Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

«Беседы на книгу Руфь. Проблемы неполной семьи. Часть 1». Протоиерей Олег Стеняев



Священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»
отец Олег Стеняев


Я очень рад всех вас приветствовать! Книга Руфь – это одна из самых небольших книг в Библии. Собственно говоря, в Библии есть две книги: Книга Руфь и Книга Есфири, авторами которых, возможно, были женщины, те самые, имена которых вынесены в заглавия названных книг. Это значит, что эти женщины сподобились пророческого дара, «Кадеш Руах» – Дух Святой – наполнял их сердца. И ими были составлены эти тексты.

Руфь – это очень интересная судьба. Эта женщина не принадлежала к еврейскому народу, она была моавитянка. Почему ее судьба так значима и интересна, мы еще будем говорить, но начинается Книга Руфь словами: «В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских» (Руф. 1, 1).

Казалось бы, все предельно ясно, Книга начинается словами «вай хи», и многие еврейские истолкования говорят, что только те разделы Библии, в которых говориться о чем-то очень плохом, начинаются этими восклицаниями, которые можно понять как отдельные слова, но можно понять и как «ой-ё-ёй, ай-я-яй». «Вай» – это очень плохо, а «Хи» – это когда уже невыносимо, когда уже и крикнуть человек не может. То есть события, которые будут излагаться в этой книге, связаны с какими-то очень серьезными испытаниями. И само ивритское начало этой книги это как бы подтверждает.

Прежде всего, надо понять, почему Господь попустил тяжелым временам: «В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле». За что Господь послал этот голод? Есть несколько объяснений. Дело в том, что когда говориться о смерти Аарона, то Аарона оплакивали тридцать дней. Когда говориться о смерти Моше – Моисея – его тоже оплакивали тридцать дней. А вот о том, чтобы кто-то оплакивал Иисуса Навина, который ввел народ в Землю обетованную, нигде не говориться.

И, возможно, что голод был наслан за то, что люди перестали уважать умерших, и не было специального траура в связи со смертью Иисуса бен Навина, сына Навина, этого величайшего Божьего пророка, который движением копья останавливал даже солнце на небе во время битвы.

Но есть и другая причина, возможно, есть и другая причина. «В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле». На самом деле вот эти слова «когда управляли судьи» можно перевести с еврейского языка: «когда судили судей». Тогда была теократическая система управления, судьи же были духовными вождями, и народ стал их осуждать. Как сейчас некоторые позволяют плохо отзываться о каком-нибудь священнике, епископе или даже выше.

И, конечно же, Господь не оставляет своих избранников без защиты, и за грех хамитства, когда кто-то осуждает судей Божиих, плохо говорит о духовенстве, может прийти наказание, в том числе, в виде голода.

«В те дни, когда судили судей (можно так перевести, – прим. О. С.), случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских». Здесь не называется имя этого человека, хотя далее и говорится об этом имени, но сначала говориться о действии, которое он совершает. Таким образом Библия подчеркивает то, что это было неправильное решение. Если бы решение пойти на поля Моавитские и там пожить, переждать времена голода, было бы правильным, то без сомнения имя человека стояло бы спереди.

Это особенность семитского написания текста, по этим правилам написана Тора, Коран. То есть, когда указывается имя, воздается хвала человеку. А когда говориться о каком-то действии и только потом называется имя человека, то здесь что-то не так.

Исключение составляет случай, который рассказывает о зачатии Моисея. Там сказано: «Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени» (Исх. 2, 1), и не называется его имя, а его имя было Арам. Но таким образом Библия показывает, что все делалось нелегально, потому что следили египтяне за тем, что если будет зачатие ребенка, и это родится мальчик, то его бросали в воды Нила.

«И пошел один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских. Имя человека того Елимелех» (Руф. 1, 1-2). Елимелех – это очень красивое, возвышенное имя. «Аль, эль, иль» – это означает «Бог» как в арабской, так и в еврейской традиции. А слово «мелех», по-арабски: «маалеки» – «владыка, царь». Получается, что имя этого человека Елимелех – Божий царь. Представляете, какое у него было значимое имя, раз содержало в себе частичку из имени Бога!

Елимелех был судья своего народа, он не был бедным человеком. Но так как в то время стали судить судий, то Елимелех принимает решение оставить эту местность, Вифлеем, и пойти на поля Моавитские.

Поля Моавитские…. Эти злачные и вожделенные поля Моавитские! Сейчас многие россияне тоже ищут для себя какие-то поля Моавитские! Но «моав» это народ, враждебный Божьей праведности, потому что в Книге Второзаконие сказано, что «Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки» (см. Втор. 23, 3). Потому что моавитяне были очень склонны к преступлениям.

Давайте запомним это правило, что и в десятом поколении моавитянин не может войти в народ Божий. Это очень важно запомнить, потому что Руфь – моавитянка, прабабка царя Давида. То есть это не просто случайная женщина, это женщина, которая была введена в некий план Божественного Домостроительства. И почему Господь это сделал – мы попытаемся с вами понять.

«Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь» (Руф. 1, 2). Ноеминь означает «моя приятность». Какое хорошее имя. Если вы захотите похвалить свою жену, скажите ей: «Ноеминь». А если она вместе с вами посещает занятия Библейской школы, она сразу поймет, что вы имеете в виду.

И действительно эта женщина была очень приятная во всех отношениях, располагала к себе людей, и она была проповедницей единобожия – именно она обратила в веру Авраама, Исаака и Иакова Руфь Моавитянку.

«Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь, а имена двух сынов его Махлон и Хилеон» (Руф. 1, 2). Что означает имя «Махлон»? Есть такое еврейское слово «махала», которое значит «болезнь». Есть и еще одно близкое слово «михела», что значит «прощение». Видите, оказывается, что слова «болезнь» и «прощение» в священном языке находятся рядом. Потому что когда человек заболевает, он начинает просить прощения у Бога, он хочет понять, почему Господь его наказал.

Помните, когда пророк Исаия пришел к царю Иезекиилю и сказал: «Ты умрешь и не встанешь с этой постели!» Иезекииль повернулся лицом к стенке и стал плакать и молиться. И не успел Исаия выйти из города, как Господь отменяет Свое решение: «Вернись, скажи, что он будет жить еще столько-то и столько-то лет, его жизнь будет продлена, потому что он испытал «михела» – прощение.

И вот этот вот Махлон – это был больной человек, который находился на некоей такой неустойчивой грани: он мог пережить «тешува» – покаяние, и была бы «михела» – прощение. Но он мог и остаться больным, «махала», и болезнь бывает к смерти. Это зависело от этого человека, его внутренних мотивов.

А вот Хилеон – от слова «кеньен», «бойня», «жестокая война». То есть Хилеон был человеком агрессивным. Я вам напоминаю, что имена давались в пророческом озарении, и, как правило, они являлись духовной характеристикой на всю жизнь человека. Если человек менял свой характер, как, например, Иаков, имя которого означает обманщик, то изменилось его имя, он стал Израиль. Христос менял имена Своим ученикам, потому что встреча их со Христом производила на них столь сильное впечатление, что характеры их менялись.

Иероним Стридонский пишет: «Согласно иудейской традиции Елимелех, муж Ноеминь и отец Махлона и Хилеона, и есть тот муж, во времена которого остановилось солнце из-за преступлений закона, для того чтобы люди, увидев такое чудо, обратились к Господу Богу своему. А поскольку они презрели и не сделали этого, то голод усилился, чтобы тот, кто в колене Иудином казался выдающимся, не только оказался вытесненным нуждою и голодом из родной земли вместе с женою и сыновьями, но и продолжал с сыновьями терпеть нужду на чужбине».

А вот еще одно истолкование, почему был голод: потому что люди не соблюдали Закон Божий. Но это истолкование не отменяет тех, других, которые мы с вами уже употребили.

Есть еще одно объяснение, почему при переходе через Иордан жизнь еврейского народа не стала счастливой. Эта причина напрямую связана с Законом Бога. Потому что было поставлено несколько задач перед еврейским народом, что они должны сделать, когда придут в Землю обетованную. Они должны были изгнать семь народов, которые эту землю населяли – евреи сделали это только отчасти. Они должны были истребить всех идолов и идолопоклонство по Святой земле, и они должны были построить храм Богу, посвященный имени Бога.

Ни одно из этих трех условий полностью исполнено не было, и именно поэтому потом они страдали, и у них были проблемы.

«Они были Ефрафяне из Вифлеема Иудейского. И пришли они на поля Моавитские и остались там» (Руф. 1, 2). Что значит «Ефрафяне»? Нечто подобное мы можем встретить в Книге Царств, где сказано: «Был один человек из Рамафаим-Цофима, с горы Ефремовой, имя ему Елкана, сын Иерохама, сына Илия, сына Тоху, сына Цуфа, – Ефрафянин» (1Цар. 1, 1). Жители Вифлеема это колено Иудино, именно из Вифлеема произойдет царь Давид. Казалось бы, Ефрафянин – предполагается «дом Ефрема», но это не так.

«Ефрафянин» на древнем языке, на языке того времени, означает «очень уважаемый человек». Если бы «Ефрафянин» означал «житель Вифлеема», то достаточно было бы сказать: «Они были из Вифлеема». Мы же не говорим: «Он москвич из Москвы»! – понятно, что если он из Москвы, то он москвич. Хотя в некоторых случаях слово «Ефрафянин» указывает на происхождение из Вифлеема, но в том смысле, что ведь Царский дом из Вифлеема, поэтому все жители Вифлеема в той или иной степени родственники царей.

«И пришли они на поля Моавитские и остались там». Еще одна причина, почему они покинули свою землю. Потому что Господь, кроме трех названных причин – уничтожить семь народов, разрушить капища идолов, построить храм – поставил перед ними задачу: если они придут в Святую землю, чтобы был царь.

А они не избрали царя, у них была демократия. И в Книге Судей сказано: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 21, 25). Демократия – это абсолютный шалман: каждый делает то, что ему кажется справедливым. А так как каждый имеет свое представление о справедливости, то там был абсолютный хаос, как у нас сейчас в стране, такой же хаос, как и в парламенте.

Сейчас очень много русских людей уехало заграницу, они ищут свои поля Моавитские, они хотят найти для себя землю, где им будет хорошо. Но в еврейском народе всегда было такое представление, что перемена места жительства угрожает человеку следующими вещами. Во-первых, он теряет свое доброе имя: каким бы ни был он праведным человеком, если он куда-то приезжает, там его никто не знает, и ему заново надо свой статус доброго порядочного человека восстанавливать. Потом он рискует в дороге, рискует заболеть, подвергнуться нападению разбойников, погибнуть. И, в-третьих, он рискует потерять все свое имущество. Поэтому любой переезд всегда чреват.

И эта семья пострадала в результате этой эмиграции. Поля Моавитские манили их, с другой стороны их выталкивал дух хамитства, когда стали судить Судей, Елимелех был судья своего народа. Потом демократический хаос – они искали более упорядоченную систему управления. Тогда у моавитян был царь по имени Эглон, а монархия, даже если это не православная монархия, она всегда лучше, нежели какой-то парламент.

И следующий стих сообщает нам: «И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими» (Руф. 1, 3). Здесь умирающий Елимелех не называется Ефрафянином, он называется мужем Ноеминь. Это значит, что он потерял все, что мог иметь, и он остался только мужем своей жены. Эти поля Моавитские поглотили все его представление о возможном счастье, благополучии. На чужбине он умирает как муж Ноеминь. То есть единственное приятное, что оставалось рядом с ним – это его жена, имя которой означает «моя приятность».

И что делать теперь Ноемини? «И осталась она с двумя сыновьями своими»… Наш цикл бесед называется «Руфь Моавитянка, прабабка царя Давида. Проблемы неполной семьи». Он является предисловием к циклу «Книга Царей». И вот, неполная семья, умер ее глава Елимелех, этот уважаемый человек, и теперь все на плечах Ноеминь, она с двумя сыновьями, что ей делать? Матери очень тяжело воспитывать детей, особенно если это мальчики. Но, похоже, что они были мальчики взрослые, потому что далее говорится:

«Они взяли себе жен из Моавитянок, имя одной Орфа, а имя другой Руфь, и жили там около десяти лет» (Руф. 1, 4). Ну, во-первых, здесь обращает на себя внимание вот это выражение: «они взяли себе жен». То есть не прислушались к совету матери. По крайней мере, в случае с Орфой она могла протестовать, если обладала пророческим даром, а, скорее всего, он у нее был.

Казалось бы, ситуация реанимировалась. По преданию Орфа и Руфь – это принцессы, дочери царя моавитян Эглона, и, казалось бы, статус семьи сейчас может подняться. Но далее говориться: « Но потом и оба [сына ее], Махлон и Хилеон, умерли, и осталась та женщина после обоих своих сыновей и после мужа своего» (Руф. 1, 5).

Опять семья совсем уж неполная, совсем непонятная: Ноеминь и ее две невестки. Сначала она с сыновьями похоронила Елимелеха, сыновья Махлон и Хилеон женились на моавитянках, потом сами умерли. И вот она остается с этими моавитянками. Но давайте помнить имя этой женщины: «Моя приятность, Ноеминь». И она оказала влияние на этих невесток, она расположила духом веры этих невесток к себе. Как некогда в Хевроне Авраам проповедовал мужчинам единобожие «Адонай эхад» – «Господь един», а Сарра проповедовала единобожие женщинам «Адонай эхад» – «Господь един», так и Ноеминь сумела расположить сердца своих невесток, похоже, за очень короткий срок к вере своей. По крайней мере, они прилепились к ней, к Ноеминь, эти дочери-принцессы моавитского царя Эглона, по преданию.

«И встала она со снохами своими и пошла обратно с полей Моавитских, ибо услышала на полях Моавитских, что Бог посетил народ Свой и дал им хлеб» (Руф. 1, 6). Господь никогда не наказывает Своих так, чтобы полностью истребить: Господь всегда дает наказание в той мере, в какой мы можем его снести. В Новом Завете говориться, что не бывает наказания, чтобы в самом наказании не было бы и облегчения от Бога для того человека, который подвергается наказанию.

И вот Ноеминь узнала, что Бог посетил ее народ. Теперь ей надо совершить некий свой «микро-исход» с полей Моавитских, и она, как мы читаем, встала. Казалось бы, достаточно было написать: «Она пошла назад», но она восстала духом своим, поэтому тут это слово употреблено. Она встает вместе со своими снохами и обратно восходит с полей Моавитских в сторону Земли обетованной, потому что Господь посетил Свой народ и дал им хлеб. Это значит, наказание было не без результата, и Бог принял «тешува» евреев, покаяние, и Он заботится о том, чтобы у них был урожай.

И мы читаем: «И вышла она из того места, в котором жила, и обе снохи ее с нею» (Руф. 1, 7). Почему же снохи продолжают тянуться за ней, идти за ней? Ноеминь тоже пытается это понять, что же такое происходит?

«Когда они шли по дороге, возвращаясь в землю Иудейскую, Ноеминь сказала двум снохам своим: пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей; да сотворит Господь с вами милость, как вы поступали с умершими и со мною!» (Руф. 1, 7-8).

Оказывается, эти снохи совершили «хесет», проявили милосердие по отношению к Ноемини и ее умершим детям. Как Ноеминь до конца была со своим мужем, и он умирает как муж своей жены, так и снохи, Орфа и Руфь, заботились о Ноемини, когда та была в скорби, заботились о своих мужьях и тоже до конца. Поэтому Ноеминь и говорит: «Да сотворит Господь с вами «хесет», то есть милость, как вы поступали с умершими и со мною!»

«Да даст вам Господь, чтобы вы нашли пристанище каждая в доме своего мужа! И поцеловала их. Но они подняли вопль и плакали» (Руф. 1, 9). Имя «Орфа» переводится, как «затылок, спина». А имя «Руфь» – «красота». И когда Ноеминь предлагает своим невесткам: «Да даст вам Господь, чтобы вы нашли пристанище», более правильное здесь будет слово «шабат, покой», они хотят идти за ней! Это очень трудно понять.

Они совершили хесет, проявили милосердие и к мужьям, пока те были живы, и к Ноеминь, потом о мертвых позаботились. Скорее всего, они совершили цедаку, то есть у них было приданное, и они потратили свои деньги. А теперь чего они хотят получить от Ноемини, у нее у самой ничего нет! На что они надеются? Они хотят идти с ней, у них же отец – царь Эглон Моавитский! Вернутся они к нему, и он даст лучших мужей!

Они хотят получить то, что называется «ходе» – они хотят беспричинно благодарить Бога. Беспричинно! Первая женщина, которая так благодарила Бога – восхваление, ходе – это была Лия, у которой было соревнование с сестрой Рахиль, кто больше нарожает детей, и Лия «восхвалила Бога», сказано. А за что? За то, что ребенок родился? Для женщины это обычное дело, женщина только этим и занимается.

Нам было бы понятнее, если бы кто-то прославил Господа за какое-то чудо. Например, денег нет, и вдруг – ураган, и в форточку влетают банкноты. Тут такое восхваление началось бы! Но праматерь Лия учит восхвалять Бога за все, беспричинно. Потому что все мы получаем беспричинно, ничего мы не заработали – ни неба над головой, ни земли под ногами!

И вот эти две невестки идут, по преданию – они идут босиком. Потому что совершено не понятно: в 6-ом стихе сказано: «И встала она со снохами своими и пошла обратно с полей Моавитских» – зачем сказано, что пошла? Потому что правильнее можно было бы сказать: «начала восходить», потому что возвращение на Святую землю, это восхождение. Значит, пошла босиком.

Что-то удерживает их, Орфу и Руфь, рядом с матерью своих покойных мужей! «И сказали: нет, мы с тобою возвратимся к народу твоему» (Руф. 1, 10). Вот насколько же приятной была Ноеминь, что так расположила сердца Руфи и Орфы к себе!

«Ноеминь же сказала: возвратитесь, дочери мои; зачем вам идти со мною? Разве еще есть у меня сыновья в моем чреве, которые были бы вам мужьями?» (Руф. 1, 11). Она здесь имеет в виду закон о ливерате, согласно которому когда братья умирают, то оставшийся в живых должен взять в жены вдов.

«Возвратитесь, дочери мои, пойдите» (Руф. 1, 12). А вот здесь она их уже не прогоняет, потому что здесь более правильно перевести «к истокам» – все мы должны вернуться к истокам. А истоки – это монотеизм, вера в одного Бога. Бог произвел от одной крови весь род человеческий, от крови Адама. И Адам знал, что «Адонай эхад», Господь един, нет многих богов.

И Ноеминь, с одной стороны, отгоняет их, проверяя мотивацию этих двух моавитянок, а с другой стороны удерживает. «Возвратитесь (к истокам), дочери мои, пойдите, ибо я уже стара, чтоб быть замужем» (Руф. 1, 12) – имеется в виду, что по закону-то ничего не получится, даже если она захочет выйти замуж за кого-то, выйдет, родятся дети. Так пока они вырастут Орфа и Руфь так состарятся, что не смогут выполнить главное предназначение – родить ребенка! А это главнейшее предназначение. Помните, как Рахиль говорила Иакову: «Дай мне детей, иначе умираю!» Почему она так говорила? Потому что считалось, что бездетная – это как мертвая.

«Возвратитесь, дочери мои, пойдите, ибо я уже стара, чтоб быть замужем. Да если б я и сказала: "есть мне еще надежда", и даже если бы я сию же ночь была с мужем и потом родила сыновей, – то можно ли вам ждать, пока они выросли бы? можно ли вам медлить и не выходить замуж? Нет, дочери мои, я весьма сокрушаюсь о вас, ибо рука Господня постигла меня» (Руф. 1, 12-13). Она признает, что она справедлива наказана. Конечно, наказан ее муж, потому что он принимал решение, наказан Елимелех. Но она, как жена, обязана была подчиняться ему, и это превратилось в проклятие семьи.

Ее аргументы очень весомые, здесь идет борьба, очень удивительная борьба: родится ли царь Давид? А от Давида по плоти кто произошел? Господь наш Иисус Христос! Оказывается, Руфь Моавитянка – она не просто прабабка царя Давида, она праматерь Бога Слова, Господа нашего Иисуса Христа.

И вот здесь решается, войдет ли Руфь или, может быть, Орфа в этот Божий план Домостроительства, через который в этот мир по плоти явится царь Давид, и потом, из дома царя Давида – Мессия Христос, Господь наш. Это не просто какая-то случайная сцена на пыльных дорогах между полями Моавитскими и Израилем.

«Они (невестки, – примеч. О. С.) подняли вопль и опять стали плакать» (Руф. 1, 14). Они вопиют, они рыдают! Казалось бы, они должны были выплакать все свои слезы, когда потеряли своих молодых мужей! Но что-то связывает их с этой пожилой женщиной, какое-то, действительно, чудесное обаяние исходит от Ноеминь, от этой приятной женщины.

«Они подняли вопль и опять стали плакать. И Орфа (а имя «Орфа» означает «спина, затылок» – примеч. О. С.) простилась со свекровью своею [и возвратилась к народу своему], а Руфь осталась с нею».

На самом деле, эти женщины были на одинаковом уровне, Орфа и Руфь, и если бы Орфа осталась, она достигла бы еще более высоких вершин, без сомнения. Потому что духовная брань против Орфы была очень напряженной, человек этого не выдержал – она сломалась. Но они, невестки, уже были подняты на духовную высоту Ноеминь, она возвысила своих невесток – они же идут за ней не потому, что надеются, что от нее родятся какие-то дети, они идут за ней не потому, что они надеются на богатство – все потерял Елимелех! Его хоронили не как «ефраим» – богатого человека, но как мужа Ноеминь.

Поэтому, когда Орфа становится затылком к Ноеминь, она поворачивается затылком к Богу! И так как они были подняты на величайшую духовную высоту, то выпадение из духовного мира, безусловно, превращает Орфу в чудовище. Обычный средний человек может согрешать два-три раза в неделю, потом он исповедуется, кается, просит прощения, как бы все нормально. Но если старец святой совершит грех, то это будет падение такое, что небеса встрепенутся!

И выпадение Орфы – это как выпадение Люцифера, Божьего ангела, когда, выпав из духовного мира, он оказался сатаною. И по преданию Орфа в этот же день, и это мы увидим из контекста далее, пошла в языческий храм, чтобы очиститься от веры в единого Бога, вернулась к своим богам. А у моавитян был обычай: если кто-то восстанавливал свой статус, если это девушка или женщина, она становилась на ночь храмовой проституткой и спасла с разными мужчинами. И, по преданию, сто мужчин спали с нею и одна собака. И Орфа станет прабабкой Голиафа, того самого Голиафа, у которого будет шесть пальцев на руках, шесть пальцев на ногах, и в единоборство с которым выступит юный Давид. А чьей же еще прабабкой может стать Орфа, если Руфь станет прабабкой царя Давида, о котором сказано, что Давид был «муж по сердцу Божьему» (см. Деян. 13, 22)?

То есть она поворачивается затылком к Богу, лицом к дьяволу! И идет в языческий храм – там оргия совершается! Ноеминь, которая предвидит, что произойдет с Орфой, сказала Руфи: «Вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам» (Руф. 1, 15). А так как боги языческие не существуют, это очевидно, имеется в виду, что она в капище пошла, к этим истуканам, очищаться от веры Авраама, Исаака и Иакова.

Был такой император, православный император Юлиан, который решил отречься от Православия и реформировать язычество. И когда совершался над ним обряд отречения от Православия, с него смывали крещение: его поставили голого на металлическую решетку, а над его головой в жертву Юпитеру принесли быка. И вся кровь жертвенная стекала по Юлиану, который стал называться Отступником, и он смывал с себя христианское крещение таким образом.

И не так легко, конечно, Орфе уйти от Бога. Просто, казалось бы, ну отошла бы тихонечко в сторону, жила бы как все моавитянки… Нет! Если ты христианин и хоть раз исповедовался, причастился – ты уже запечатлен благодатью! Дьявол пленных не берет! Запомните это! У нас брань с силами зла, дьявол никогда никого в плен не берет! Ему не нужны пленные, ему нужны мертвые. То есть, до конца уже будет добивать, если ты хоть раз в жизни исповедовался и причастился Тела и Крови Иисуса Христа.

«[Ноеминь] сказала [Руфи]: вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам; возвратись и ты вслед за невесткою твоею. Но Руфь сказала: не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог – моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду» (Руф. 1, 15-17).

Вот интересная деталь! Она уверена, что будет похоронена там же, где и Ноеминь. Евреи на своих кладбищах позволяют хоронить только евреев. Это значит, что Руфь прошла гиюр, то есть присоединилась в веру во всей полноте. Если мужчин присоединяли к вере Авраама, Исаака и Иакова через обрезание, то над женщинами совершали обряд «микве» – полное погружение в воду, после которого они имели права быть похороненными рядом с правоверными.

Руфь говорит: «И где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; пусть то и то сделает мне Господь, и еще больше сделает; смерть одна разлучит меня с тобою» (Руф. 1, 17). Для нее связь с ее свекровью – это связь с Богом. Будьте и вы приятными для своих невесток, может быть они моавитянки и хананеянки, которых привели в ваши тесные квартиры ваши дети, может быть, они вам затылок постоянно показывают, как Орфа, «затылок, спина». Но кто-то из них повернет лицо в сторону нашей веры и обретет духовную красоту, как имя «Руфь» – означает «красота». Из контекста Книги Руфь имеется в виду красота достижения Бога.

«[Ноеминь,] видя, что она твердо решилась идти с нею, перестала уговаривать ее. И шли обе они» (Руф. 1, 18-19). Ну, достаточно было бы сказать: «и шли дальше они», но сказано: «и шли обе они». Уже не просто по одной дороге, уже одна вера соединяет их. «Доколе не пришли в Вифлеем» (Руф. 1, 19). В Вифлеем, в город, где через какое-то время родится Давид, муж по сердцу Бога, где родится Богочеловек Иисус Христос…

«Когда пришли они в Вифлеем, весь город пришел в движение от них, и говорили: это Ноеминь?» (Руф. 1, 19). Если бы они были люди бесславные, не Ефрафяне, то никто не обратил бы внимание: кто-то уехал из города, кто-то вернулся. А так как Елимелех был судья в своем народе, был Ефрафянин, очень уважаемый человек, то возвращение Ноеминь не оказалось незамеченным – весь город приходит в движение. И люди говорят: «Это Ноеминь! Это Ноеминь!»

«Она сказала им: не называйте меня Ноеминью, а называйте меня Марою, потому что Вседержитель послал мне великую горесть» (Руф. 1, 20) «Мара» – это значит «горькая».

«Я вышла отсюда с достатком, а возвратил меня Господь с пустыми руками; зачем называть меня Ноеминью, когда Господь заставил меня страдать, и Вседержитель послал мне несчастье? И возвратилась Ноеминь, и с нею сноха ее Руфь Моавитянка, пришедшая с полей Моавитских, и пришли они в Вифлеем в начале жатвы ячменя» (Руф. 1, 21-22).

Иногда мы не можем понять, почему происходят те или иные события? Судьба Елимелеха: Божий человек, само имя которого обозначает «Божий царь». Зачем Господь ему дал это ложное направление мысли, пойти на поля Моавитские? Все там потеряли, вышли с достатком, вернулись пустые, босиком! Почему Господь попускает терять любимых людей, ощущать сиротство, вдовство? Ноеминь вернулась в Вифлеем с Руфью – это самое великое достояние! Руфь, которую Бог ввел в Свой план Домостроительства спасения рода человеческого.

И когда мы с вами открываем Евангелие от Матфея и начинаем чтение, то здесь мы находим такие слова: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона; Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя» (Мф. 1, 1-6).

Руфь Моавитянка – прабабка царя Давида! Сокровище полей Моавитских, она робко входит в Вифлеем, который весь пришел в движение. И представьте себе, она же знает верующих людей, только судя по своей свекрови, она еще не видела других, а ведь мы, верующие, разные! И, конечно же, она прижимается поближе к своей свекрови, и наверняка та держит за руку Руфь, когда они робко входят в город, который весь пришел в движение. И даже от Ноеминь скрыта тайна, что она привела эту овечку в стадо Авраамово, которая будет включена в Божий план Домостроительства спасения рода человеческого.

О том, как будет складываться судьба Руфь, как Руфь будет жить в Вифлееме, как она приобретет мужа, мы будем с вами беседовать в следующий раз, если будем живы, и Господь позволит. Эта Книга маленькая: только четыре главы. Мы обязательно постараемся по одной главе на каждой лекции рассмотреть, чтобы не пропустить тех удивительных крупиц познания истины Божией, которые заложены на страницах этой Книги.

Итак, мы окончили сегодня с вами первую беседу «Руфь Моавитянка, прабабка царя Давида. Проблемы неполной семьи». Помолимся.

 

 Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/