Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Иосиф Прекрасный и его братья (беседа 3-я)». Протоиерей Олег Стеняев



Священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»

отец Олег Стеняев

Итак, сегодня мы продолжаем с вами наши занятия. И как на прошлой беседе мы делали отступление и говорили о поступке Иуды, связанном с Фамарью, так и сегодня мы начнем беседу с 34-ой главы, где говорится о том, как Сихем, сын Еммора, обесчестил Дину, дочь Иакова.

«Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той» (Быт. 34, 1). Дине по преданию было девять лет, когда она вышла посмотреть «на дочерей земли той». Она проявляет любопытство, свойственное молодым людям, детям, и в результате это любопытство ставит ее в очень тяжелую ситуацию.

Любопытство является причиной грехопадения, ибо о нашей праматери Еве сказано, что она прельстилась запретными плодами, потому что они вожделенны и дают знание. То есть расширяют некий кругозор. И это искушение что-то попробовать, поэкспериментировать с собой свойственно молодым, которые таким образом как бы пытаются найти себя, стремятся к самовыражению. Иногда они пускаются, что называется, «во все тяжкие», и это – форма их протеста против жизни взрослых, они хотят как-то отличаться. И, прежде всего, от своих родителей, а потом и друг от друга.

И Дину, которая легкомысленно покидает шатры Иакова и идет в сторону Сихема, не извиняет даже ее возраст в девять лет, потому что она как бы еще ребенок, а детству свойственно как раз наоборот иметь осторожность: дети неохотно идут на контакты с посторонними – это как бы инстинкт самосохранения.

«Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие» (Быт. 34, 1-2). Итак, ее увидел Сихем, сын Еммора, князя земли той, и спал с ней, и сделал ей насилие. Немножко сложное окончание: «и спал с ней, и сделал ей насилие». Почему так сказано? «Спал с ней» – сношался естественным образом, «и сделал ей насилие» – противоестественным образом.

«И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену» (Быт. 34, 3-4). Сихем боится того, что он сделал, он не решается называть Дину женщиной, хотя он нарушил ее девственность, он называет ее девицей – «вотулот». И хочет, чтобы его отец договорился с ее родственниками отдать ее ему. Но надо сказать, что Сихем, сын Еммора, не очень понимает, чья она дочь – а она дочь Иакова, патриарха еврейского народа, она дочь той маленькой общины верующих в единого Бога, который находится под особым Божественным покровительством. Имя «Дина» означает «невиновная» – скорее всего это имя было дано в пророческом озарении, и оно как бы предвосхитила всю эту ситуацию.

«Иаков слышал, что [сын Емморов] обесчестил Дину, дочь его, но как сыновья его были со скотом его в поле, то Иаков молчал, пока не пришли они» (Быт. 34, 5). Иаков молчит почему? Потому то он знает нрав своих сыновей, ему надо обдумать эту ситуацию. И он, как человек осторожный, который соблюдает Божественные заповеди, ожидает. Возникла такая ситуация: изнасилована дочь, и он дожжен найти какое-то решение. Какое – он еще не знает, но оно должно соответствовать воле Создателя.

В жизни верующих людей тоже возникают какие-то катаклизмы, когда с детьми происходит что-то необратимое, и уже ничего нельзя исправить, но надо как-то научиться с этим жить. И вот Иаков являет нам пример, показывает нам некий урок: он молчит, он хочет, чтобы ситуация прояснилась до конца.

«И вышел Еммор, отец Сихемов, к Иакову, поговорить с ним. Сыновья же Иакова пришли с поля, и когда услышали, то огорчились мужи те и воспылали гневом, потому что бесчестие сделал он Израилю, переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать» (Быт. 34, 6-7). Вот опять здесь сказано: «переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать». На самом деле это некий такой галахический принцип: если мужчина спит с женщиной, то это в порядке вещей, а «так не надлежало делать» – есть некоторые законы, которые регулируют взаимоотношения между мужем и женой, что можно делать, а что нельзя. То есть выражение «так не надлежало делать» не относится к факту изнасилования, а касается неправильных сексуальных отношений.

«Еммор стал говорить им, и сказал: Сихем, сын мой, прилепился душею к дочери вашей; дайте же ее в жену ему; породнитесь с нами; отдавайте за нас дочерей ваших, а наших дочерей берите себе. И живите с нами; земля сия пред вами, живите и промышляйте на ней и приобретайте ее во владение» (Быт. 34, 8-10). Казалось бы, предлагается выход из ситуации, который должен устроить всех. Но на самом деле жители этой местности затеяли некое коварство: грех этого молодого человека свидетельствует об их нравственном состоянии, и далее мы это увидим.

«Сихем же сказал отцу ее и братьям ее: только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете мне; назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне, только отдайте мне девицу в жену» (Быт. 34, 11-12). То есть он готов дать выкуп, вено, за Дину ее родственникам.

«И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством» (Быт. 34, 13). Почему они отвечают лукаво? Потому что они с лукавым хотят поступить по лукавству. Они уже затеяли некую расправу над этими людьми, опозорившими Дину, дочь Иакова, внучку Исаака и правнучку Авраама.

«И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им [Симеон и Левий, братья Дины, сыновья Лиины]» (Быт. 34, 13-14). Дина была родной сестрой Симеона и Левия и по отцу, и по матери. Мы знаем, что у этих братьев были разные матери: были дети от Рахили, были дети о Лии, были дети и от служанок Рахили и Лии. И как бы статус их был разный. Конечно, в глазах Иакова они все были его дети.

«И сказали им [Симеон и Левий, братья Дины, сыновья Лиины]: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами [и поселимся у вас], если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; и будем отдавать за вас дочерей наших и брать за себя ваших дочерей, и будем жить с вами, и составим один народ; а если не послушаетесь нас в том, чтобы обрезаться, то мы возьмем дочь нашу и удалимся» (Быт. 34, 14-17). Хотя эти слова говорятся с некой военной хитростью, но это принцип, который в последующем буду соблюдать строго: нельзя отдавать дочерей за необрезанных мужчин.

Апостол Павел в Послании к Колоссянам пишет, что во Христе, «в Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; быв погребены с Ним в крещении» (Кол. 2, 11-12). То есть обрезание в христианской традиции заменено крещением. Следовательно, мы не можем отдавать наших дочерей за некрещеных молодых людей. А в теперешней ситуации, в современно России, мы не можем отдавать наших дочерей за некрещеных и невоцерковленных молодых людей. Потому что в этом случае в наш дом войдут хананеяне, которые разрушат весь порядок, будут попирать те принципы и устои Домостроя, которые приняты у православных людей.

«И понравились слова сии Еммору и Сихему, сыну Емморову (что нужно просто обрезаться, соблюсти некий внешний обряд, – О. С.). Юноша не умедлил исполнить это, потому что любил дочь Иакова. А он более всех уважаем был из дома отца своего. И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего (опять «ворота города», а мы знаем, изучая Библию, что это самое главное место в городе, где выносятся судебные решения, обязательные для всех! – О. С.), и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только [в том] согласимся с ними, и будут жить с нами» (Быт. 34, 18-23). Вот здесь мы видим подлиню причину, почему хананеяне готовы породниться, он говорят эти слова: «Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их?». То есть они завидовали Иакову, его хозяйству, не понимая, что это результат особого Божьего благословения.

«И послушались Еммора и Сихема, сына его, все выходящие из ворот города его: и обрезан был весь мужеский пол, – все выходящие из ворот города его» (Быт. 34, 24). Обрезание – это такая процедура, после которой в течение трех дней мужчина испытывает горячку. То есть он просто лежит, ему очень трудно перемещаться. Ну, мы с вами видели, как Авраам на третий день после обрезания сидел у шатра, и то, что он бегал туда-сюда, когда он встречал трех Божьих ангелов, которые были иконой Святой Троицы – это просто подвиг.

И вот это предложение, чтобы они обрезались, было военной хитростью. Симеон и Левий предполагали, что те согласятся, и они нападут в этот трудный момент. Особенно третий день после обрезания – особый болезненный день. И сказано: «На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол» (Быт. 34, 25).

Казалось бы, это что-то невероятное: два человека, Симеон и Левий, уничтожают целый город! Но надо понять, что это были маленькие города! В теперешнем понимании этот город, может быть, напоминал больше бы такую деревню с некоторыми постройками. А то, что там были правители, цари – мы знаем, что в Греции каждый город считался царством: Афины – это царство, Спарта – это царство. И так далее. И здесь была подобная ситуация. Действительно, когда все мужчины находятся в горячке, на третий день после обрезания они лежат, то Симеон и Левий могут спокойно войти и перерезать все мужское население.

Как оценить этот поступок двух детей Иакова? Когда Иаков будет при смерти, он будет благословлять своих сыновей. И он упрекнет Симеона и Левия за такое поведение, он скажет следующие слова: «Проклят гнев их, ибо жесток» (Быт. 49, 7). Вслушайтесь в эти слова! «Проклят гнев их, ибо жесток!» То есть гнев был справедлив! Изнасиловали девятилетнюю девочку – братья по отцу и по матери должны за нее вступиться! Но при этом они не должны были проявлять такой жестокости. Они должны были с пониманием справедливости в рамках закона проявить гнев, но чтобы он не был жестоким.

Казалось бы, гнев – это чувство, которое надо всячески избегать. Но это не так: мы знаем, что и Господь гневался, когда увидел ситуацию в храме, что храм превратили в рынок, где все продавали и все покупали. Как блаженный Феофилакт пишет: «Не гневаются совсем только сумасшедшие, а нормальный человек знает, когда надо гневаться, а когда сдерживать гнев». И в данном случае поведение Симеона и Левия – это несдержанный гнев, который перешел в жестокость, в садистскую жестокость, когда они, совершая акт мести за свою сестру, умертвили весь мужской пол.

Но есть и некоторая правда на их стороне: мы не видим из сего текста, что жители той местности осудили поведение Еммора. Если жители той местности не осудили поведение Еммора, значит они соучастники. И это тоже некий принцип, который действует, как закон: те, которые промолчали – соучастники и заслуживают наказание в той же мере. Конечно, может быть, они имели право на суд, потому что законы Ноя предполагают наличие суда, а эти законы обязательны для всех людей независимо от их нации, потому что сыновья Ноя Сим, Хам и Иафет – родоначальники человеческих рас. И тот закон, который был дан Ною и его сыновьям, требует справедливости.

Итак, «Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли» (Быт. 34, 25-26). Сихем – насильник, Еммор – его отец, и они убиты. Остальные сыновья Иакова, которые не участвовали в умерщвлении мужчин «пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили [Дину] сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили всё, что было в [городе, и всё, что было в] домах» (Быт. 34, 27-29).

Давайте вспомним, когда мы беседовали с вами про Авраама – Авраам делал здесь стоянку, потому что вот этот поступок Симеона и Левия поставил на грань уничтожения все еврейское семейство Иакова: соседние жители могли проявить злость, агрессию против Иакова и его дома, могли их уничтожить, и тогда бы не было еврейского народа. А Авраам, напомню вам, делал стоянки строго в тех местах, где потом происходили какие-то события с его потомками, он как бы намаливал эти места, будучи пророком, он видел те события, которые произойдут. И это место – узловое, опасное место в истории еврейского народа.

Иаков это понимал, он понимал опасность ситуации, которая возникла. «И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для [всех] жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой» (Быт. 34, 30). То есть под угрозой уничтожения оказался весь дом Иакова. Но они пытаются найти для себя оправдание: «Они же сказали: а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею!» (Быт. 34, 31) Тем более, она была еще ребенком – по преданию ей было всего девять лет!

Вот такое трагическое событие произошло в доме Иакова на Святой земле. А все началось с любопытства Дины: она решила пойти-посмотреть. Сейчас наступает новый 2010 год, и ваши внучки, внуки будут говорить, что они пойдут «справлять Новый год с друзьями». Вы не знаете, что там будет происходить, возможно, там будут выпивать, возможно, будут курить что-то наркотическое, возможно, будут заниматься развратом. Поэтому вот так отпускать детей на какие-то там «корпоративные вечеринки», «к одноклассникам» – это очень опасно! Потому что мы, православные, увы, в меньшинстве в этой стране. Это результат воинствующего безбожия. А подавляющая часть населения сейчас – это как хананеи и ферезеи. И наши дети должны знать, что есть опасность: когда они будут выходить за пределы наших домов, из поля нашего зрения, то с ними может произойти что-то плохое, как ситуация с Диной, которая окончилась очень печально.

Но по преданию Дина родила ребенка, которого Симеон и Левий не допустили расти в доме Иакова. И его усыновили бедуины, забрали этого ребенка – это была девочка по имени Асан (Асенефа). И они продали ее в Египте в богатую семью. И потом, по преданию, именно на этой девочке и женится Иосиф, которого мы с вами оставили в Египте, и сейчас мы возвращаемся к нему.

Иосиф посажен в тюрьму, ему не приходится думать о женитьбе: ему хотя бы выжить, он находится в ужасном плачевном состоянии. Есть предание, что когда Иосифа посадили в тюрьму, то он принял на себя обет назарейства, то есть он воздерживался от вина, не стриг своих волос, и косвенные подтверждения этому из текста мы можем найти. То есть он принял образ жизни временного ветхозаветного монашества. И это очень разумно: когда человек оказывается в очень сложных жизненных обстоятельствах, ему надо что-то предпринять именно религиозное, для того чтобы защитить и обезопасить себя – это очень важно! И в условиях тюрьмы, где он не мог заниматься изучением Закона Божьего, у него не было единомышленников, он действительно мог дать какие-то обеты Богу и стараться строго их исполнять.

Некоторые говорят, что этот обет Богу, назарейство, он дал, когда его подали в Египет. По преданию, когда Иосифа уже продали и везли связанным, как раз они проезжали рядом с гробницей Рахили, матери Иосифа: она умерла между Вифлеемом и Иерусалимом. И он увидел эту гробницу, где была похоронена его мать, вырвался как-то, подбежал к ней и стал кричать: «Мама! Помоги мне! Ты видишь, что со мной происходит!?» Те, кто его купил, они стали связывать его снова, но он услышал голос, который был ему знаком, это был голос его матери. И этот голос сказал: «Бог не оставит тебя, Он защитит тебя, сын мой, будь спокоен!»

И те люди, которые везли его в Египет, сначала с ним очень плохо обращались. И тогда Господь наслал гром, молнию, так что животные, которые перевозили весь этот табор, напугались и легли на землю: никак нельзя было их заставить подняться. И тогда те люди, которые пленили Иосифа, догадались, что, может быть, это гнев из Иосифа, гнев Бога этой местности. Язычники считали, что есть все боги, и если в какой-то местности какой-то бог почитается особым образом – это бог того места. И когда язычники приходили в другую страну, они приносили жертвы другим богам, чтобы как-то их задобрить. Так делали и римские легионы, которые когда вступали в разные страны, приносили жертвы богам той местности, тем самым показывая как бы, что они не воюют с богами, а воюют с людьми: «А богов мы все равно уважим, какие бы они не были».

И когда буря не утихала, то Иосифа, по преданию, попросили помолиться. Он помолился, и погода сразу изменилась. И к нему изменилось отношение, его уже боялись трогать, обижать. И по дороге в Египет он действительно мог дать обет назарейства, чтобы воздерживаться от вина, воздерживаться от блуда, от каких-то нечистых вещей.

Итак, мы возвращаемся к Иосифу и читаем: «После сего виночерпий царя Египетского и хлебодар провинились пред господином своим, царем Египетским. И прогневался фараон на двух царедворцев своих, на главного виночерпия и на главного хлебодара, и отдал их под стражу в дом начальника телохранителей, в темницу, в место, где заключен был Иосиф. Начальник телохранителей приставил к ним Иосифа, и он служил им. И пробыли они под стражею несколько времени» (Быт. 40, 1-4).

Ну, мы с вами уже читали о том, что Иосифа заключили в темницу, где находились узники царя, то есть вельможи. Естественно, эта тюрьма была не такая, как для рабов. И вот оказались в темнице два очень великих, скажем так, чиновника: виночерпий и хлебодар. Не надо думать, что хлебодар – это человек, который подавал только булку фараону! Он отвечал за все запасы хлеба, которые были при дворе. А виночерпий – это не официант, который подносит бокал вина! Это человек, который владеет искусством виноделия, который отвечает за все склады вина, который дегустирует всю эту продукцию и потом только предлагает что-то фараону.

За что их посадили? Есть такое предание, что когда виночерпий подавал бокал вина фараону, туда попала муха. Фараон увидел там муху и усмотрел злонамеренность виночерпия. А в случае с хлебодаром он стал есть плюшку какую-то, и там оказался камень, небольшой камушек – может быть, он там чуть зуб не сломал себе, но «зуб» поимел он на этого хлебодара. И в результате виночерпий и хлебодар оказались в темнице. Но так как воля правителя – непредсказуема, и через какое-то время фараон мог изменить к ним отношение, то начальник тюрьмы, уже передавший все дела Иосифу, чтобы он всем занимался, потому что видел, что Бог во всем благословляет Иосифа, представил Иосифа этим людям, и тот ухаживал за ними, пытался максимально благоприятно обеспечить их пребывание в тюрьме. То есть он прислуживал этим людям, виночерпию и хлебодару, ожидая окончательное решение фараона, помилуют их или не помилуют.

«Начальник телохранителей приставил к ним Иосифа, и он служил им. И пробыли они под стражею несколько времени. Однажды виночерпию и хлебодару царя Египетского, заключенным в темнице, виделись сны, каждому свой сон, обоим в одну ночь, каждому сон особенного значения. И пришел к ним Иосиф поутру, увидел их, и вот, они в смущении. И спросил он царедворцев фараоновых, находившихся с ним в доме господина его под стражею, говоря: отчего у вас сегодня печальные лица?» (Быт. 40, 4-7).

Надо сказать, что древние египтяне имели целый институт истолкователей снов, и снам предавали очень большое значение. В классическом иудаизме считается, что сон сам по себе не является чем-то решающим, но сон любого человека – это как бы одна десятая часть от пророческого дара, которая сообщена человеку во сне. То есть во сне можно увидеть то, что действительно может сбыться. Но древние евреи считали, что сон исполнится так, как его истолкуют. Если его истолкуют в хорошую сторону, то все будет хорошо. А если истолкуют в плохую сторону, то может быть все очень плохо.

И был такой случай: одна женщина пришла к древнему раввину и сказала, что во сне она видела, как обрушился потолок. И раввин ей сказал: это хороший сон, у тебя родится мальчик. И действительно через некоторое время у этой женщины родился мальчик. Потом ей снова приснился сон, что у нее обрушился потолок, она пришла в эту ешиву, в эту школу, но не было того раввина, были только его ученики. И тогда она спросила у учеников: а как вы истолкуете сон, вот я видела сон, что потолок рухнул прямо на меня… И ей сказали: умрет твой муж. Она пошла домой, и вскоре ее муж умер. И когда этот мудрец пытался объяснить ученикам, почему так по-разному все складывается, он сказал, что сон и истолкование сна – это вещи одного порядка.

То есть если евреи считали, что истолкование сна – это нечто сакральное, то тем более – египтяне! Египет – это оккультная культура, оккультная колдовская цивилизация. Египет был центром оккультизма в те времена.

И они, находясь в тюрьме, конечно, переживали, потому что не было истолкователей снов рядом, а они хотели знать, как оценить то, что они видели во сне! И вот Иосиф увидел печаль на их лицах. «Они сказали ему: нам виделись сны; а истолковать их некому (то есть, здесь нет профессиональных истолкователей, – примеч. О. С.). Иосиф сказал им: не от Бога ли истолкования? расскажите мне» (Быт. 40, 8). Вот здесь как раз Иосиф предлагает некое такое третье решение: он говорит, что не надо надеется на истолкователей снов, есть у них настроение или нет, не надо проявлять каких-то суеверий по поводу снов и истолкований – все в руках Бога. Если Бог послал вам такие сны, то, наверное, должно быть и истолкование, которое от Бога.

«И рассказал главный виночерпий Иосифу сон свой и сказал ему: мне снилось, вот виноградная лоза предо мною (кстати, лоза в пророческих текстах – это символ еврейского народа, – примеч. О. С.); на лозе три ветви; она развилась, показался на ней цвет, выросли и созрели на ней ягоды; и чаша фараонова в руке у меня; я взял ягод, выжал их в чашу фараонову и подал чашу в руку фараону» (Быт. 40, 9-11). Казалось бы, все очень понятно и прозрачно: во сне этот человек видит, что он опять подает чашу фараону, и, казалось бы, какое еще истолкование ему нужно? Но в действительности есть несколько истолкований вот этого сна.

Дело в том, что древние считали, что все, что написано в Священном Писании, прежде всего, нужно истолковывать в связи с существованием народа Божьего. Так как виноградная лоза является символом еврейского народа, то есть всех верующих – вы помните, Христос говорил: «Я есмь лоза, а вы ветви» (Ин. 15, 5)? – то что же означают три грозди винограда, выдавливаемые в чашу вина, которую пьет фараон? Это некое таинственное пророчество. Вино – символ мщения. И когда будут десять египетских казней, то фараон, конечно, не этот фараон, другой, который тогда будет, выпьет до конца эту чашу. А три грозди символизируют трех человек: Моисея, Аарона и Мариам. Они будут говорить фараону о десяти казнях, будут проявлять пророческий дух, и наказания падут на весь дом египетский. Но это как бы сакральная часть этого сна. А задача Иосифа была истолковать именно этому человеку, не по отношению истории своего народа, будущей истории, а именно по отношению к этому человеку.

«И сказал ему Иосиф: вот истолкование его: три ветви – это три дня; через три дня фараон вознесет главу твою и возвратит тебя на место твое (то есть, «главу твою» – ты сейчас печален, и голова твоя опущена, а через три дня ты поднимешь ее и будешь спокойно смотреть, тебе не будет стыдно, – примеч. О. С.), и ты подашь чашу фараонову в руку его, по прежнему обыкновению, когда ты был у него виночерпием; вспомни же меня, когда хорошо тебе будет, и сделай мне благодеяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома, ибо я украден из земли Евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу». (Быт. 40, 12-15).

Вот сейчас Иосиф допустил очень серьезную ошибку! Он проявил упование на этого человека! И за это Бог пошлет забывчивость этому виночерпию, и какое-то время он про Иосифа не вспомнит. Потому что Иосиф как верующий человек должен был уповать только на Бога! Как сказано: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения» (Пс. 145, 3). Надежду надо полагать на Бога! А здесь как раз Иосиф выстроил целую такую систему, что этот человек должен вспомнить, должен сказать фараону, и его освободят… Здесь есть надежда и на фараона, на этого оккультного лидера этой страшной земли Мицраим. Это, конечно, серьезная ошибка Иосифа, и за это он поплатится.

«Главный хлебодар увидел, что истолковал он хорошо (опять, вы видите это выражение «истолковал он хорошо»? – потому что он мог и плохо истолковать, а древние связывали сон с истолкованием, считая, что это одного порядка вещи! – примеч. О. С.), и сказал Иосифу: мне также снилось: вот на голове у меня три корзины решетчатых; в верхней корзине всякая пища фараонова, изделие пекаря, и птицы [небесные] клевали ее из корзины на голове моей. И отвечал Иосиф и сказал [ему]: вот истолкование его: три корзины – это три дня; через три дня фараон снимет с тебя голову твою и повесит тебя на дереве, и птицы [небесные] будут клевать плоть твою с тебя» (Быт. 40, 16-19). Конечно, это истолкование нехорошее для хлебодара, но фактически верное.

«На третий день, день рождения фараонова, сделал он пир для всех слуг своих и вспомнил о главном виночерпии и главном хлебодаре среди слуг своих» (Быт. 40, 20). Кстати, в Библии говорится только о двух людях, которые праздновали свой день рождения: это фараон и царь Ирод. Помните, когда царь Ирод праздновал свой день рождения, то перед ним плясала дочь его любовницы, и он сказал: «Я полцарства отдам, – он был пьяный, – за танец!» А она потребовала голову Иоанна Крестителя.

И, исходя из этого обстоятельства, Иероним Блаженный говорит, что, так как в Библии в связи с днем рождения вспоминаются нечестивые правители – фараон и грешный царь Ирод – то день рождения – это плохое дело. Я всегда думал, что Свидетели Иеговы запрещают день рождения, но у Иеронима, в его толковании на Матфея, очень подробно объясняется, почему подозрительно надо относиться к дню своего рождения.

Иероним говорит, что мы же не знаем еще, для чего мы родились в этот мир! Может быть, вообще мы погибнем! Так чему же радоваться? Иов проклинал день своего рождения, когда он оказался в сложных обстоятельствах. И Иероним Стридонский как раз обращал внимание на то, что два таких отрицательных персонажа – фараон, глава оккультной цивилизации, и нечестивый Ирод – праздновали день рождение как праздник собственного эгоизма: вот, я родился… Собственно говоря, у православных не принято праздновать день рождения: православные отмечают именины, чествуют день своего святого.

А, например, я – как я праздную день рождения? Я вспоминаю, что в этот день моя мама мучилась, а отец переживал. Мама мучилась, потому что она рожала, а отец переживал, потому что он хотел знать, родит она, не родит. И я в этот день молюсь за своих родителей. Это такое маленькое отступление.

И вот «на третий день, день рождения фараонова, сделал он пир для всех слуг своих и вспомнил о главном виночерпии и главном хлебодаре среди слуг своих; и возвратил главного виночерпия на прежнее место, и он подал чашу в руку фараону, а главного хлебодара повесил [на дереве], как истолковал им Иосиф. И не вспомнил главный виночерпий об Иосифе, но забыл его» (Быт. 40, 20-23). Казалось бы, очень странная ситуация! Вообще этот виночерпий должен был вспомнить об Иосифе, выкупить его и угощать его самым лучшим вином за то, что он так здорово все истолковал, но он забыл!

Это – наказание Иосифу, потому что Иосиф забыл, что уповать надо не на какую-то комбинацию, которую выстраивает человек! Конечно, человек должен делать все, чтобы быть свободным! Но при этом он должен иметь упование на Бога! Вы можете все что угодно воспроизвести, какой-то там план написать, но обязательно надо сказать: «Впрочем, на все воля Божия: как Господь даст, так оно и будет!» И так как Иосиф забыл о Боге, увлекся вот этой интрижкой: он помогает виночерпию, а тот поможет ему, происходит какая-то странная такая амнезия, что-то странное происходит с виночерпием: он забыл об Иосифе. В самом деле, это наказание, потому что нужно помнить о своем Боге!

Почему фараон помиловал виночерпия и казнил хлебодара? Есть такая легенда, что фараон собрал мудрецов и стал советоваться, как отнестись к тому, что в вине в чаше оказалась муха, а у хлебодара камушек оказался в плюшке? И мудрецы сказали: муха могла сама залететь, а вот камушек умышленно туда подсунули, не просеяли, как положено. И вынесли решение, что хлебодар виновен: он не проследил, как просеивали муку. А виночерпий мог и не видеть, как эта муха подлетела. И поэтому он был помилован. Но, не смотря на мудрость Египта, здесь действует воля Бога, она незримо воспитывает Иосифа, Бог наказывает его в данной ситуации. Но все, что ни делает Бог, посылает ли Он нам освобождение или продлевает наказание, Он делает это для того, чтобы нас усовершенствовать.

Я напомню, что если Господь посылает испытания, Он никогда не делает этого для того, чтобы искусить, проверить, проэкзаменовать нас, чтобы узнать нас: Богу не надо нас узнавать, потому что в глазах Бога мы прозрачны. Тем более если Бог не ограничен ни временем, ни пространством, Он знает конечный результат. Для Него настоящее и наш первый вздох, настоящим является и наш последний выдох. Бог присутствует везде, в каждом моменте истории одновременно. Поэтому если Он посылает какие-то испытания, как сказано про Него «испытывал, искушал» – это образно надо понимать!

Иаков пишет: «Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак. 1, 13-14). Поэтому надо понять, что трудности Бог посылает с одной целью: усовершенствовать человека. И то, что время пребывания в тюрьме продлится для Иосифа, нужно для того, чтобы он понял, что ему надо уповать на Бога, прежде всего на Бога!

И мы переходим к 41-ой главе. «По прошествии двух лет (вы видите – два года наказания! – не знаю, было ли у него право переписки или нет, но два года он все-таки сидел, – примеч. О. С.) фараону снилось: вот, он стоит у реки; и вот, вышли из реки семь коров» (Быт. 41, 1-2). Теперь сон видит фараон, Иосиф два года сидит в тюрьме…

«И вот, вышли из реки семь коров, хороших видом и тучных плотью, и паслись в тростнике; но вот, после них вышли из реки семь коров других, худых видом и тощих плотью, и стали подле тех коров, на берегу реки; и съели коровы худые видом и тощие плотью семь коров хороших видом и тучных. И проснулся фараон» (Быт. 41, 2-4). Ну, от такого сна, наверное, проснешься сразу! Толстые семь коров, потом появляются худые, и худые как-то сжирают этих толстых, при этом сами остаются худыми – тут конечно проснешься! Фараон проснулся – опять же, я повторяюсь, египтяне придавали очень большое значение снам! – и заснул опять.

Есть истолкование, что он не просто проснулся, он проснулся и лег на другой бок: египтяне считали, что если тебе на этом боку что-то такое приснилось страшное, то ляг на другой бок, и, может быть, тебе что-то хорошее приснится.

«И проснулся фараон, и заснул опять, и снилось ему в другой раз: вот, на одном стебле поднялось семь колосьев тучных и хороших; но вот, после них выросло семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром; и пожрали тощие колосья семь колосьев тучных и полных. И проснулся фараон и понял, что это сон» (Быт. 41, 4-7). Что значит, «понял, что это сон»? То есть он понял, что это настоящий сон. Древние считали, что если сюжет повторяется, человек видит в течение ночи одно и то же, может быть, и в разных каких-нибудь вариациях, то здесь надо задуматься: этот сон нуждается в истолковании.

«Утром смутился дух его, и послал он, и призвал всех волхвов Египта (как мы уже выяснили, Египет – это оккультная цивилизация, и вот там были колдуны, волхвы, всех их собрали… – примеч. О. С.) и всех мудрецов его, и рассказал им фараон сон свой; но не было никого, кто бы истолковал его фараону» (Быт. 41, 8). Вот здесь немного непонятно: совершенно очевидно, что без вмешательства Бога, конечно, они бы истолковали. Но Бог смутил умы всех этих колдунов, чтобы появился тот, кто даст правильное истолкование. Потому что вот эти мудрецы Египта, колдуны, волхвы – они конечно бы нашли какое-то объяснение: было бы оно правильное или не правильное, но истолкование какое-нибудь прозвучало бы. И здесь, безусловно, чувствуется рука Божия, которая не дала этим людям высказаться. То есть Бог ввел их в смущение, и они не дали никакого истолкования.

«И стал говорить главный виночерпий фараону и сказал: грехи мои вспоминаю я ныне (он вспомнил! два года – представляете? – не помнил, забыл своего благодетеля Иосифа, а тут вдруг вспомнил! – примеч. О. С.); фараон прогневался на рабов своих и отдал меня и главного хлебодара под стражу в дом начальника телохранителей; и снился нам сон в одну ночь, мне и ему, каждому снился сон особенного значения; там же был с нами молодой Еврей, раб начальника телохранителей; мы рассказали ему сны наши, и он истолковал нам каждому соответственно с его сновидением; и как он истолковал нам, так и сбылось: я возвращен на место мое, а тот повешен» (Быт. 41, 10-13). Вот то, что ожидал Иосиф, что сразу произойдет, произошло только через два года, потому что Иосиф допустил ошибку.

«И послал фараон и позвал Иосифа. И поспешно вывели его из темницы. Он остригся (вот эта интересная деталь, которая подсказывает нам, что он именно дал обет назарейства: не надо думать, что, находясь в царской тюрьме, он не мог найти себе парикмахера – конечно же, мог! – тем более, он был распорядителем по всем вопросам; но это вот такой намек на то, что он действительно давал обет! а вот здесь ситуация меняется: он дал обет Богу, что если его освободят – только тогда он снимет с себя назарейство. – примеч. О. С.) и переменил одежду свою и пришел к фараону. Фараон сказал Иосифу: мне снился сон, и нет никого, кто бы истолковал его, а о тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны. И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо фараону» (Быт. 41, 15-16).

Вот здесь, уже наученный этими двумя годами ожидания, он сразу говорит «это не мое», то есть отказывается от любой комбинации, которая произойдет из его умной головы: он же не только Прекрасный, он еще и Премудрый у нас Иосиф. И он говорит так, как надо говорить верующему человеку: «Это не мое; Бог даст ответ во благо фараону».

Вот на основании этих слов – «во благо фараону» – верующие научаются уважать любую власть. То есть если вы оказываетесь где-то заграницей, и там есть какие-то законы, вы должны стараться их исполнять, с уважением относиться к местным властям, конечно, если это не будет ставить вас в некое противоречие с волей Бога и Его заповедями...

Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/