся сейчас разговаривать с родителями – так ведь еще не везде и приглашают! Мы стараемся через православный центр, в котором я занимаюсь, в садиках-то бывать, с родителями беседовать. Но далеко везде и приглашают! А насколько же это необходимо! Вот мы провели четыре собраньица таких в разных садиках: родители-то рады услышать, что нужно делать-то и как быть-то!

Ну, не у всех получается вовремя одуматься. Чтобы как-то закруглить, закончить эту тему, я расскажу вот что. У меня есть помощница, которой Бог удивительным образом буквально за последние полтора года дал – она тоже тридцать четыре года в школе проработала, литератор по образованию, а стихов никогда не писала! – дал талант писать стихи только духовно-нравственного порядка. Я позволю себе одно стихотворение зачитать, как иллюстрацию к тому, что же происходит от нашей оголтелости, бездумности. Стихотворение называется «Проснись, Россия!»

У нас в Кстове, это там, где я живу, под Нижним Новгородом, случилось страшное преступление: среди бела дня два пьяных парня забили до смерти выпускника школы одиннадцатого класса, издевались над ним как могли, и он умер. Всех потрясло, у всех был шок! И Нина, моя помощница, написала стихотворение, предварив его высказыванием митрополита Антония Сурожского: «По-гречески «суд» называется «кризис». Мы сейчас находимся в состоянии суда Божьих путей над нами, и мы должны подумать, чем мы являемся на самом деле. И только настоящими, встав перед судом своей совести и Бога, вступить в последующие дни, иначе мы осуждены!» А дальше идет стихотворение по этому нашему страшному поводу:

Два нелюдя ребенка убивали,

Глумясь над ним, безумны и пьяны.

И жалости поэтому не знали

Под действием оскала сатаны.

Слепой наш ропот выражен словами:

«Где был Господь? И почему не спас?»

Отвечу с болью сердца и слезами:

Беда лучилась с памятью у нас!

Не мы ли, Бога обвиняя гневно,

Без совести, без страха и стыда

Его упорно распинаем ежедневно,

И вот оно, решение суда!

Свои грехи не мы ли возлюбили?

И силы ада пригласили в дом?

Мы захотели и легко забыли

Про города Гоморру и Содом!

Мы получаем радость от разврата

И шутим весело, что истина – в вине!

Себя не видя, осуждаем брата,

А дети задыхаются на дне!

Им нравится безбожную свободу

Топтать с азартом молодым в пыли.

Поэтому духовные уроды

Легко на преступление пошли.

Зачем же мы от Бога отвернулись

С Его наукой мудрою любить?

Чтобы к Творцу мы с покаянием вернулись,

Невинных сколько надобно убить?

И долго ли Спасителю просить

О детях нашу совесть голосить?

Когда мы читаем и выступаем перед родителями, когда они начинают хоть немножечко задумываться – это наши, можно сказать, первые маленькие победы!

И еще из этой книжечки я вам прочту одно стихотворение. Оно называется «Слеза Руси». Самая главная наша беда сейчас – вы сами знаете, какая. Это алкоголизм, который разрушает семьи, разрушает общество и выбивает последние камни и табуретки из-под нас.

На видном месте у семьи стояла

Бутылка, гостья в доме не родная.

И никого она не удивляла

Названием «Слеза Руси хмельная».

Я с острым шоком справилась не сразу,

И разум отказался понимать,

Как алкоголь – наркотик и заразу! –

Потехи ради так могли назвать!?

Но вот сейчас, когда я размышляю

О судьбах многих пленников страстей,

То не советую, а просто умоляю:

Не пейте слезы Родины своей!

Тому, кто пьянство защищает пылко,

Без раны не пройти грозу!

Ведь не случайно винная бутылка

Действительно похожа на слезу!

И вот чтобы развернуться к этой теме, насколько это серьезно, и как дети снимают буквально все узоры с нас, я хочу сказать следующее. Даже невинная выпивка, допустим, чей-то день рождения отмечают – того же ребенка любят отмечать день рождения пусть даже сладким хорошим вином, что у нас называется «культурное питие», которое никто не осуждает! – невинной не бывает! Вот посмотрите: вон там бомж лежит...

 

 Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/