Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Духовная природа театра». Лекция свящ. Димитрия Беженаря и актрисы Л.М. Федосовой



Руководитель миссионерского отдела Сергиево-Посадского благочиния
отец Димитрий Беженарь


 

Дорогие братья и сестры! Так как тема нашей беседы звучит, как «Духовная природа театра», мы постараемся сегодня по возможности с Божьей помощью рассмотреть, на сколько возможно использовать театральное искусство, актерское искусство перевоплощения в какой-то образ в Церкви в качестве миссионерства, просветительства и каких-то иных, полезных для Церкви действий.

Хотелось бы в начале, дорогие мои друзья, посмотреть на эту проблему немножко шире, поговорить вообще о тех проблемах, о тех опасных «погодных условиях», свидетелями которых мы с вами, к сожалению, являемся. Слава Богу, может быть, не являемся участниками этих процессов, но свидетелями являемся совершенно точно. Это – процессы секуляризации Церкви. Вообще слово «секуляризация» в нашем понимании, в широком смысле слова – это попытка изъятия у Церкви каких-либо ценностей. Когда мы слышим, допустим, «секуляризация церковного имущества», в памяти сразу встает эпоха Петра Великого, Екатерины II, Анны Иоанновны и, особенно, события послереволюционного переворота 1917-го года. И все люди, родившиеся и жившие во время советского богоборческого строя, прекрасно на опыте знают форму вот этой внешней секуляризации, когда у Церкви отнимались храмы, монастыри. И долгие годы наши города и веси стояли с оскверненными храмами.

Храмы, если вы помните, представляли собой печальное зрелище, стояли как оголенные скелеты. Но это лишь внешний, можно сказать, самый минимальный вред Церкви – когда отнимают ее имущество. А секуляризация в более глубоком духовном смысле – это обмирщвление Церкви, попытка отнять у Церкви то главное, что в ней есть – именно вот эту благодать Божию. То есть, говоря более простым языком, попытка превратить Церковь из Божественного установления, из богочеловеческого организма просто в земной институт.

И Церковь, как общество спасающихся, как то общество, где люди, земные люди из плоти и крови, приобщаются к благодати Божией, граждане земные становятся гражданами небесными, превращается в какой-то земной институт, который занимается социальными проблемами, политическими, экономическими и так далее, и так далее, и так далее.

Процесс этой секуляризации начался не сегодня и не вчера, но за последние годы он принимает какой-то лавинообразный характер. И то, на что сегодня хотелось бы обратить ваше внимание, это процесс соединения несоединимого. Как очень мудро сказал известный современный старец отец Иоанн Крестьянкин, когда одному человеку, который, как он сам говорил, был человеком искусства, работал в театре и в кино, написал в письме буквально следующее: «Вы пытаетесь соединить несоединимое: таинство Церкви с безобразием жизни».

И, в целом, вот этот процесс обмирщвленности в современном преломлении звучит, как миссионерство. Представьте себе, дорогие друзья, вот это возвышенное понятие, как миссионерство, миссия, как апостольское служение, как желание просветить, приобщить к Живой Церкви людей, которые пока еще не нашли туда дорогу, принимает сейчас чисто мирские формы.

Приведем сначала один случай из истории неправославных, скажем так, христианских конфессий. В Великобритании в середине XX века однажды собрались представители Англиканской Церкви, методисты, римо-католики и вместе принялись обсуждать, какие еще нужно новые, так сказать, инновационные идеи принять, чтобы привлечь как можно больше прихожан, естественно, для каждого – в свою деноминацию. И после долгого обсуждения – возможно, это нам покажется даже немного смешным – они пришли к выводу, что самым лучшим орудием привлечения прихожан к их Церквям (в кавычках, конечно, с маленькой буквы) является цирк. Представьте себе – цирк! То есть это возможность строить какие-то там рожицы, какие-то постановки ставить и этим сначала привлекать внимание. А когда на площади соберется, простите за выражение, множество зевак, которые видят это действие пастыря или священника – в этот-то момент и начинать им проповедовать.

Если мы посмотрим, как по городам и весям нашей многострадальной родины ходят множество сектантов, всевозможные «армии спасения» и так далее, то мы опять-таки увидим этот самый внутренний принцип, своего рода внутренний знаменатель: чем-то неординарным надо сначала привлечь внимание к себе, а когда люди, открыв рот, станут слушать, смотреть на тебя – ты в этот момент начинаешь предлагать, а, вернее, простите меня за такое, может быть, грубое слово, навязывать, впихивать свои духовные ценности. И, к сожалению, эти процессы все более и более пытаются проникнуть в Православную Церковь. Хочется верить, и искренне надеемся, что мы с вами переживем и это. Святая Православная Церковь, как богочеловеческий организм, и не такое переживала! И это переживет!

Но, к сожалению, мы живем с вами в такую эпоху, когда многие люди, которые за последние годы за время предстоятельства покойного блаженной памяти Святейшего Патриарха Алексия успели с симпатией посмотреть на Церковь, стали интересоваться Православием, стали интересоваться духовной жизнью, теперь могут от Церкви отойти. И, что самое страшное, люди, которые только-только к Церкви стремились, только-только заинтересовались ею, могут отойти от Церкви дальше, чем они были до своего обращения.

Миссионерство сейчас стало каким-то модным явлением, что сейчас называется миссионерством? Есть как минимум два момента, на которые хочется обратить ваше внимание. Сейчас похвальны те миссионеры, которые что-то делают искренно, подчеркиваю: искренно делают, и те миссионеры, которые куда-то идут. Наверное, все вы, здесь сидящие, неоднократно слышали, когда к нам, православным, обращаются люди нецерковные и говорят: «А почему вы как баптисты или как свидетели Иеговы не ходите по домам?» Наверное, слышали, да? Обращаются, говорят: «Чего это вы сидите у себя в храмах, одни и те же молитвы читаете, то поститесь, то покаяние какое-то, постоянно у вас унылые лица, у вас все время какое-то там «умное делание», что-то в себе в душе копаетесь? Надо идти в мир! Надо иди по домам, надо идти в тюрьмы, в публичные дома, так сказать, куда угодно ходить… То есть надо куда-то идти!»

Нас, православных, постоянно упрекают, что мы не идем туда, куда идут сектанты. И вот, действительно, сейчас все больше стало появляться миссионеров – ну, раз они так себя называют, то и мы употребим это же слово, правда, в кавычках: «миссионеры» – которые действительно куда-то там идут. Они идут, например, на рок-концерты, причем идут даже туда, где их, по большому счету, не ждут. Есть такие и пастыри. Имена их слишком известны, поэтому и их, и саны их мы называть не будем: наверное, все вы, интересующиеся, читающие и литературу, и периодическую печать о современных «инновациях» в миссионерстве, знаете, о каких деятелях идет речь. Их можно пересчитать по пальцам. Слава Богу, у нас их пока немного в Русской Православной Церкви, но, однако, эта очень маленькая и активно кричащая кучка миссионеров уже успела везде засветиться.

В чем же они видят свой успех, чем они бравируют, в чем они упрекают остальных людей? Как правило, если с таковыми беседуешь, они говорят: «Может быть, я делаю что-то не так, может быть, я делаю что-то неправильно, может, вы меня осудите, но главное: я делаю искренно!»

И вот вопрос нам на размышление, дорогие мои друзья: а преступление, если оно делается искренно, разве перестает быть преступлением? Грех, даже если мы искренно делаем грех, не перестает быть грехом! А грех – это беззаконие, как говорит апостол Иоанн Богослов. Грех удаляет нас от Бога, грех лишает нас благодати Божией. А без благодати Божией человек погибает, человек не может спастись своими силами, своими нравственными какими-то добродетелями и своими дарованиями. То есть без благодати Божией человек, как говорил преподобный Серафим, «грешная земля».

И вот, как правило, тот или иной человек-миссионер говорит: «Я иду на рок-концерт», Там одно перечисление названий этих рок-групп чего стоит! А сам внешний вид этих актеров такой, что даже страшно в этом окружении рядом оказаться! Он идет туда с какой целью? «Ну, я же иду туда искренно!..» И когда в периодической печати встречаешь интервью подобных миссионеров, везде красной нитью проходит: это, вот, он сделал искренно, это, вот, он тоже сделал искренно… Допустим, на мотоциклах байкеры, вы знаете, есть такие, такое движение. Они в черных куртках ходят, с шипами, с черепами, в цепях все: такая у них внешность, что, конечно, их, как людей, искренне жаль. И их, как людей, каждого из них в отдельности, конечно, надо любить по-христиански! И, конечно, искренне хочется, чтобы каждый из них, кто увлекается вот этой вот нездоровой совершенно формой псевдокультуры, спасся. Но, желая спасти этих людей, или желая помочь им узнать о Христе, ни в коем случае нельзя подыгрывать их страстям!

Нельзя идти в общество этих людей и говорить: «Все, ребята, чем вы занимаетесь – это правильно, все это – православно!» То есть на любую аморальную деятельность той или иной группы людей ставить свою рода печать, что «это – православно!» В чем здесь большая опасность? Человек тогда понимает, о православие ничуть не лучше того образа жизни, который он вел! Если, представьте себе, прийти в какой-нибудь пивной бар и сказать: «Ребята, все вы, кто здесь находится, все правильно делаете! Это у вас путь к Богу, это у вас внутренний протест против общества! А раз протест – значит вы тоже православные!» Как вы думаете, правильно это будет? Или на рок-концерт, или, простите за выражение, дом терпимости прийти и сказать: «Все, что здесь происходит – вы же это делаете искренно!» И любой человек, который пошел в дом терпимости, может сказать себе в оправдание: «Ну, может, конечно, я что-то и не так делаю, но я же это делаю искренне! Ведь внутренне меня сюда так и влечет!»

Простите меня за горькую иронию, дорогие мои друзья, но важно понять, что, даже искренне совершая нехорошие поступки, тем более поступки, противоречащие Священному Писанию, учению Святой Церкви, поступки, порочащие священный сан – я подчеркиваю это! – не оправдывают нас перед Богом! Искренне ты это делаешь или не искренне, за какие-то деньги или ради суетной человеческой славы, греховный поступок остается греховным! И постоянно в многих интервью подобные миссионеры подчеркивают, что они что-то делают искреннее, подразумевая, что остальные, которые не поступают так, так они – получается, неискренни. Получается, что любой священник, который на рок-концерты не ходит, какие-то дома терпимости не навещает, в каких-то совершенно сомнительных ток-шоу не участвует – неискренний человек. Значит, лицемер, так получается? Любой человек, который просто старается вести церковный образ жизни, значит, неискренен?

И второй, очень немаловажный момент, на который я сейчас постараюсь ваше внимание обратить, это то, что сейчас восхваляются те, кто куда-то идет. Вот интервью одного миссионера, протодьякона, имени мы его называть не будем – вы, наверное, все сами догадываетесь – приходилось читать, и даже не одно интервью, несколько. Там он говорит: «А где все остальное духовенство? Почему оно сидит за церковной оградой? Почему оно не идет и к байкерам, и, там, к сатанистам, и к наркоманам, и к таким, таким, таким, таким? Почему оно к ним не идет? А я, например, хожу со своим другом игуменом таким-то (и называет его имя)» Они – две звезды современного миссионерства, вот он – идут. Но возникает вопрос, и, дорогие мои друзья, я предлагаю вам задуматься вместе со мной над этим главным вопросом: вот ты пошел к ним? А дальше? Куда пойдут они после общения с тобой? Неужели просто пойти к ним – это сама цель? Получается, что это «миссионерство ради миссионерства»: ты пришел, выступил в перерывами между песнями каких-то рок-групп, что-то там сказал, и все. А дальше? А как воспринимают тебя те, кто слушает?

Конечно, несколько субъективный случай хочется вам привести, но беседовал я однажды с молодыми людьми, которые пришли на рок-концерт, где выступали два неназванных нами, но хорошо известных миссионера. Спросил: «Ну, а как вы, молодежь, как вы сами это все воспринимаете?» Они сказали: «Ну, на самом деле, мы воспринимаем их так (простите за иронию, я просто передаю их слова): это когда во время любимого фильма, вот смотришь какой-то любимый кинофильм по телевизору, и вдруг он прерывается назойливой рекламой. Ты не хочешь эту рекламу, но вдруг она прерывает сюжет твоего любимого фильма, и ты три минуты вынужден ждать: переключаешь на другой канал – там опять реклама, такая же, про ту же самую зубную щетку с вращающейся головкой, которая не царапает зубную эмаль… Потом опять переключаешь на другой канал: там опять реклама... И вот так прерывается то, к чему ты стремишься, чего ты любишь: твой любимый фильм прерывает реклама!»

То же самое: основная масса молодежи идет на рок-концерты не для того, чтобы искать там Христа, не для того, чтобы научиться духовной жизни. Они идут для чего? Просто приятно провести время, видеть своих кумиров. Они поклонники, они идут послушать своих кумиров. И когда там появляется священник с крестом и пытается в этой совершенно неуместной обстановке говорить о Боге, то это воспринимается, может быть, не всеми – сразу хочется оговориться – может быть, кто-то это воспринимает как какое-то особое шоу, но основная масса воспринимает это как именно такую назойливую рекламу.

Хочется вот на что ваше внимание обратить: с 17 по 19 июля 2009 года в Нарвском замке под Санкт-Петербургом проходила очень интересная акция, акция, которую почему-то назвали миссионерской. Там выступали самые разные рок-группы, мы не будем вас утомлять перечислением этих рок-групп: и металлический рок, и медный, и железный рок, и какой угодно. И среди этого рока – приветственное слово настоятеля Александровского собора. Представьте себе: выходит священник с крестом, говорит приветственное слово этой бушующей массе молодых людей, кто-то пиво держит в руках, некоторые показывают известные жесты и так далее. Потом опять несколько выступлений подобных рок-групп и – стриптиз.

Обращаю ваше внимание вот на что. Как иногда военные говорят: «Стыдно за честь мундира». Ну, должно же быть, что ли, какое-то чувство, может быть, ответственности за священный сан! Вот ты в священном сане, ты туда придешь – и кого и с чем там приветствовать, с чем поздравлять, если ты прекрасно знаешь, что будет после тебя? А я оговорюсь, что программа подобных мероприятий обсуждается заранее: каждый участник знает, кот за кем выступает, так ведь? «Вот сейчас эти допоют, потом выступаешь ты, священник, а потом будет вот это вот голое непотребство». Может быть, собравшиеся ждут и не дождутся вот это вот увидеть? А тут – твое выступление! Насколько оно уместно? И какое будет, позволим себе так задать вопрос, КПД – коэффициент полезного действия подобного выступления?

И вот далее, на следующий день опять там читаем: «Награждение рок-группы такой-то, рок-группы такой-то, такой-то, такой-то – тут идет перечисление – потом приветственное слово игумена отца N и конкурс Тату». Кто такие Тату знаете, да? Это две девушки, откровенно больные, потому что это очень тяжелая форма психопатологии: содомский грех – это тяжелейшая форма психопатологии. И вот как вяжутся два этих выступления?

Хочется особо подчеркнуть, дорогие мои друзья, что, говоря это, приводя вам такие факты, мы отнюдь не призываем вас кого-то осуждать! И, говоря это и приводя эти факты, мы не осуждаем их как людей – мы не имеем морального права осуждать кого-то как человека! Потому что мы все пред Богом предстоим. Но мы просто обязаны осмыслять происходящее и выносить хоть какую-то оценку, мы не можем быть с вами безразличны к происходящему. Потому что это толстовское непротивление злу – это совершенно нехристианская идеология. То есть мы живем в эпоху, когда модным стало миссионерство, но такое миссионерство, когда образ Христа искажается до неузнаваемости, когда в Церковь проникают тенденции, чуждые ей в принципе, чуждые ей, как Телу Христову, как живому богочеловеческому организму. И вот этот дух секулярности проникает все дальше и дальше. Как ему противостоять – это более серьезный вопрос, это, наверное, тема отдельной встречи, как противостоять вот этому секулярному духу. Но, как минимум, давайте вспомним слова святого псалмопевца Давида: «Уклонись от зла и сотвори благо» (ср.: Пс. 33).

То есть, сначала уклонись, не будь участником подобного! И если вы слышите, что прославляют какого-то миссионера за то, что он куда-то пошел и что-то сделал искренне, надо серьезно задуматься, посмотреть на плоды подобного миссионерства и рассмотреть, действительно ли это приводит людей к Богу, действительно ли люди, участвующие в подобных миссионерских (в кавычках) мероприятиях станут ближе к Богу, ближе к Православию?

В конце сентября месяца того года исполнялось двадцать лет со дня восстановления Свято-Успенского Иосифо-Волоцкого монастыря. И чтобы отпраздновать как-то это событие братья монастыря, по информации, которая есть в Интернете, а я вам просто передаю то, чем обладаю, организовали миссионерское – подчеркиваю! – мероприятие. В городе Волоколамске арендовали то ли дом культуры, то ли что-то еще, собрались там известный отец игумен N., группа «Корни». Молодые люди, кто интересуется, знают: поют четыре человека – мы сейчас не выносим оценки, как они поют, хорошо или плохо – но это обыкновенная «попса», совершенно далекая от духовной жизни. Была еще одна какая-то группа и группа – главный герой передачи «Даешь молодежь!». У вас у всех есть телевизор? Не хочется никого просветить, в худшем понимании этого слова, но если кто очень желает, по программе посмотрите: в воскресенье вечером всегда идет программа «Даешь молодежь!»

Однажды один священник, который занимался миссионерством, хотел узнать: ну, что ж это за мероприятие миссионерское, и там участвует группа «Даешь молодежь!»? А когда включил, посмотрел на этих ребят, увидел: откровенный Содом! Несколько молодых людей женоподобными голосами друг с другом разговаривают, переодеваются в одежду противоположного пола… И так далее. Откровенный Содом – невозможно даже до конца посмотреть! И все они были участниками миссионерского мероприятия!

Так вот вопрос, дорогие мои друзья, а не есть ли это надругательство над памятью преподобного Иосифа Волоцкого, когда в очередную годовщину восстановления обители вот таким образом проводится миссионерское мероприятие? Причем, в Интернете, на сайте журнала Фома, это было преподано как некое новаторство. А раз это преподано как новаторство – это сигнал всем нам: вот так и надо поступать! Очередную годовщину восстановления того или иного храма вполне можно как использовать? Найти какую-нибудь рок-группу и что-то такое безобразное сделать.

А главный вопрос: молодые люди, которые пришли туда, на это мероприятие, действительно хотели отпраздновать 20-летие восстановление обители, или они пришли увидеть своих кумиров? То есть, они пришли провести время, как сейчас называют, «креативно», просто расслабится: так в чем же здесь миссионерство? Главный вопрос, он, может быть, и страшный и тяжелый вопрос: а в чем здесь миссионерство? А не является ли, как раз, это антимиссонерством? И вот сегодняшняя наша тема звучит как? – «Духовная природа театра». Театр все теснее и теснее прижимается к святой Церкви, и святая Церковь все шире и шире раскрывает свои объятья, чтобы обнять театр. Заметьте, не просто людей, которые так или иначе актерским искусством занимались, а теперь хотят покаяться, хотят отрешиться от всего этого и начать полнокровную церковную жизнь, а, напротив, как бы в процессе слияния Церкви и театра.

Многие актеры открыто говорят о себе, сейчас эпоха воинствующего атеизма прошла, как вы знаете, открыто говорят: «Мы верующие люди, мы – православные, мы ходим в храм на Рождество, на Пасху, мы постоянно в храме – у нас свеча в правой руке, и иногда мы вспоминаем, что ее нужно взять в левую, перекреститься, а потом опять берем в правую…». То есть, сейчас все стали верующими людьми, и на многие свои роли они берут благословение. Так или иначе, они найдут какого-то пастыря, который увидит, улыбнется: «Ой! Это вы – такой-то? А я вас видел в таком-то фильме, вы там перестреляли сорок человек, а сами остались живы!» А тот говорит: «Да, это моя самая любимая роль!» И, пообщавшись со священником, он берет у него благословения. И теперь он думает, что он взял благословения на всю последующую свою актерскую деятельность!

И даже многие говорят, что у них есть духовники! Не спорим, не спорим, может быть, действительно есть пастыри, а пример современных миссионеров-пастырей показывает, что, наверное, есть пастыри, которые оправдывают это. Наша задача, дорогие мои друзья, не их осуждать, а просто задуматься: а можно ли соединить Церковь и театр?

Посмотрим, что говорят об этом церковные каноны. Вот правило Эльвирского собора, который был в 306 году. Обращаю ваше внимание: это правила Поместных соборов, которые были еще в эпоху гонений на христианство, в ту эпоху, когда христианство еще, казалось бы, полностью силой государственной власти не победило язычество, как было при святом императоре Константине. В 306 году правилом Эльвирского собора говорится, что от актеров, желающих принять христианство – то есть от актера, который хочет принять православие – требовалось отказаться от их профессии, с тем, чтобы в будущем они к ней не возвращались. Если же кто поступит вопреки такому запрещению, таковой отлучается от Церкви.

И на самом деле, дорогие мои друзья, не смотря на то, что много веков прошло после этого постановления, современные актеры, когда они обращаются к Православию, сталкиваются с одним удивительным явлением: им внутренне хочется порвать с театром и киноискусством! С некоторыми мне даже приходилось вести беседу, и действительно, первая мысль, первое желание у такого человека, когда он кается – это навсегда оставить это искусство надевания личин и масок, вот это пагубное и душевредное искусство перевоплощения. И многие, на самом деле, внутренне начинают колебаться и даже решаются навсегда оставить актерское искусство. Известная актриса Екатерина Васильева – знаете вы ее! – сама неоднократно в своих интервью говорила, что «когда я обратилась, мне захотелось полностью оставить театр и больше никогда не соглашаться ни за какие гонорары сниматься в фильмах!» И даже спустя много лет, когда у нее было тяжелое материальное положение (я цитирую по ее интервью) ей предложили сниматься в пьесе по Чехову «Три сестры», она пошла взять благословение у духовника, а духовник ей говорит: «Ну, играй во славу Божию!» Она от него ушла, потом идет и думает: «А как можно играть во славу Божию? Какие-то несовместимые слова! Из рогатки можно по окну поиграться, еще кому-то что-то сделать. Как можно во славу Божию делать что-то, что глубоко противно вообще воле Божией?» И она отказалась играть.

Вот на примере ее, да и многих других – мы не будем сейчас вас утомлять перечислением имен и фамилий – актеры, когда обращаются в Православие, им хочется оставить свое актерское ремесло. А ведь наша душа, дорогие мои друзья, по природе – христианка! Если человек, искренне обращаясь к Богу, хочет оставить это искусство демонического перевоплощения, значит, это о чем-то говорит!

Арелатский собор подтвердил запрещение Эльвирского собора в том, что актер, если хочет принять Православие, должен навсегда отказаться от своего ремесла. Лаодикийский собор, который проходил в 364 году запрещает людям в священном сане, то есть клирикам, смотреть какие-либо зрелища, даваемые на браках и на пиршествах. И если священник приглашен на брак, и если заходят туда люди, которые начнут заниматься каким-то актерским лицедейством, он обязан был, согласно постановлениям этого канона, выходить. В некоторых древних постановлениях, в частности, Арелатского собора в 314 году и Африканского в 408 году, актер приравнивался к изготовителям идолов! Задумайтесь над этим!

Ведь, на самом деле, на общецерковном уровне постановления Поместных и Вселенских Соборов никто не отменял! Если актер приравнивался тогда к изготовителю идолов! А нам с вами, живущими в XXI веке, это понят несложно: посмотрите, какое складывается внутреннее отношение между актером и его поклонниками! Отношения, сродни религиозным, когда на актера смотрят и буквально его боготворят. Собираются всевозможные вырезки из газет о нем, стараются как можно больше узнать про своего кумира, стараются кумиру всячески подражать. И как сами актеры смотрят на своих последователей и на своих поклонников! Они смотрят как какие-то олимпийские боги на простых смертных! И вот эта внутренняя связь, поклонение людей актеру как божеству – оно как раз и показывает, что актер своим искусством становится своего рода идолом, кумиром для других людей. А это является тяжелейшим грехом!

Мы, дорогие мои друзья, обращаю ваше внимание, что именно мы, православные, должны в первую очередь применять требования к себе! Мы не можем диктовать людям внешним, людям нецерковным какие-то условия, мы не можем требовать от них соблюдения каких-то церковных правил. Но мы, будучи людьми верующими и православными, обязаны эти правила соблюдать, тем более что на общецерковном уровне их никто не отменял! Иногда современные модернисты говорят: «Некоторые каноны отжили свой век!» Как же они отжили, если мы сейчас живем в XXI-ом и видим, что вот это внутреннее, сродни религиозному, преклонение поклонников актеру ровняется тому, как язычники кланялись своим истуканам! Какая разница: истукан каменный и деревянный или живой человек, который стал кумиром для других людей? А кумир – это значит кто-то или что-то встало между твоей душой и Богом!

Грех актерства, можно так выразиться, тройной. Во-первых, это грех перед Богом. Почему? Потому что актер вместо того, чтобы преображать свой образ Божий, ведь каждый создан по образу Божьему и должен стремиться к богоподобию, вместо того, чтобы образ Божий преображать, приобщаясь все более и более к благодати Божией через покаяние и через исполнение заповедей Божьих, он надевает на себя личины и маски, он свой собственный образ Божий размывает и рассеивает, стараясь перевоплотиться в другие образы: то в образ убийцы, то в образ какого-нибудь маньяка, то, вроде бы, милиционера, то, вроде бы, поэта, а некоторые даже пытаются играть образ Христа или святых! То есть человек считает, что он способен перевоплотиться в другого.

Второй очень важный грех актерского искусства – это грех перед ближними. Почему? Потому что ты становишься идолом и кумиром для окружающих подобных тебе людей. А, став кумиром, ты встал между ними и Богом! Уже тебе преклоняются, на тебя смотрят! И что очень важно: смотрят на твое поведение и пытаются тебе подражать! Задумайтесь, дорогие братья и сестры, а лучше вспомните: наверняка вы знаете, какой образ жизни ведут многие и славные великие актеры, те, которым когда-то рукоплескал весь мир! Их собственный образ жизни является ли образцом для подражания с христианской точки зрения? Боюсь, что далеко не является!

Вот взять, например, Элизабет Тейлор – знаете такую актрису? В 75 лет она вышла замуж! В 75 лет, когда, казалось бы, уже о вечности пора подумать! Ну, нам всегда, в любом возрасте нужно о вечности думать, но уж в 75-то лет Сам Бог велел подумать о вечности! А она вышла замуж – восьмой или девятый или девятнадцатый раз, и это только официально. Так какой пример для подражания она создает для многих и многих почитателей ее?

Не будем сейчас в этой аудитории перечислять имена и фамилии, просто вспомните, кого вы знаете из актеров. Даже те актеры, которые были комедиантами, при жизни которых все смеялись, полные залы собирались в кинотеатрах, чтобы посмотреть роль какого-то шута! А их личная жизнь, их личная жизнь, не актерская, а личная жизнь – это была сплошная трагедия! Как правило, те люди, которые были известными комиками, и от одного взгляда на которых все сразу ухахатывались, жили жизнью, изобилующей долгими депрессиями и одиночеством. Они были глубоко одиноки, не имели ни родных, ни близких, и никто даже в конце жизни не хотел иметь с ними никаких отношений! В бедности и безвестности многие из них умирали!

А посмотрите, сколько склок, сколько вражды, сколько зависти вообще в актерской среде! Я не хочу сказать вам, дорогие мои друзья, что в другой стороне нет: мы все люди грешные, все мы нуждаемся в милости Божией, у нас у всех есть страсти! Нельзя сказать, что, допустим, в одном храме все прихожане любят друг друга, и никто не питает ни к кому зависти! Но сейчас не об этом речь. Актеры, которые стараются быть кумирами, образцами для подражания для других людей, далеко не являются в нравственном смысле таковыми!

Если первый грех против Бога, что ты свой образ размываешь, растворяешь на множество других, второй грех перед ближними, что ты становишься кумиром, но ведешь людей отнюдь не ко Христу, не к вечной жизни, то третий грех – против самого себя. Постоянно надевая на себя личины и маски, человек полностью теряет себя подлинного. И не напрасно в дореволюционной России актеров даже не хоронили на кладбище. Вам известен такой факт? Актеров, так же как и самоубийц, на кладбище не хоронили. Может быть, современным людям такого гуманистического склада это покажется ретроградством, жестокостью: как это, актера – и не хоронить на кладбище? А смысл здесь в том, что человек, который всю жизнь живет только на то, что разрушает свою собственную личность, полностью себя, свой талант разменивает на множество других ролей, в конце концов, теряет самого себя.

В финале своей жизни многие актеры так и не могут понять, а кто же они сами? Вот ты играл убийцу или какого-нибудь, допустим, победоносного героя, потом ты играл того, потом первопроходца, потом путешественника, потом маньяка, потом монстра из космоса – а кто же ты сам? То есть, кем ты стал? Все эти образы, которые ты сам на себя накладывал, они оставили глубокий отпечаток на твоей душе, и твоя подлинная душа в кого превратилась?

И еще один важный фактор. От одних медиков с большим стажем я услышал следующую очень интересную информацию: оказывается, инфаркт чаще всего преследует людей актерского склада. Я не говорю, что другие не могу умереть от инфаркта. Так почему? А потому что само вот это желание воплощаться в разные другие роли, рассеиваться, растворяться, приводит к тому, что сердце человека – а сердце у нас одно – просто не выдерживает подобной игры.

Спаси Господи.

 

 Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/