Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Все ли равно, как верить в Бога?» Священник Димитрий Беженарь




Руководитель миссионерского отдела Сергиево-Посадского благочиния
отец Димитрий Беженарь


 

Дорогие братья и сестры! Сердечно всех вас поздравляем с праздником Торжества Православия! Это один из наиболее радостных праздников для каждого право исповедующего истинного Бога. И сегодняшнюю нашу беседу, которая называется «Все ли равно, как верить?», хотелось бы начать с одной притчи.

Есть одна замечательная книга нашего современника монаха Симеона Афонского, которая называется «Дорога, освещенная солнцем». Там собрано множество притч, которые Господь вразумил его составить. А притча – это всегда форма изложения какой-то идеи: прочитав ее, задумавшись, мы делаем какие-то определенные для себя духовные выводы. Притча эта такая.

У одной умной престарелой матери был один единственный сын, которого она очень любила. Она хотела, чтобы он был счастлив. И она говорит: «Сынок, если ты хочешь быть счастливым, ты должен поступить на службу к одному великому и доброму царю». «А где его найти?» – спрашивает сын. «А ты иди по дороге и обязательно придешь к нему. Но запомни, сынок, на пути кто бы тебе ни встретился, что бы тебе ни говорил, помни только одно мое завещание: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!"»

Пошел этот молодой человек, идет, а в его сердце, в его мыслях – этот завет матери. Вдруг прекрасная девушка предстала перед его очами, заговорила с ним ласково. Сердце его дрогнуло, ему захотелось остаться с ней. А остаться с ней – это значит уклониться с его пути. Но он вспомнил завет матери: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!" И он пошел далее.

Вдруг видит: рассыпано множество драгоценностей, золота, серебра. И, казалось бы, никому не надо – бери, и можешь пользоваться всем этом по своему усмотрению! Опять сердце его дрогнуло: он обратил внимание на золото, вспомнил о своей пожилой матери, думает: вот это золото могло бы принеси им большую пользу! Но он опять вспомнил ее завет: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!" И он прошел мимо золота далее.

Вдруг видит: стоит войско, готовое к брани. Они направили на него копья, в его сторону полетели стрелы, и весь этот строй с угрожающими криками двинулся на него. Опять дрогнуло сердце этого молодого человека, страх объял его: войско! От них можно ждать всего, чего угодно! Но опять он в сердце услышал те же самые слова своей любящей мудрой матери: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!". И в тот момент, когда он решительно сделал шаг навстречу войску, это войско исчезло перед его глазами.

Долго он шел, и множество встречал на своем пути самых разных препятствий. В каком-то горном ущелье однажды встретил множество страшных чудовищ, которые набросились на него, стали терзать его тело. И, истекая кровью, он дрогнул и хотел уже отказаться от той идеи, от того пути, на который встал в начале. Он даже на мгновение разуверился, что возможно когда-нибудь, идя по этому пути, встретить доброго царя и, естественно, быть счастливым. Но опять он услышал в своем сердце: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!", и в этот момент все те чудовища исчезли.

Он почувствовал себя падающим и упал на руки доброго царя. Добрый царь ввел его в свой чертог, представил его всем придворным и сделал его, этого молодого человека, своим сыном. И над тем престолом, на который он его посадил, тот молодой человек увидел надпись, которую когда-то говорила ему его родная мать: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!"

Эта притча, как вы понимаете, дорогие братья и сестры, имеет очень глубокий смысл. И, наверное, каждый из нас, когда мы любую притчу читаем или слушаем, обязательно делает какой-то вывод для себя. И вот в контексте сегодняшней нашей темы эту притчу можно было бы истолковать так: любящая и мудрая мать каждого из нас – это Святая Православная Церковь, к которой мы с вами имеем счастье принадлежать. Это подлинное счастье, которое не по нашим заслугам нам дано – это данность, мы счастливы, что Господь привел каждого из нас в разном возрасте, в разном состоянии к Святому Православию. И вот на пути нашей жизни нам могут встречаться самые разные препятствия. Препятствия, на первый взгляд, не представляющие угрозы для нас, а даже наоборот какие-то шансы чем-то увлечься, чем-то заинтересоваться, что-то полюбить больше той единственной цели, ради которой мы явились в этот мир.

И вот завет нашей матери, любящей Православной Церкви, надо всегда помнить: "Терпи все, сын мой, и тогда ты будешь жить!" Сами вы понимаете, Кто подразумевается под образом доброго царя – это Сам Господь, Который ожидает душу каждого, кто останется верен Ему до конца.

Мы все имеем честь принадлежать к Святой Соборной и Апостольской Православной Церкви, той единственной Церкви, которой обетована в Слове Божьем неодолимость вратами ада: «Создам Церковь Мою, – сказал Господь, – и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Это именно та Церковь, которая в Священном Писании названа «столпом и утверждением истины» (1Тим. 3, 15), то есть та, которая непогрешима: Церковь именно как соборная, и соборный разум Церкви непогрешим. Эта Церковь всегда будет истинной! До Второго Пришествия Христа Сына Божьего она будет нести свое спасительное служение на земле. И вот эта Церковь в нашей земной реальности, Церковь Православная, существует как сообщество Поместных Православных Церквей, между которыми есть молитвенное и евхаристическое единство.

Кратко поясним, что значит это единство: вот есть Сербская Православная Церковь, или Болгарская, или Грузинская, мы принадлежим к Русской Православной Церкви, и есть евхаристическое единство между этими Церквями.

Но мы, как вы понимаете, дорогие мои друзья, не единственные на земле. По примерным, достаточно условным подсчетам сейчас на земле существует более шести миллиардов человек! Как вы думаете, являемся ли мы, православные христиане, большинством среди этого числа? Конечно же, нет! И сейчас можно будет вкратце напомнить некую статистику, сколько всего самых разных религий и конфессий на земле существует.

Из примерно шести миллиардов человек на земле около тридцати трех процентов по подсчетам 2000-го года, едва ли за десять лет эта цифра кардинально может измениться, являются христианами. Самая большая религия по числу последователей – это христиане. Но как вы понимаете, дорогие друзья, христиане – это все вместе: и римо-католики, и православные, и дохалкидониты, и множество протестантских деноминаций.

На втором месте – примерно двадцать процентов населения земли – это люди, исповедующие ислам, поклонники Аллаха, которые верят, что Аллах создал весь этот мир, и что Коран – это есть единственный и самый верный вероучительный источник.

Примерно восемь миллионов человек, живущих на нашей планете, исповедуют индуизм. И хотя индуизм и называется мировой религией по религиоведческой классификации, на самом деле эта религия достаточно определенного числа людей, которые не во всем мире живут, а достаточно компактно проживают в Юго-восточной Азии.

Примерно шесть процентов населения земли исповедуют буддизм. И есть еще один феномен, феномен, который стал актуален именно в XX веке – до XX века такого массового явления не было. Это люди, которые себя позиционируют как атеисты, как не принадлежащие совершенно никакой религии и никакой конфессии или религиозной традиции. И таких людей на земле на самом деле очень даже немало. Это, опять-таки по приблизительным подсчетам, один миллиард двести восемь миллионов человек.

Как вы думаете, дорогие друзья, где живет подавляющее большинство этих людей? Знаете, наверное. Они живут в Китайской народной республике. Примерно миллиард с чем-то людей не только позиционируют себя, что они совершенно безрелигиозны, но и сама их жизнь, как говорится «по плодам их узнаете их», показывает, что они находятся вне религиозной традиции. И это достаточно значительное число людей, которые живут, если можно так мягко толерантно сказать, только материальными, вот этими горизонтальными интересами.

Сколько нас, православных, мы немного впереди рассмотрим, но из христианских конфессий самое большое число последователей – один миллиард триста пятьдесят примерно тысяч человек – это люди, исповедующие римо-католицизм. На втором месте – православные. На третьем месте по числу – дохалкидониты. Это представители Коптской, Армянской, Эфиопской и других Церквей, которые подвизаются на территории, где когда-то образовалось монашество (Египет, Фиваида). И ближе всего по своему вероучению, по своему богословию и догматике, они относятся к тем христианам, которые не приняли постановления IV Вселенского Собора. То есть ближе всего по своему вероучению они к монофизитской ереси.

И, кстати, само слово «ересь», хотя оно, может быть, для нас, для православных верующих, отожествляется с чем-то оскорбительным, в чисто богословском смысле слова означает даже не оскорбление, а констатацию факта. Еретик – от греческого слова αίρεση (ересь) – это человек, отсеченный от некоего единства, некая часть, отсеченная от полноты. То есть еретиками, без оскорбления, а как констатация факта, Православная Церковь может называть всех тех, которые в разную историческую эпоху по разным причинам, прежде всего, вероучительным, богословским, отсекли себя от полноты веры, веры Святой Соборной и Апостольской Церкви.

Кратко необходимо вспомнить хотя бы в общих чертах, схематично, во что веруют представители остальных так называемых мировых религий. Одна из древнейших религий – это индуизм. Индуизм верит в существование Безличного Абсолюта. Наверное, вы часто такое определение слышали из уст современной российской околоцерковной интеллигенции, которая, так или иначе, считает себя сведущей во всех религиозных вопросах. Такая интеллигенция любит говорить, что она верит в того, кто по ту сторону добра и зла – эти слова до боли знакомы, потому что именно таково исповедование индуизма. Абсолют находится по ту сторону добра и зла, он может себя проявлять и как добро, и как зло, а весь этот мир – это майя (на санскрите – некая иллюзия).

Индуизм верит в перевоплощение душ. То есть, ничего устойчивого и постоянного и ничего подлинно ценного в этой временной жизни нет. Почему? Потому что ты жил прошлую жизнь, и позапрошлую, и поза-позапрошлую, и в этой жизни как бы ты не жил, ты подвержен вот этому колесу перевоплощений, неумолимый рок. Хочешь ты этого или не хочешь – ты будешь перевоплощаться. Восемьсот миллионов человек на земле искренне верят вот в такую, скажем так, доктрину.

Последователи ислама. Ислам – наиболее динамично развивающаяся религия в современном мире. И если, как мы знаем, в Китайской народной республике живет миллиард с чем-то человек абсолютно безрелигиозных, то на земном шаре, если посмотреть географически, недалеко от них живет почти миллиард человек, активно исповедующих ислам, то есть активно верующих и активно стремящихся к переустройству мира.

То, о чем мы сейчас будем говорить – это отнюдь не оскорбление в адрес какой бы то ни было религии, в частности ислама, а констатация их религиозных убеждений, тех убеждений, которые изложены в их собственных вероучительных источниках. Ислам верит в Аллаха, но Аллах – это не личность, это не Бог Священного Писания, к Которому мы можем обращаться «на ты», к Которому мы можем обращаться с молитвой, это не та Личность, Которую мы можем любить и к Которой мы можем стремиться для соединения с Ней. А это некая высшая сила с точки зрения ислама, создавшая этот мир, давшая ему законы, предопределившая, кто будет преступником, а кто будет добродетельным человеком. И никто из сотворенных существ ничего против этой силы сделать не может. Что эта сила ждет от тех, кто в эту силу верит? Ждет только покорности и послушания.

Сами мусульмане, если беседовать с ними, честно и искренне признаются, что Аллаху невозможно молиться, его невозможно даже любить: нужно просто его слушаться и ему повиноваться. И законы шариата, которые действуют в странах исламского мира и которые с точки зрения ислама должны в какой-то отдаленной перспективе распространиться на весь земной шар, это ни что иное, как проект мирового переустройства, чтобы весь мир жил так, как учит Коран.

Аллаха любить невозможно, молиться ему невозможно, у него есть множество атрибутов. И вы, наверное, видели или, может быть, читали про ислам лекции религиоведов, которые интересуются этой религией, и видели, конечно, мусульман, которые носят небольшие четочки на руках. Вот когда они перебирают эти четочки, они перебирают множество имен Аллаха. Это отнюдь не молитва, это не синоним нашей христианской молитвы Иисусовой.

Следующая мировая религия, которую исповедуют около четырнадцати миллионов населения земли – это религия иудаизм. Не надо путать его с религией Ветхозаветного Израиля, потому что религия Ветхозаветного Израиля и современный талмудический иудаизм – это совершенно разные вещи, не смотря на общность этноса, исповедовавшего до пришествия Христа эту религию, и тех, которые исповедуют ее сейчас.

Главный краеугольный камень современного талмудического иудаизма – это сознательное, решительное и последовательное отрицание Господа нашего Иисуса Христа, как истинного Мессии. Они отрицают, что во Иисусе из Назарета, во Христе, о Котором мы знаем со страниц Священного Писания, что в Нем исполнились все пророчества Ветхого Завета, начиная от обетования, данного еще в Раю нашим праотцам, что «семя жены поразит главу змия» (см. ср. Быт. 3, 15), до обетования Аврааму, что «в семени твоем благословятся все народы» (см. ср. Быт. 18, 18; 22, 18; 26, 4).

Вот, можно сказать, краеугольный камень веры иудаизма – это неверие во Христа и последовательное четкое противостояние созданной Им, Христом, Церкви на земле, Церкви, которая есть невидимое мистическое Тело Христово, соединенное с Ним, со Христом, как со своей Главой. И Господь Иисус Христос, как мы знаем, как нас учит наша любящая мать Православная Церковь – Он одновременно и Глава тела Церкви, и Он же есть основание этой Церкви, основание незыблемое, как вы помните из Евангелия: «Камень, отверженный строителями, тот лег во главу угла. Это от Господа, и есть дивно в очах наших» (см. ср. Мф. 21, 42). Вот этот камень, легший во главу угла – это вера во Христа, истинного Мессию.

Религию буддизма, которую также исповедуют, как мы только что с вами говорили, шесть процентов населения земли, строго говоря, религией назвать сложно, потому что в своем первоначальном виде буддизм – это ни что иное, как религиозная философия. Многие из околоцерковной интеллигенции, о который мы уже сегодня упоминали и, возможно, еще не раз всуе помянем – это наши сограждане, которые, может быть, по факту крещения в детстве и были православными, но, увлекаясь ветром всевозможных учений, встали в оппозицию к Православию, к родной, спасительной, отеческой вере. И они с легкостью увлекаются самыми разными учениями. Вот как раз из их уст и можно услышать, что буддизм – это одна из самых миролюбивых религий. Слышали, наверное, такое утверждение? Что буддисты – они и веточку не отломят, и жучка не раздавят, что они пацифисты.

Исторически – это, конечно, не совсем так, но сейчас в это углубляться не будем. То есть буддизм, так или иначе – это религиозная философия, отрицающая вообще бытие Бога, отрицающее бессмертие человеческой души и реальность чего бы то ни было в этом мире. Поэтому для буддиста самым большим грехом является желание жить. Желая вырваться из бессмысленного колеса перевоплощений, основатель этой религии Сиддхартха Гаутама Шакьямуни, долго медитируя не без помощи одного персонажа – мы, христиане, совершенно точно знаем, кто мог его вразумить – придумал такую религиозную систему, в мировоззрении которой полностью отрицается бытие Бога, бессмертие человеческой души и реальность этого мира.

И вот он как раз пришел к выводу, что цель существования человека на земле – это достижение нирваны. Слышали такое понятие, да? Сейчас оно благодаря трудам Рерихов, Блаватской стало в некотором смысле более известно в обществе, даже чем такие понятия, как Царствие Божие, благодать, покаяние, грех. О нирване знают многие. И даже, к сожалению, бывает, что когда человек стремится к чему-то хорошему, к счастью, он говорит: «Вот, я стремлюсь в нирвану», не понимая, что такое нирвана в изначальном смысле слова, какой смысл в это понятие вкладывает традиционный буддизм. Нирвана – это состояние полного небытия. Можно так наглядно изобразить: это все равно, что соляная кукла, погруженная в океан. Она полностью растворяется, можно сказать, что она вся там, но, в то же время, ее там нигде нет. Вот такова цель жизни человека на земле с точки зрения буддизма.

А из христианских конфессий римо-католицизм является самой большой по числу. И правомерно к римо-католикам или, как они себя называют – есть такой религиоведческий термин: «Римо-католическая Церковь» (не в догматическом, а социологическом смысле) – Римо-католическую Церковь вполне можно назвать еретической. От слова «ересь» – это общество людей, отколовшее себя от полноты веры.

1054 год – трагическая дата отпадения Римской кафедры от кафедры Константинопольской и в ее лице от всего Восточного Православия. И с этой даты – к глубокому сожалению, по сей день. Надо оговориться, почему «к сожалению». Святитель Григорий Богослов, один из великих отцов Церкви, который много пострадал от ариан, когда пришел в Константинополь, то увидел, что там нет ни одного православного храма, и много потрудился, чтобы Православие восстановить и возродить. Он был одним из отцов, которые подготовили II Вселенский Собор, и у него есть такие слова в адрес ариан – обратите внимание: в адрес тех, от которых он так много пострадал! «Мы стремимся не к победе, а к возвращению братьев, разлука с которыми тяготит нас!»

Поэтому в адрес римо-католиков мы, православные христиане, тоже можем руководствоваться такими словами: «Мы ждем не победы, допустим, над ними, не облечения какого-то, не оскорбления их, а ждем их возвращения в лоно Святой и Соборной Апостольской Церкви!» Той единственной Церкви, еще раз напомню, которой обетована непреодолимость, необоримость вратами адовыми. Но к ним правомерно применимо понятие, что это сообщество людей еретическое. Почему? Потому что они искажают одни из важнейших догматов веры, веры апостольской христианской, веры богооткровенной.

И в первую очередь они грубо искажают догмат тринитарный! Даже не какое-то второстепенное учение, а именно тринитарный догмат – богооткровенную веру о Святой Троице! Это их догмат «филиокве» об исхождении Святого Духа и от Сына.

Чтобы сейчас не утомлять вас, и в эти богословские нюансы и тонкости не уклоняться, обратим внимание на другой очень важный камень преткновения римо-католической веры от которого они, по крайней мере, последовательные честные искренние католики едва ли когда-либо откажутся. Это догмат о папской непогрешимости, о том, что Римский Папа – наместник Христа на земле, и что он – непогрешим. Большинство православных, к сожалению, и что удивительно: подавляющее большинство римо-католиков, простых верующих людей, не богословов, даже подлинный текст этой формулировки до конца не знают! Это очень удивительно, потому что если бы они до конца знали всю эту формулировку о папской непогрешимости, вот это здравое религиозное чувство у любого человека наверняка стало бы протестовать.

Сейчас мы посмотрим с вами видеоматериал, это фильм Галины Царевой, который так и называется «Крестовый поход Ватикана против Православия». И обратите внимание: здесь прозвучит как раз точная формулировка этого догмата о папской непогрешимости. Давайте с вами вместе послушаем и подумаем, могут ли христиане, то есть люди, верующие во Христа как в Сына Божьего, одновременно исповедовать вот такой догмат?

Итак, в книге епископа Буго (Bougaud) «Церковь», изданной в 1922 году, папа приравнивается к Таинству Евхаристии; как в Таинстве Евхаристии присутствует под покровом хлеба и вина реально Христос, так и в папе реально присутствует Христос.

«В таинстве Евхаристии, – говорит епископ Буго, – имеем, так сказать, лишь "половину" Христа. Ибо Он "нем" в Таинстве Евхаристии. Где же искать другую "половину" Иисуса Христа, реально пребывающего в Церкви? – Она в Ватикане: она в папе. Папа есть второй способ реального присутствия Иисуса Христа в Церкви. Иисус Христос создал Себе два способа реального присутствия, совершенно различных, оба неизъяснимых и которые, соединённые вместе, образуют полноту его вочеловечения...

О, великая тайна двух покрывал, под которыми скрывается Иисус Христос в своей целости! Ищите к Иисусу глаголющему: идите к папе. В этом и состоит тайна христианства: это чудо реального присутствия Воплощения, предложенного и распространённого под двумя покровами. То, что Иисус Христос не положил под один из этих двух покровов, Он положил под другой; и в полноте можно обладать Им только, если уметь в горячем порыве сердца переходить от Евхаристии к папе и от папы к Евхаристии. Вне этих двух тайн, которые собственно образуют одну тайну, мы имеем лишь уменьшенного Иисуса Христа (Он Сам так установил), который недостаточен для нужд как отдельных душ, так и общества, который не в состоянии даже Сам Себя защитить».

«Тайна веры! Вот слово, которое нужно сказать о папе после того, как мы сказали его о св. Евхаристии, ибо папа – это Иисус Христос, скрытый под покровом и продолжающий через посредство человеческого органа своё общественное служение среди людей...

Поэтому Церковь, более чуткая, чем мы к вещам Божественным, не знает, как и говорить про папу. Никакое выражение не представляется ей слишком сильным для того, чтобы выразить это взаимное проникновение, которое делает из Иисуса Христа и из папы её Главу, одновременно видимого и невидимого, и её единого Супруга. Она относит к нему всю любовь, которую она питает к Господу. Она окружает его тем же благоговением...

О сладость чувств, которые испытываешь перед Дарохранительницей и у ног папы, в котором Иисус Христос – собрал, сконденсировал всю Церковь, и более того: – Он "раньше создал папу". Это великая тайна: церковь есть непрестанное и постоянное творение папы... Итак, всё исходит от папы. Он творит Церковь; и в ней и через неё он просвещает и освящает души». Нет никаких сомнений в том, что епископ Буго отразил в своём труде официальное учение Римской церкви о папе.

Ужасом веет от римской теории о главенстве римского епископа. С вопросом о главенстве папы неразрывно связан другой вопрос – о его непогрешимости. В 1870 году католическая церковь признала непогрешимость римского первосвященника за догмат. Вот его текст.

«Папа (римский) есть божественный человек и человеческий Бог. Посему никто не может судить его или о нём. Папа имеет божественную власть, и власть его неограниченна. Ему возможно на земле то же самое, что на небесах Богу. Что сделано папою, то всё равно, что сделано Богом. Заповеди его должно исполнять, как заповеди Божий. Только один Бог подобен папе; папа повелевает небесными и земными вещами. Папа в мире то же, что Бог в мире или душа в теле. Власть папы выше всякой сотворенной власти, ибо она некоторым образом распространяется на предметы небесные, земные и преисподние, да оправдываются в нём слова Писания: "вся покорил еси под нозе его".

Во власть и волю папы отдано всё, и никто и ничто не может ему противится. Если бы папа увлёк за собою в ад миллионы людей, то никто бы из них не имел права спросить его: отец святой, зачем ты это делаешь? Папа непогрешим как Бог, и может делать всё, что Бог делает.

Воля Бога, а, следовательно, и папы, который есть НАМЕСТНИК БОГА, – имеет верховную власть повсюду. Он опоясан двумя мечами, то есть властвует над духовными и мирскими: над патриархами и епископами, над императорами и королями. Все люди на свете – его подданные. Он – всё, Выше всего и содержит в себе всё. Что он хвалит или порицает, то должны все хвалить или порицать.

Папа может изменить природу вещей, делать из ничего что-либо. Он властен из неправды сотворить правду, властен против правды, без правды и вопреки правде делать всё, что ему угодно. Он может возражать против апостолов и против заповедей, переданных апостолами. Он властен исправлять всё, что признаёт нужным в новом завете, может изменять самые таинства, установленные Иисусом Христом. Он имеет такую силу на небесах, что из умерших людей властен возводить в святые, кого захочет, даже против всех посторонних убеждений и вопреки всем кардиналам и епископам, которые вздумали бы тому воспротивиться.

Папа имеет власть над чистилищем и адом. Он – Владыка Вселенной. Неограниченною своей властью он делает всё единственно по своему произволу, может делать даже более чем нам или ему известно. Сомневаться в его могуществе – святотатство. Власть его выше и обширнее власти всех святых ангелов и архангелов. Никто не имеет права даже мысленно протестовать против его приговора или суда.

Власть папы не имеет меры и пределов. Кто отрицает верховную власть и главенство папы, тот грешит против Святого Духа, разделяет Христа и есть еретик. Только папе предоставлена власть отнимать чтобы то ни было у кого бы то ни было и отдавать другому. Папа имеет власть отнимать и раздавать империи, королевства, княжества и всякое имущество. Власть свою папа получает прямо от Бога, а императоры и короли от папы.

Папа есть наместник Бога, и кто отрицает это, тот лжец. Папа есть вместоправитель Бога над добрыми и злыми ангелами; что совершается властью папы, т.е. совершается властью Бога.

Кто не повинуется папе, тот не повинуется Богу. Всё, что папа делает, угодно Богу.

Папу не может судить никто, потому что сказано: "духовный судит о всём, а о нём судить никто не может" (1 Кор. 2, 15). Власть его распространяется на небесное, земное и преисподнее. Он есть подобие Христа, и в теле его живёт Святой Дух.

Папа есть государь всех, царь и причина всех причин. Папа есть жених и глава Вселенской Церкви. Папа не может заблуждаться, он – всемогущ, в нём вся полнота власти. Он выше апостола Павла, ибо по призванию своему стоит наравне с апостолом Петром. Он может, поэтому возражать против апостола Павла и отдавать приказания, противоположные его посланиям.

Обвинять папу всё равно, что грешить против Духа Святого, что не прощается ни в этом веке, ни в грядущем.

Тройственная корона папы означает тройственность его власти: над ангелами на небесах, над людьми на земле и над бесами в аду. Бог предоставил во власть папы все законы, а сам папа выше всех законов.

Если папа изрёк приговор против Суда Божия, то Суд Божий должен быть исправлен и изменён. Папа – свет веры и отражение истины. Папа есть всё над всем, и может всё...»

Таково дословное постановление Первого Ватиканского Собора, сделанное при Римском Папе Пии IX в 1870 году! Не в какие-либо отдалённые времена средневековья, а всего лишь в прошлом веке – около ста лет тому назад! Знают ли о таком постановлении все православные христиане? Знают ли полный текст его даже сами римо-католики?

Дорогие братья и сестры, английский писатель Честертон однажды сказал, что когда люди перестают верить в истину и искать истину, с ними происходит две крайности: или они становятся скептиками, то есть не верят в истину вообще, или с ними происходит такой момент, который можно назвать религиозной всеядностью. То есть они начинают верить во все, в любые проявления духовности.

И в современном быстроменяющемся секуляризирующемся мире как раз и намечаются эти две опасные тенденции. То есть одна категория людей вообще не задумывается над тем, что такое истина, по крайней мере, в вопросах мировоззрения, а есть такие – наверное, мы с такими встречались, которые готовы верить в любую духовность и, как вы знаете, эту духовность везде искать.

Где-нибудь открылась новая секция по рукопашному бою, и они там какими-то энергиями могут ударить на расстоянии десяти метров – такой человек пойдет на эту секцию, чтобы этими энергиями овладеть. А где-то приехал какой-то специалист, который открывает третий глаз, но не обещает, что закроет его – и туда пошли! Потом пошли к какой-нибудь колдунье или к какому-нибудь «православному» экстрасенсу, который говорит, что у нее стопроцентная гарантия, что она может снять любую порчу, сделать и приворот, и отворот-поворот, и многое подобное.

И, то есть, люди, может быть и называющие себя православными, они или верят во всякую духовность, или становятся скептиками. И не без горького юмора можно сказать, что есть такие люди сейчас среди наших сограждан, которые себя позиционируют, как православные. Их спросишь: «Ты православный?» Он говорит: «Да. Но в Бога не верую». А если попытаться в живой беседе выяснить, что же он понимает под Православием, то выяснится, что «раз мы живем в России, я действительно православный, я ненавижу таких-то, таких-то и таких-то!» То есть они именуют Православием ненависть к каким-то другим религиям, вот в чем нюанс.

Или же говорят так, многократно такое бывает в начале Великого поста, такие беседы происходят, особенно если священник в общественном месте где-то находится, в общественном транспорте. Кто-нибудь из мужчин, может быть, даже в хорошем настроении говорит: «Батюшка, я православный! Правда, я не пощусь, в храм не хожу, не молюсь. Зато я Пасху отмечаю!» Вот такое проявление «православной» духовности.

Очень важная веха в истории движения, о котором мы сейчас кратко скажем, произошла в 1893 году. В этом году в Чикаго произошел так называемый Парламент религий. Собрались представители самых разных религий, множество протестантских деноминаций. И самым выдающимся ярким на этом симпозиуме было выступление индуистского гуру Свами Вивекананды. Его цитата настолько важна для понимания процессов последующих в религиозном сознании огромного числа людей, что я дословно зачитаю вам его слова, которые всех поразили.

«Если одна религия истинна, то все остальные тоже должны быть истинны. Так что религия Индии столь же ваша, как и моя. Мы, индусы, не просто терпимы, мы объединяем себя со всеми религиями, молясь в мечети с магометанином, поклоняясь огню с зороастрийцем и преклоняя колени перед крестом с христианином. Мы знаем, что все религии сходны и от простейшего фетишизма до самого высокого поклонения Абсолюту являются лишь попытками человеческого духа охватить и осознать Бесконечное. Поэтому мы собираем эти цветы и, связав их вместе нитью любви, создаем из них дивный букет богослужения»

Ну, несложно догадаться, дорогие друзья, что протестантсвующие, а протестантские деноминации – они же возникли как протест против злоупотреблений католицизма – с большим восторгом восприняли слова вот этого проповедника неоиндуизма. И, таким образом, возник феномен XX века, который можно называть экуменизмом. Экуменизм в христианском смысле слова стремится объединить все христианские конфессии, которые так или иначе веруют в Бога Троицу и веруют, что Иисус Христос есть Сын Божий, пришедший в этот мир спасти человеческий род. А экуменизм в широком смысле слово, как объединение всех самых разных, порой диаметрально противоположных в своем вероучении религий, в некое единое целое.

И если христианский экуменизм ставит для себя задачу (кратко, в общих чертах) постараться найти то общее, что объединяет всех христиан, то экуменизм в широком смысле слова старается объединить все религии, найдя какой-то общий знаменатель между всеми религиями.

Почему слова Вивекананды вызвали такой восторг? Потому что он говорит, что неважно, чему поклоняться, главное – уметь любить своего ближнего, своего собеседника или своего оппонента. И вот как раз ради любви мы можем объединиться. Справедливо ли это? Можно ли говорить, что ради мнимой любви можно объединить совершенно противоположные доктрины? Несложно нам с вами, как православным людям, убедиться, что невозможно одновременно верить в бессмысленное бесконечное перевоплощение душ и одновременно столь же искренне верить, что человек, как сказано у апостола Павла, один раз живет на земле, а потом суд (см. Евр. 9, 27)!

Это две, как вы сами понимаете, взаимоисключающие доктрины. Сложно верить, что Бог – безличный Абсолют, который по ту сторону добра и зла, который в этом иллюзорном мире проявляет себя и как добро, и как зло, и одновременно верить, что Бог – Творец, что Он отделен от этого мира, будучи Творцом, и что Он – Личность, и Личность, бесконечно любящая человека.

Сложно одновременно верить, как учат буддисты, что мы должны стремиться к полному растворению в нирване, и одновременно также искренне и серьезно верить, что человеческая душа тоже личностна, что мы живем на земле один раз, и каждое мгновение нашей жизни очень ответственно, потому что мы когда-нибудь предстанем пред Той Высшей Личностью, единой в Троице славимой, Которая создала нас и каждое мгновение дала нам, чтобы мы к этой вечной цели стремились.

И, конечно же, как вы понимаете, сложно быть одновременно последовательным христианином и последовательным мусульманином, верить в единого истинного Бога, в Троице славимого, и в то же время в некую безличную высшую силу, которая ждет только покорности.

Один из индийских религиозных и одновременно политических деятель Махатма Ганди после долгих, так сказать, исканий истины, увидел, что многие атеисты, с которыми ему приходилось серьезно беседовать, искренне борются с религией. И он пришел к выводу, и это стало популярным в современном мире, что самое главное – это просто истина и во что-то искренне верить. Если ты искренне в этом убежден, то неважно, в чем ты убежден. Или ты искренне убежден, что Бога нет, или ты искренне убежден, что Он есть – главное, что ты искренне в этом убежден...

 

 Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/