Анонсы

 

 
 ПОЖЕРТВОВАТЬ

 

• На ведение миссионерской деятельности... Подробнее…

 

 
 ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

  

stsl.ru


Газета "Маковец"  >>

predanie.ru

 

Лекторий миссионерской службы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

26.02.2012

"Беседы на послание к Римлянам св.ап.Павла (беседа 3-я)". Протоиерей Олег Стеняев



Священник храма Рождества Иоанна Предтечи, председатель редакционного совета газеты «Миссионерское обозрение»

отец Олег Стеняев


Отцы, братья и сестры, мы продолжаем с вами изучение послания к Римлянам святого апостола Павла, и сегодня мы с вами будем читать 3-ю главу.

Она начинается словами: «Итак, какое преимущество [быть] Иудеем, или какая польза от обрезания?» (Рим. 3, 1). Мы с вами уже договорились, что под словом «иудей» мы будем понимать верующих людей, а под словом «язычник» – неверующих людей. Потому что на языке этого Послания слово «иудей» означает «верующий», причем, необязательно еврейской национальности, потому что во 2-ой главе апостол Павел пишет: «Ибо не тот Иудей, кто [таков] по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но [тот] Иудей, кто внутренно [таков], и [то] обрезание, [которое] в сердце, по духу, [а] не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога» (Рим. 2, 28-29).

То есть в понимании апостола Павла новый Израиль – это все уверовавшие в Иисуса Христа. И под обрезанием он понимает нечто большее, чем в еврейском понимании. Обрезание – «брит-мила» – в ветхозаветном понимании это обрезание только плоти, хотя еще ветхозаветные пророки говорили, что необходимо обрезать и сердце. В понимании апостола Павла обрезание преобразовывает собой крещение. Об этом он пишет в Послании к Колоссянам: «В Нем (т.е. во Христе – О. С.) вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; быв погребены с Ним в крещении» (Кол. 2, 11-12). То есть обрезание Христово в понимании Павла – это крещение. Но здесь он говорит, используя термин иудей в более широком смысле, относя его и к этническим иудеям.

«Итак, какое преимущество [быть] Иудеем, или какая польза от обрезания?» Дальше он пишет: «Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче [в том], что им вверено слово Божие» (Рим. 3, 2).

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «(Апостол – О. С.) отринув все постановления закона словами какое преимущество быть Иудеем, видит естественно рождающееся возражение и предотвращает оное. Какое же это возражение? Следующее: если в постановлениях тех нет ни малой пользы, то для чего же, наконец, избран народ иудейский?» Златоуст обращает внимание на то, что апостолу Павлу могли бы задать вопрос: если в его понимании иудей – это вообще всякий человек, который уверовал в Иисуса Христа, и неважно, какой он национальности, если для апостола Павла обрезание имеет более духовный смысл, то у этнических иудеев, – как пишет здесь Златоуст, – мог бы возникнуть вопрос: а зачем тогда Бог избрал один народ? А зачем тогда был установлен этот обряд брит-мила – завет обрезания?

И для того чтобы как-то успокоить этнических иудеев, как объясняет нам Златоуст, апостол Павел и задает этот вопрос: «Итак, какое преимущество [быть] Иудеем, или какая польза от обрезания?» И потом говорит: «Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче [в том], что им вверено слово Божие».

Но в действительности, когда он говорит о преимуществе, он говорит о великой ответственности. И надо прямо сказать, что еврейский народ не сумел в подавляющей своей части вот эту ответственность принять и достойно ее понести.

Что Бог ждал от еврейского народа? Они должны были войти в Землю обетованную, прогнать семь народов, которые населяли ее, построить храм, составить текст Священного Писания: через их пророков должна была родиться Библия, ее первая часть – Ветхий Завет, и они должны были распространять знания о Боге и о Его Христе-Мессии по всему миру. И, как сказано в Псалтири, одно из их назначений: они должны были быть светочами миру.

Но светильник иудаизма оказался стоящим под сосудом. Он оказался под сосудом: они не проповедовали иудаизм, как и в настоящее время евреи его не проповедуют, они считают, что он – достояние только их народа. То есть, их светильник находится под сосудом.

Авраам получил обетование, что в его семени благословятся все народы земли. Это же обетование было дано и Исааку, это же было сказано и Иакову. Причем, когда говорится, что в потомстве Авраама, потомстве Исаака и в потомстве Иакова будет благословение всем народам земли, говорится об одном потомке. И этот потомок – это Христос. Евангелие от Матфея начинается словами: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова» (Мф. 1, 1). И когда Христос приходит в этот мир, то через Него благословение отдается уже всем народам и всем племенам. И они приобщаются к народу Божьему. Как апостол Петр пишет о язычниках: «Некогда не народ, а ныне народ Божий; [некогда] непомилованные, а ныне помилованы» (1Пет. 2, 10).

Иудеи настаивали на том, что они, как народ в целом, самодостаточны. И они ожидали Мессию как политического или религиозного лидера, который должен прийти, освободить их от римского владычества, уничтожить язычество во всем мире и поставить евреев царями и священниками над всеми людьми.

Но Христос приходит в этот мир совсем с другой миссией! Он приходит для того, чтобы освободить людей не от римского владычества, а от рабства дьяволу! И действительно Христос дает возможность верующим в Него стать «царственным священством»!

И эту возможность получают не только те, которые от семени Авраама по плоти, но и те, кто дети Авраама по духу! То есть люди разных национальностей. Поэтому-то и сказано, что во Христе Иисусе «нет ни Еллина, ни Иудея» (Кол. 3, 11).

И ревность – конечно же, она возникала в их сердцах, в сердцах Иудеев! Чему, например, посвящено Послание к Галатам? Оно посвящено одной только теме: многие христиане из числа уверовавших иудеев настаивали на том, что тем, которые стали христианами, все равно надо совершать обрезание. И вот эта партия ревнителей закона возглавлялась кем? Апостолом Петром! И в Послании к Галатам мы читаем, что апостол Павел обличил апостола Петра, который поступает не прямо по истине Евангелия. И Златоуст в своем толковании говорит, что хотя обрезание и выглядело тогда как уже сформировавшийся народный национальный обряд, но оно потеряло свой смысл, свое значение, потому что обрезание прообразовывало собой крещение.

И те, кто, будучи крещеным, – пишет апостол Павел, – потом еще и обрезались, они как бы через это отказывались от Христа. Те, которые были крещены, но надеялись в обрезании еще что-то получить в этом прообразе, который указывал на крещение, перечеркивали как бы значение своего крещения.

Но в каком смысле апостол Павел говорит об иудеях: «Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче [в том], что им вверено слово Божие»? Блаженный Феофилакт пишет: «Им вверено слово Божие, а это есть благодеяние Божие, а не превосходство их. Что значит вверено? Дано, поручено; Бог признал иудеев достойными и потому вверил им небесные откровения»! Одна из миссий этого народа заключалась в том, что они должны были создать корпус всего Священного Писания. И так получилось, что первая часть была написана лицами еврейской национальности, и вторая часть Библии – новый Завет, – тоже была написана лицами еврейской национальности. И когда завершилось оформление этого канона – их миссия была исполнена!

Причем, что интересно, если взять такие Книги, как Екклесиаст, Песнь песней, то вопрос, признать ли их каноническими или нет, решался синагогой до II-го века! В конце I-го – начале II-го века эти вопросы очень бурно обсуждались! В этих обсуждениях принимали участие такие известные талмудические авторы, как ребе Акива, ребе бен Закая – это те самые раввины, которые создали после разрушения Храма еврейский университет в Ямнии. Они обсуждали вопрос, можно ли вот эти Книги считать каноническими.

И где-то к середине II-го века синагога признала, что эти Книги надо считать богодухновенными, и христианская Церковь согласилась с этим признанием, исходя из сказанного апостолом Павлом, что им было вверено Слово Божие. Вот это – интересный такой парадокс. И если вы посмотрите катехизис Филарета Дроздова, то там Филарет Дроздов говорит: мы считаем каноническими Книгами точно те, которые и евреи считают каноническими. А потом он поясняет, почему надо оборачиваться на синагогу, выясняя, какие Книги канонические, а какие – нет. «Ибо написано: им вверено Слово Божие». И Филарет Дроздов в православном катехизисе как раз цитирует вот эти слова апостола Павла.

То есть одна из миссий этого народа, одна из важных его миссий – это создать весь корпус Священного Писания. Но когда эта миссия была уже выполнена, этот народ не пошел за Христом – они не приняли Христа, и в этом – великая милость для всего человечества, потому что если бы они приняли Иисуса Христа как Мессию, был бы Конец света: Страшный суд, Армагеддон, Конец света. Потому что было Божье определение, что когда они обратятся ко спасению, примут Христа, будет завершение судеб человечества.

Но они не приняли. И тогда дверь спасения для них закрылась, а открылась для разных других людей из разных народов. Об этом очень подробно пишет апостол Павел в этом же послании, но это – далее.

Итак, апостол Павел видит преимущество этих людей в том, что им вверено Слово Божие, доверено им. И когда мы читаем, скажем так, вступление к Книге Иисуса, сына Сирахова, то там сказано, что ни один перевод не может отразить точность оригинала еврейского текста, потому что есть особенности этого языка. Там говорится о приоритете именно еврейского языка, сказано, что перевод не может выразить всей глубины.

Действительно, это – серьезная проблема: вопрос перевода библейского текста. Когда этот вопрос впервые был обозначен еще до Рождества Христова, когда для Александрийской библиотеки был заказан перевод Книг Ветхого Завета, то еврейские мудрецы сказали: а мы не знаем, как вообще этот текст можно перевести! И вообще: можно ли это перевести?

Потому что есть несколько уровней прочтения этого текста. Причем, текст Ветхого Завета построен так, что внешне он напоминает собой как бы некий конспект. Вот если вы готовитесь к экзамену, вы делаете конспект, но вдруг накануне вы перепутываете тетрадки, и к вам попадает конспект вашего друга. У него своя система обозначений, сокращений, ударений, подчеркиваний, а ваш конспект – у него оказался. Я думаю, вам будет очень сложно разобраться с попавшими к вам тетрадями! Так вот, если мы работаем с самим оригинальным еврейским текстом, мы видим: он очень сложный! Очень сложный!

И там есть так называемые «лишние слова», которые на самом деле являются «ремис» или намеком, на то, что здесь надо остановить внимание, здесь надо искать духовный смысл того, что мы читаем.

Поэтому переводчики всегда гадали, как вообще это можно перевести. И в этом смысле любой перевод – это комментарий. Любой перевод, даже самый добросовестный – это все равно будет комментарий на текст Священного Писания на его оригинальном языке. А так как этот народ сохранил и сам язык – они носители этого языка, и саму систему прочтения этих букв, то каким-то таинственным образом они продолжают оставаться людьми, которым вверено это Слово. Хотя, читая это Слово, они его не понимают до конца. Апостол пишет, что когда иудеи читают Закон, некое покрывало лежит на них, покрывало неведения. И это покрывало снимается только Христом, пишет апостол Павел. То есть их обращение ко Христу будет только по воле Бога, когда в последние времена будет послан пророк Илия, чтобы во дни антихриста отвратить их от дьявольских путей.

Далее апостол пишет: «Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию?» (Рим. 3, 3) Это опять про иудеев! Были Божии обетования по поводу этого народа, а когда Авраам приносил в жертву Исаака, то в его лице он приносил в жертву весь еврейский народ. Если бы он заколол Исаака, то не было бы еврейского народа! И тогда Бог поклялся Своим собственным именем, даже более того: Он дал клятву, сказав «клянусь Сам Собою!» Такой клятвы Бога мы больше нигде не встречаем, только в случае с жертвоприношением Исаака.

Феофан Затворник пишет: «Надо заметить, что в первое время распространения Евангелия неверие иудеев, особенно знатнейших и ученейших, естественно возмущало покой веры верующих, и они, и сами для себя, и для других, держали наготове противовесные тому указания истории, что неверие предержащих не есть несомненно верное доказательство правоты их неверия и, следовательно, неправоты веры».

О чем здесь пишет Феофан Затворник? Он пишет о том, что для начальной Христовой Церкви, конечно же, был великий соблазн, что все самые авторитетные люди ветхозаветной Церкви, как Церкви Бога, не приняли Христа. Были исключения. Например, член Синедриона Никодим, который тайно ночью приходил к Иисусу, или богатый человек Иосиф Аримафейский. Но в своей подавляющей массе иерархия ветхозаветной Церкви не приняла Христа! Давайте поймем этот психологический стресс, который переживали первые христиане – Божья Матерь, апостолы!

Ну, представьте себе, например, у вас есть духовник. И вдруг против вашего духовника восстанут все старцы и все архиереи! Как сказано в Писании, что архиереи и старцы восстали на Господа. Для вас это будет шок, если при этом вы будете знать, что ваш духовник прав! Не надо думать, что апостолы и другие люди, которые окружали Господа нашего Иисуса Христа, были такие революционеры, диссиденты, которые были готовы на любой прорыв, готовы были отказаться от всего, что было, и сразу принять что-то новое!

Нет, конечно! Христос говорил, что Он пришел не нарушить, а исполнить закон. И Он ни в чем не нарушил закона – Он был очень строгий исполнитель заповедей Божиих! Но для них было страшное потрясение, когда первосвященники совещались против Иисуса, когда против Него были все архиереи еврейского народа и все старцы! Старцы – это не старики! На языке библейского иврита старец – это человек, умудренный в духовной жизни, это опытный человек! Потому что сказано в Пятикнижии, что он собрал старцев. Нереально, чтобы он собрал всех стариков – то есть имеется в виду старцы, люди, которые могли вершить суд, были компетентными людьми.

И когда все эти теологи, все эти доктора и магистры богословия, все эти митрополиты, архиепископы и епископы, и даже сам первосвященник – глава иудаизма! – вдруг восстали против Христа, то для общины первохристиан, которая состояла из рыбаков, пастухов, мытарей, там скинхед один прибился к ним, Симон Зелот – пестрая община была! – это, конечно, для них было потрясением! Те люди, которым они должны были подчиняться, вдруг оказались в конфронтации с их Учителем, со Христом! И они оказались перед дилеммой: или они будут дисциплинированными верующими в своей ветхозаветной Церкви, или им надо разорвать отношения с иудаизмом, плотским иудаизмом, и принять совсем другое наставление в вере, которое исходило от Учителя и Его учеников-апостолов.

Конечно, это был трагический разрыв! И когда Дева Мария, Иоанн Богослов – Иоанн Богослов, кстати, по преданию был очень близок к еврейским первосвященникам, когда архидиакон Стефан видели, что те люди, которые для них были очень авторитетны, они вдруг стали врагами Христа Спасителя – это было потрясение!

Казалось бы, зачем мы уделяем этому внимание? В Писании очень четко сказано: все, что было с ними, с евреями – это для нас теперешних, для нас это было дано в прообразах, это написано для нас, достигших последних времен! Ефрем Сирин со всей очевидностью пишет, что многие православные примут антихриста! То, что мы называем апостасией или отступлением от веры – я вам часто об этом говорю! – может произойти только среди православных! Баптисты никуда не отступят – они и так в отступлении! Католики никуда не отступят – они останутся католиками, как Бенедикт XVI заявил, что они ни на йоту не отойдут от своих догматов!

Отступить от истины может только тот, кто находится в истине! Поэтому термин «апостасия» имеет применение не к внешним, которые вне Церкви, а именно к внутренним, которые в Церкви. Поэтому-то и сказано, что Cуд Божий начнется с народа Божьего. И пророк Даниил пишет, что «и на крыле [святилища] будет мерзость запустения» (Дан. 9, 27). И это произойдет, это произойдет. И реально мы будем стоять перед дилеммой!

Сказано, что треть звезд спадут с неба, а отцы толкуют, что звезды – это епископы Церкви! Сказано, что Господь может прийти, поколебать светильник. Светильник – это Поместная Церковь та или иная. Поэтому, чтобы нам лучше понять апостола Павла в его этом Послании, нам надо представить состояние этих людей.

Апостол Павел термин «иудей» не всегда использует в положительном смысле. В этом Послании – да, но в других Посланиях он иногда использует этот термин, предлагает его совсем в отрицательном смысле. Он говорит: «Берегитесь псов обрезанных», имея в виду иудеев, которые не приняли Христа, которые пытались оторвать людей от благодати и увести в сторону к закону: «Берегитесь псов, берегитесь злых делателей, берегитесь обрезания» (Фил. 3, 2).

Причем, в Послании к Галатам апостол Павел настаивает на том, что, призывая вернуться к закону, эти люди лицемерили, потому что сами он не исполняли закон. То есть когда иудеи апеллировали к закону, они как бы апеллировали к некоему каноническому праву, они как бы говорили: по канонам вы должны нам подчиняться! И кто-то может и вам сказать: вы должны нам подчиняться, потому что каноны говорят: вам нужно подчиняться.

И Церковь стояла перед дилеммой, как себя вести. Потому что они смотрели друг на друга, они видели, что они очень простые люди. И ситуация была достаточно сложная. И только в день Пятидесятницы, когда Дух Святой сошел на апостолов, они получили свидетельство Иисуса. Сказано: «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим. 8, 16). И вот это свидетельство Иисуса, которое они носили в себе, давало им уверенность, что они, все-таки, на правильном пути.

Хотя они – меньшинство, хотя они выглядели как секта, которая возникла внутри иудаизма. Сами иудеи называли их «назарейской ересью». Но христиане имели свидетельство в Духе Святом о том, что их путь – это правильный путь.

Но апостол Павел ставит все-таки этот вопрос: «Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем» (Рим. 3, 3-4). Вот это – вызов всей иерархической системе ветхозаветной Церкви! «Всякий человек лжив»! Это как раз о тех, кому было вверено слово Божие, но они, сохранив текст Священного Писания, не сохранили правильного их понимания.

В Послании к Галатам апостол Павел пишет: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1, 8). Этими словами он показывает, что в Церкви нет внешних авторитетов! Должность иерархическая – это не авторитет! Ангел с неба – это не авторитет!

Апостол Павел другими словами так и пишет в Послании к Галатам: «Если кто из нас, т.е. апостолов, – а куда уж выше по иерархической лестнице!? – если кто-то из апостолов будет говорить не то, что вы приняли, или даже Ангел с неба сойдет и будет говорить не то, что вы приняли – да будет анафема!» А-на-фе-ма! Там Ангел с неба прилетел с крыльями? – Лети отсюда, пернатый! Дунул-плюнул – все, анафема!

А здесь он пытается обосновать, почему, почему они не подчиняются этим людям? Бог верен по отношению к этим людям, Бог – верен! Еврейский народ вступил в завет с Богом, но со своей стороны израильтяне нарушили этот завет! Бог верен, а «всякий человек лжив»! То есть всякий человек лжив! На какой иерархической ступени он не стоял бы, в нем есть грех, и, в отличие от католиков, мы не верим в непогрешимость наших архиереев и в свою собственную непогрешимость. Любой нормальный православный человек должен сомневаться в себе самом – это не помешает!

«Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем». О каком суде идет речь? Речь идет о том, что Бог начнет судиться со Своим собственным народом, со Своей собственной Церковью…

И Бог провел суды со Своей Церковью, со Своим еврейским народом, и Бог попускает разрушение храма – этого святого места, рассеяние Его народа по окраинам империи, и всецелый захват этой земли. И они оказались в «галуте», в рассеянии, этот «галут» – он продолжается для многих евреев и до сих пор, для тех, кто живет в разных странах мира.

Но Бог будет судиться и с нами, потому что суды Божии начнутся с народа Божьего. И мы должны понять, что с нас-то как раз спросится гораздо больше, чем с других людей! Кому сколько дано, с того столько и спросится! (см. ср.: Лк. 12. 48). И здесь апостол Павел показывает, что всякий человек лжив, что мы должны прилепиться к Господу. Он, апостол Павел, видит выход из этого экклезиологического кризиса так: ветхозаветная Церковь не оправдала своего призвания и назначения, ветхозаветная иерархия себя не оправдала, и он хочет найти выход из этой ситуации, объяснить для себя и для других: что ж нам делать-то?!

И он говорит: всякий человек лжив, имея в виду, конечно же, всякого человека, в том числе и себя! Апостол Павел никогда не испытывал иллюзий по отношению себя – о себе он говорит более резко, чем о других людях! И упование надо возлагать на Господа: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем».

То есть Бог Сам судится! А с кем он судится? Со своею невестой Церковью, которая оказалась Ему не верна! А если невеста неверна, то кем она становится? Блудницей! И последняя из блудниц будет Вавилонская блудница – всемирная Церковь антихриста, которая будет соблазном и искушением для верных, и со стороны которых будут гонения против православных, сохранивших верность Христу и Православию.

Далее апостол Павел пишет: «Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? (говорю по человеческому [рассуждению])» (Рим. 3, 5). Как это: «наша неправда открывает правду Божию»? Здесь речь идет о судах: «И победишь в суде Твоем». Ведь иудеи, когда они распяли Иисуса Христа, были уверены, что они поступили очень правильно! В законе сказано: если будет лжепророк в народе твоем, то его надо истребить без сожаления.

Но что происходит? Вскоре после распятия Сына Божьего эти же самые люди увидели город Иерусалим, который был окружен войсками, пришедшими с римским полководцем Веспасианом из дома Флавиев! Потом началась осада Иерусалима, завершал которую уже сын Веспасиана Тит. Потом – уничтожение храма, уничтожение города…

Дело в том, что в иудаизме есть очень обостренное чувство справедливости, они считают, что наказание показывает, за что человек наказан. Потому что в их понимании, как, кстати, и в понимании многих святых отцов, грешник наказывается своим собственным грехом.

Например, почему Иосиф прекрасный стал рабом, был обвинен в блуде, когда жена Потифара обвинила его в попытке изнасилования? Почему Господь такое попустил? И истолкователи Писания говорят: скорее всего, это связано с тем, что он доносил худые вести о своих братьях до отца. И скорее всего, он доносил ему весть о том, что они оскорбляют детей от наложниц, от рабынь, называя их рабами, а про Иосифа сказано, что он дружил с детьми наложниц Иакова, и возможно также, что он обвинял своих братьев в непристойном поведении. И за это он получает то, что он получает: он становится рабом. Потому что ему казалось, что к сыновьям рабынь Валлы и Зильпы братья его относятся как-то иначе, чем он. За то, что он мог подозревать братьев в какой-то распущенности, его самого обвинили в попытке изнасилования и в блуде.

То есть мы можем приблизительно из любого наказания, из любого попущения Божьего догадаться, за что человек то или иное получает. Как я часто говорю: каждый христианин совершенно четко знает, за что он получает. Если какие-то проблемы, если христианин действительно исповедуется, причащается, какие-то навыки имеет духовной жизни – он всегда безошибочно знает, за что он получает «по шеям».

А вот здесь говорится о судах, а далее говорится: «Если же наша неправда открывает правду Божию…» Почему он говорит «наша»? Ведь он же не иудей, он христианин! Он не отделяет себя еще от своего народа! Поэтому-то он и говорит: «Если же наша неправда (то есть еврейская неправда – О. С.) открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? (говорю по человеческому [рассуждению])». А гнев когда Он изъявил? Когда город Иерусалим был окружен войсками, и каждого еврея, который убегал из города, поймав, распинали – перебежчиков римляне не оставляли в живых, а распинали. А остальные смотрели со стен города и видели, что город окружен крестами. И в этот самый момент они, конечно, думали об Одном Распятом, они вспоминали в этот момент Одного Распятого, Который в их понимании был просто молодой человек из Назарета…

Дело в том, что талмудические правила запрещают отдавать еврея на казнь неевреям. И с точки зрения еврейского законодательства это было преступление. Но так как сами они на момент распятия Христа были лишены права выполнять приговор, то они обращались к римлянам, чтобы Понтий Пилат утвердил их намерения.

А здесь Господь уже изливает гнев, и в этом гневе, в этом наказании показывается неправота этих людей! Если бы они были правы – не было бы этого наказания! Апостол Павел как бы говорит: если бы все было хорошо, если бы Иисус из Назарета был бы лжепророком, Его бы распяли или побили бы камнями, и было бы благословение всем! Но так как Он – истинный Мессия – за это и идет наказание!

Я вам рассказывал? – у меня была встреча с одним раввином, и я его расспрашивал битый час: что же такое вы натворили в I-ом веке, что Господь попустил римлянам захватить и разорить всю вашу землю, попустил уничтожить Храм? Что же такое вы натворили? И он мне отвечал: «Я понимаю, на что вы мне намекаете…»

Я ему говорю: «Нет, вы дайте свой ответ! Дайте свой ответ – что такое можно было натворить, что галут длится не семьдесят лет, как во время Вавилонского пленения, а уже почти две тысячи лет!? Что такое надо было натворить!? Может быть, вы действительно Бога убили? У вас нет такой мысли? Потому что ведь мера наказания определяет, собственно говоря, меру вины!»

И когда мы читаем ветхозаветные тексты, где говорится об уничтожении первого Храма, у нас текст синодальный, такой немножко стилизованный, причесанный, а если читать еврейский текст, читать пророчества о разрушении храма, то там сказано, что «Господь сидит посреди Храма и рычит рыком великим как лев, и в гневе разрушает Храм!» Все летит в этом Храме, все разрушается! Рыком сильным рычит Господь посреди Храма, чтобы все разрушилось, чтобы ничего не осталось!

Храм уничтожен. Но, а как же Бог верен? Сказано: да, человек неверен, а Бог верен. Так Христос создал Новый Храм! Он создал Церковь Свою и сказал, что врата ада не одолеют Ее! Вот та верность Бога Его собственным обетованиям, она в большей части раскрывается именно в судьбах исторического христианства! Тем более, что первоначальная-то Церковь – она в большей части состояла как раз из лиц еврейской национальности!

И когда Тацит описывает волнения в Риме по поводу христиан, он говорит, что именно в еврейских кварталах начались некие волнения, а евреи жили в Риме за Тибром, и там какие-то волнения начались «из-за какого-то Христа». Евреи жили очень компактно в некоем добровольном гетто за Тибром, и когда туда пришла весть об Иисусе Христе, то все он и раскололись: одна их часть была за Христа, другая – против. И даже римские войска Центуриона вмешивались в эту ситуацию.

Иоанн Златоуст пишет: «И обрати внимание на благоговение апостола. Сказавши: еда неправеден Бог наносяй гнев? — прибавил: по человеку глаголю. Так сказал бы всякий, говорит (апостол), рассуждая по человеческому разуму».

«Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? (говорю по человеческому [рассуждению])». Почему апостол Павел добавляет эту фразу «говорю по человеческому рассуждению»? Он опасается, что как бы ему, упоминая о судах Божиих и о взаимоотношениях Бога с Его ветхозаветной Церковью, не допустить бы какую-нибудь неточность. Он испытывал страх перед этой Церковью: это видно из момента, когда его допрашивали первосвященники – апостол Павел давно не был на Святой земле, он путешествовал, потом вернулся, его схватили, допрашивали. И он не знал нового первосвященника.

Он стоял одетый как все остальные евреи, и когда этот первосвященник сказал: «Бейте его по лицу!», и когда Павла, конечно, тотчас стали бить по лицу, то апостол указал пальцем на этого человека первосвященника и говорит: «Ты, стена подбеленная!» (см. ср.: Деян. 23, 3). А ему говорят: «Ты кого ругаешь!? Ты кого ругаешь-то!? Ты хоть знаешь, кто это такой!? Это патриарх! Это первосвященник!» И Павел испугался. Он говорит: «Я не знал, что он первосвященник!» «Павел сказал: я не знал, братия, что он первосвященник; ибо написано: начальствующего в народе твоем не злословь» (Деян. 23, 5). Он произносит эти слова – он испугался! А это же какой был первосвященник? Наверняка, который ходил в Синедрион, который приговорил к смерти Христа… А Павел – испугался! «Ибо написано: начальствующего в народе твоем не злословь».

Причем, тот первосвященник, который точно приговорил Христа к смерти, сказал: «Лучше одному человеку умереть за весь народ» (см. ср.: Ин. 18, 14). И Иоанн Богослов, описывающий эти слова и события, говорит: «Он так сказал, потому что на тот момент он был первосвященником» (см. ср.: Ин. 18, 13). Слова-то были сказаны, движимые «руах а-кодеш» – Духом Святым! Это сказал Тот, Который больше первосвященника! Хотя он – злодей, приговаривающий Мессию к смерти! Но он сказал в Духе: «Лучше одному умереть за весь народ».

Действительно, Христос – один единственный, Который смог умереть за всех людей. И этот человек произнес эти слова в каком-то озарении! В 3-ей Книге Ездры сказано: «Ибо по смерти настанет суд, когда мы оживем; и тогда имена праведных будут объявлены и показаны дела нечестивых» (3Езд. 14, 35).

Меня часто, как автора Бесед на Апокалипсис, спрашивают: а когда же будет Конец Света? Один мужчина мне позвонил и сказал: «Я знаю, что вы самый крупный специалист по Концу Света! Скажите мне, пожалуйста, когда будет Конец Света?» Я ему говорю: «Почему вы решили, что я самый крупный специалист по Концу Света?» Он говорит: «Ну вы такую толстую книгу написали!»

Ну, я отвечаю на это очень просто: «Вот умрешь, и будет тебе Конец Света. Вот тебе и Страшный Суд – чего ждать-то еще? Вот умрешь – и будет тебе Конец Света. Умер – и солнце для тебя погасло, и звезды, и луну не видишь – все. Вот все для тебя и начнется: на мытарства пойдешь, бесы будут прыгать вокруг тебя с кочережками, ангелы будут за тебя сражаться… То есть сразу все и начнется».

Поэтому вот эти суды, все суды, которые Бог обрушивал на разных людей, они как бы предваряют главный Суд, который грядет. И Господь своим гневом как бы приуготовляет род человеческий к последнему проявлению гнева Божьего, что произойдет в последние времена, когда мир, земля, как сказано, и все дела на ней сгорят. (см.: 2Пет. 3, 10). В Библии не говорится ни о каком духовном прогрессе – там, наоборот, говорится о регрессе, о застое.

Я особенно умиляюсь нашими либералами, которые верят в какой-то прогресс. Когда в Москве была страшнейшая жара, пожары, дым, один из наших либералов выступает по телевизору и говорит: «Ну, Страшный Суд – он не такой страшный будет…» Я думаю: вот люди сидят сейчас по своим квартирам: ужас, задыхаются, дым кругом, уже суды Божии идут, а им говорят: «да нет, не все так плохо будет на самом деле, все даже хорошо будет…» Очень наивные люди эти наши либералы.

Кстати, либерализм не может объяснить катаклизмы природы, ведь в их понимании Бог – это Санта Клаус, который всем все прощает и раздает подарки. Как объяснить землетрясения, пожары? Целая Москва задыхалась в дыму: дети, женщины, старики! Как это объяснить с точки зрения либеральных представлений о Боге? Да никак не возможно! В их понимании Бог должен все всем прощать и раздавать подарки как дед Мороз или Санта Клаус. Но Бог никому ничего не должен, а мы все – задолжали Ему!

«Ибо [иначе] как Богу судить мир?» (Рим. 3, 6) – пишет апостол Павел. Как Богу судить мир, если Он не начнет действовать прямо сейчас? Суд-то главный будет потом, но уже сейчас идут суды Божии!

Феофан Затворник пишет: «Как можно какую-нибудь неправду в каком-либо отношении видеть в Том, Кто всеми исповедуется Судьею всей вселенной?» То есть если Бог посылает нам бедствия, какую же неправду мы можем видеть в этих действиях Бога, если Он – Судья всей вселенной? По праву Творца Бог – абсолютный собственник во вселенной, все, что существует, Ему принадлежит! И Он вправе поступать со Своим творением, как Он хочет!

Итак, суды Божии – они непреложны, и каждый из нас испытывает эти суды. Сказано в Писании: «Верующие не судятся и на суд не приходят», в том смысле, что суд начинается с Церкви Божией, и человек, предназначенный ко спасению уже в этой жизни получает по полной программе. Поэтому нам не надо особенно стремиться хорошо жить здесь, пусть здесь хорошо живут безбожники. А нам хорошо будет за гробом. Это – справедливость. А если они там будут мучиться, пусть хотя бы здесь хорошо поживут!

Апостол пишет: «Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника?» (Рим. 3, 7). Здесь опять он ставит себя на положение своего народа, не отделяет себя от своего народа. Кстати, апостол Павел был националист! Он говорит: «Более я, обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей» (Фил. 3, 5). Однажды в самозабвении любви к своему народу он воскликнул: «Я желал бы сам быть

отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9, 3). Он готов был находиться в аду, только чтобы его народ спасся! Это был апостол патриотизма, национализма!

Но здесь он опять ставит себя в положение этих людей, и он говорит: «Да, они неверны, но наказание-то они получили, что называется, по полной программе! И это наказание показало всей вселенной, что они неправы. Если суды Божии обнаружили их неверность, то как бы они являются иллюстрацией, судьба еврейского народа является иллюстрацией тому, что христиане-то – правы! Вернемся к тому вопросу, что я как-то задал раввину: «А что же вы такого натворили в I-ом веке, что Господь так с вами поступил?»

Оказывается, все кары, все суды, которые над ними – они обнаружили правду Божию, верность Слова Божьего, и апостол рассуждает: а зачем тогда их наказывать, собственно говоря? Если суды Божии уже обнаружили их неправоту – они такой для нас иллюстративный пример, что надо правильно верить, а не так криво, как они поверили!

Блаженный Феофилакт пишет: «Такое умствование остается нелепейшим, и, следовательно, наказание иудея за нееврея праведнейшим пред лицом того одного всеобщего убеждения, что Бог имеет судить мир». Наказание иудея, то есть иудаизма, обнаруживает волю Бога по отношению к этим людям, обнаруживает правду христианскую, подтверждает ее, но Бог вправе спросить с них и за их личные грехи – вот о чем здесь пишет Павел. Но Бог вправе спросить с них за их личные грехи – не может же он использовать народ для такой показательной казни, чтобы кто-то убедился, что права одна концепция, а другая – неправа!

Нет, так не бывает! Бог верен! Если бы они поступали правильно, они не были бы наказаны! И если мы, христиане, поступит неправильно, мы будем наказаны! Об этом апостол Павел пишет в этом же Послании! Он говорит о язычниках: «Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником корня и сока маслины, то не превозносись перед ветвями. Если же превозносишься, [то] [вспомни, что] не ты корень держишь, но корень тебя. Скажешь: "ветви отломились, чтобы мне привиться". Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя» (Рим. 11, 17-21). Эти слова обращены к Церкви, к нашей христианской Церкви!

Бог не пощадил ветхозаветную Церковь, Он сокрушил ее. И апостол Павел говорит нам: не гордитесь, но бойтесь! Если Бог не пощадил природных ветвей! Что значит «природных»? – они по плоти от Авраама, Исаака и Иакова, от святых кровей! То смотри, пощадит ли тебя? То есть с нас-то спрос будет больше, чем с них! Потому что они не имели Духа Святого! Он почивал на них, но Он не был в них! Иудеи совершенно четко понимают, что Дух Святой не находится в них, они говорят, что Он над ними.

А в день Пятидесятницы Дух Святой вошел в человека! Как сказано: «Войду в них, вселюсь в них, буду ходить в них! Буду их Богом, а они будут Моим народом!» Поэтому, когда Бог придет сокрушить и нас за наше нечестие, с нас спрос будет намного строже!

Далее апостол Павел рассуждает: «И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых» (Рим. 3, 8). Почему он так ставит вопрос? А потому что получается такая очень интересная ситуация: евреи сделали явное зло, за которое получили наказание, но из этого получается великое добро. Весь мир увидел, что они неправы, все поняли, что они наказание получили за Иисуса из Назарета, Которого они распяли. Особенно это было наглядно, когда весь Иерусалим был окружен распятыми евреями!

И если за их зло получается такое явное свидетельство о правоте истины, может быть, вообще есть смысл творить зло, чтобы получилось добро? Нет! потому что они несут персональную ответственность, каждый. И в этом же Послании сказано: «Хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, [только] остаток спасется» (Рим. 9, 27). И когда апостол Павел пишет, что весь Израиль спасется – имеется в виду остаток. Вот те, которые будут жить во дни антихриста, которые будут апостолами антихриста, апостолами сатаны – они, иудеи, будут в авангарде воцарения антихриста, – через проповеди Илии они обратятся к Богу. Но только остаток спасется!

Далее Павел пишет: «Итак, что же? имеем ли мы преимущество?» (Рим. 3, 9) Имеем ли мы, христиане, преимущество перед иудеями? Казалось бы, да! Наша Церковь действует, все нормально, наши архиереи и старцы не распинали Иисуса Христа, наши церкви стоят по всему миру… «Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом» (Рим. 3, 9). Вот здесь апостол Павел использует слова Иудей и Еллин: Еллин – по отношении к уверовавшим во Иисуса Христа, которые, собственно говоря, уже и не Еллины, потому что они стали христианами, а Иудеи здесь, собственно, иудеи, то есть этнические евреи.

И он говорит: «А какая разница? Все ж под грехом!» Здесь очень серьезная проблема обнаружена апостолом Павлом, он говорит, что нисколько нет разницы, каких-то преимуществ нет, ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины – все под грехом! А грех – это что? Это особенность еврейской нации что ли? Нет, конечно! Грешат и славяне, и турки грешат, и немцы, и французы. А так как все под грехом, то как мы можем превозноситься один над другим, один перед другим, если принципиальной-то разницы мы и не видим?

Есть ли разница между верующими и неверующими в нравственном смысле, в моральном смысле? Разница есть, и она очень существенная. Разница заключается в том, что мы согласились с тем даром спасения, который осуществился во Христе Иисусе силой Его крови. Христос умер не только за грехи верующих, Иоанн Богослов пишет, но и за грехи всего мира! То есть каждый чеченец-мусульманин омыт кровью Иисуса Христа, каждый иудей-враг русского народа тоже омыт кровью Иисуса Христа! Но они не могут воспользоваться этим даром спасения, что Христос умер за грехи мира, пока не согласятся с этим даром спасения. То есть пока не крестятся, пока не станут православными христианами.

А то, что Христос принес полноту спасения – об этом Писание говорит, и неоднократно говорит, что Он умер за все человечество, за всех человеков принес жертву умилостивления. Но воспользоваться могут только те, кто согласится с этим даром спасения, ибо Бог сотворил человека, наделив его свободной волей.

«Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом». То есть он не видит преимущества в реальном состоянии людей, в настоящем состоянии, но он, конечно, видит серьезное преимущество в том, что христиане это те, кто согласился с даром спасения, а те – не согласились! Хотя в нравственном смысле он не видит никаких здесь преимуществ.

Далее апостол говорит более радикально: «Как написано: нет праведного ни одного» (Рим. 3, 10). Нет праведного ни одного! И действительно, если мы посмотрим, что святые отцы пишут о себе сами – не то, что о них пишут! – мы увидим, что все они считали себя грешниками! Никто из святых и не говорил о какой-то своей святости! Поэтому действительно: нет праведного ни одного! Православная Церковь учит, что даже Пресвятая Дева Мария, хотя Она не имела личных грехов – на Ней был первородный грех. И Она нуждалась в спасении, в искуплении этого первородного греха, то есть от греха, который наследуется от прародителей.

Как Давид говорил: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50, 7). Это не значит, что его мать сблудила, нет! Она со своим мужем спала. Но от одной крови Господь произвел весь род человеческий, от крови Адама! Поэтому грех – это заболевание, которое передается половым путем: «в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя».

Поэтому я всегда вам говорю: не удивляйтесь, если кто-то грешит – люди такими рождаются. Надо удивляться, когда люди не грешат! И обращать внимание на это, изыскания проводить: почему, как они смогли достигнуть такого состояния?

«Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, как написано: нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим. 3, 9-12). Как это – нет делающего добро?! Мы об этом тоже уже говорили. Поведите ревизию своих добрых дел, Златоуст об этом очень интересно писал, и вы увидите, что большую часть добрых дел вы делаете из тщеславия. А Златоуст пишет: а другие добрые дела вы делаете по принуждению. Это связано с работой, за что вам деньги платят, и так далее.

Действительно, нет разумевающего, никто не ищет Бога! Как – нет разумевающего!? Неужели наши богословы, кандидаты богословия, доктора богословия не разумеют Бога? Дело в том, что в библейском понимании разумение истины сопровождается истинным образом жизни. Сказано: «Познай истину, и истина сделает тебя свободным». От чего? От греха, конечно же, от греха. От власти дьявола и смерти. И если мы грешим, то значит, что мы не познали истину во всей полноте.

Причем, в Писании сказано: «Всякий, рожденный от Бога, не грешит; но рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему» (1Ин. 5, 18). Значит, то, что мы называем «рождением свыше», то, что мы получаем в таинстве миропомазания – оказывается это процесс всей жизни человека! Родиться свыше – это значит пережить и второе рождение! «Вторым рождением» Григорий Богослов называет смерть! Смерть, когда человек умирает – это второе рождение!

«Все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного. Гортань их - открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их. Уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия перед глазами их» (Рим. 3, 12-18). Вот такая характеристика.

Я помню, когда я был семинаристом, мы зашли к одному старцу – здесь был такой старец Филадельф, по-моему, так было его имя, он был бывший математик, рука у него еще была немного сухая – парализована. И со мной был один человек молодой, он говорит: «Батюшка, а почему у вас нет ни радио, ни телевизора? Вы ж должны знать новости, чтоб молиться, если чего произойдет…» А он говорит: «А я все знаю». Я его спрашиваю: «А откуда вы все знаете?» Он говорит: «В Писании сказано: мир во зле лежит. Вот я и молюсь, молюсь, стараюсь…»

Действительно, ситуация достаточно сложная с миром. Недавно по телевизору, буквально вчера я смотрел, показали, как одна женщина пришла к себе домой – она хотела купить себе пальто, – открывает шкатулку, а там у нее лежало три тысячи, и этих денег нет. Это расследование такое, передача была о расследовании. И она поняла, что это сын ее украл, двенадцатилетний сын.

Она идет к квартиранту: «Я тебе дам тысячу, убей моего сына. А я пойду пока там посижу – придуши его как-нибудь, потом выбросим, скажем, что нашли». А он говорит: «Тысячу долларов дашь мне?» Она отвечает: «Нет! Откуда у меня такие деньги? Я тебе тысячу рублей дам!» Квартирант согласился: «Хорошо» – такой высокий лоб он, его показали, тоже несовершеннолетний.

И она пошла куда-то там к подругам по делам, тот взял подушку, придушил ребенка, засунул его под кровать. Мать возвращается, он говорит: «Ну, я все сделал». Она говорит: «Ой, чего же я наделала? Ну, ладно…» Вытащили его, бросили в овраг, а мать побежала в милицию, сказала, что ей кто-то по телефону позвонил, сообщил, что сын ее убит, что он в овраге. Рыдала там над трупом потом. Но все всплыло, ей дали двадцать лет, а этому дали меньше, потому что он несовершеннолетний.

Разве это не дикость!? И сейчас действительно зло наиболее полно обнаруживается! Сказано, что в последние время люди будут наглы, злоречивы, родителям непокорны. Восстанут дети на родителей, и родители на детей восстанут, и будут умерщвлять друг друга. Это тяжелые времена, которые мы переживаем! Но не надо думать, что раньше было как-то иначе! Всегда грех себя проявлял, просто в последние времена будут созданы условия, благоприятные для греха, если здесь можно использовать слово «благоприятные».

«Нет страха Божия перед глазами их», – пишет апостол Павел. Святитель Иоанн Златоуст рассуждает: «Апостол обвинил эллинов, обвинил иудеев, следовало, наконец, говорит об оправдании, которое совершается чрез веру. Ведь если не помог закон естественный, не сделал что-нибудь больше и закон писанный, но оба даже послужили бременем для людей, не воспользовавшихся ими, как должно». Прекрасные слова! Он говорит, что естественный закон не помогает.

Что такое «естественный закон»? Глас Божий – совесть, которая в людях. Апостол Павел пишет: «Язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах» (Рим. 2, 14-15). Да, он написан, но не помогает, не работает! И написанный закон – тоже не работает! Грешат и иудеи, грешат и эллины, весь мир лежит во зле! Златоуст говорит, что апостол Павел так рассуждает, чтобы перейти к вопросу о благодати! Как же нам спасаться, если мы все во грехе? И он не видит различий и преимуществ между верующими и неверующими!

И Святитель пишет: «Ведь если не помог закон естественный, не сделал что-нибудь больше и закон писанный, но оба даже послужили бременем для людей, не воспользовавшихся ими, как должно, и показали, что они сделались достойными большего наказания, то, наконец, необходимо было спасение при помощи благодати. Итак, скажи нам об этом, Павел, и открой. Но [апостол] еще не решается, опасаясь бесстыдства иудеев; он опять ведет речь об их обвинении и сперва представляет обвинителем Давида (ведь здесь цитата из Псалтири, вот эти слова «нет праведного ни одного, нет разумеющего Бога» – О. С.), который пространно изображает то, что Исаия выразил кратко, налагая на них [иудеев] крепкую узду, чтобы они не убежали и чтобы всякий из поучаемых о вере слушателей, будучи достаточно убежден обвинениями пророков, не уклонился».

Прекрасные слова Златоуста! Он говорит, что Павел всех в узду заключил! Он словами пророка Давида и словами пророка Исаии показал, что все согрешили, все лишены правды Божией, ни совесть не поможет, ни Слово Божие не поможет – писаный закон тоже не поможет! Сказано: закон ослаблен плотью! Он ставит людей в такое положение – он как бы загоняет их в угол! Да неважно, кто ты! Как я вам часто говорю: все мы – хорошо замаскированные грешники! Я, вон, подрясник надел, крест – замаскировался.

В глазах Бога мы абсолютно прозрачны! Бог видит каждого из нас! И апостол Павел вот этими наставлениями загоняет всех нас в угол, он говорит: а какая разница, если ты скажешь, что «синагога – сатанинская»? А апостол Павел не видит между нами и ими разницы, потому что все грешат! Если, например, крещеный человек попадет в ад и будет гореть рядом с иудеем, вы думаете, его будет охлаждать мысль о том, что он все-таки крещеный, а этот только обрезанный? Вряд ли, я очень сомневаюсь в этом. Причем христианину будет намного хуже, потому что он вкусил благодать. А тот, кто вкусил благодать, ее сладость, с ним будет то, что Исаак Сирин называет «бичевание любви». Это очень страшное состояние.

Итак, апостол Павел всех как бы запряг в крепкую узду, никто уже не может что-то сказать. Далее же Святитель Иоанн пишет: «Пророк же указывает три большие недостатка, говоря, что они все без исключения делали зло, не примешивали ко злу добра, но предавались только одному пороку и, наконец, делали зло со всею настойчивостью».

Здесь Златоуст, который очень внимательно относится к словам Писания, выделяет в словах апостола Павла акцент как бы по нарастающей. Он пишет: все делали зло, потом делали зло без всякой примеси добра, а потом – делали зло со всем усилием. Апостол Павел показывает по нарастающей безысходность всего рода человеческого!

Очень тяжелое наше состояние! Да, мы можем призывать иудеев и мусульман креститься, но когда же мы начнем призывать себя не грешить? Все в каком-то одинаковом положении оказались!

И далее апостол Павел в Послании к Римлянам пишет: «Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом» (Рим. 3, 19). Оказывается, закон Божий усиливает ответственность за грех таким образом, что весь мир становится виновен пред Богом!

Как я уже вам отмечал, апостол Павел говорит, ставя себя наравне с иудеями, потом ставя себя наравне с христианами, которые тоже нуждаются в спасении. Однажды он сказал о себе: «Я по закону непорочный, ища оправдания во Христе, оказался грешником» (см. ср.: Гал. 2, 15-17) Почему? Потому что Христос усилил строгость закона! Раньше было сказано «не убий» – Христос говорит: «Тот, кто гневается, тот уже человекоубийца!» Раньше было сказано «не прелюбодействуй» – Христос говорит: «Тот, кто смотрит с вожделением, тот уже прелюбодействует в сердце своем!» (см. ср.: Мф. 5, 21-22, 27-28).

И Павел, будучи Савлом, мог сам и не убивать, но он одобрял побиение камнями архидиакона Стефана, хотя учился с ним в одной ешиве, ешиве Гамалиила I-го! Почитайте житие архидиакона Стефана! Гамалиил I-ый был глава Синедриона, автор многих трактатов и высказываний из Талмуда. Но Гамалиил I-ый стал христианином! Савл учился в одной ешиве с архидиаконом Стефаном, но когда Стефана заподозрили в назарейской ереси и побивали камнями, Савл караулил одежды тех, кто казнил. Он мог не прелюбодействовать, но он мог смотреть с вожделением.

Поэтому он и пишет: «Я по закону непорочный, – то есть по внешнему иудейскому пониманию праведности как бы соответствую нормальному уровню, – но ища оправдания во Христе, я оказался грешником!» То есть с христианина будет спрашиваться намного строже! Как иудей он бы выглядел очень правильно! А как христианин – никакой! Он сам о себе пишет: «Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7, 15, 24).

«Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом». Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Апостол доказывает, что это сказано не просто для обвинения, но потому, что закон пролагал также путь вере. Согласие Ветхого Завета с Новым таково, что обвинения и обличения совершались всецело с той целью, чтобы пред слушателями отверзлась светлая дверь веры».

То есть вот эти рассуждения о законе, о том, что все грешники, все нарушили закон, все виновны пред Богом – эти рассуждения имеют целью подвести всех нас, и эллинов, и иудеев, к необходимости искать спасения во Христе и со Христом, которое дается даром и по благодати. Даром, по благодати и независимо от наших добрых дел.

А когда человек становится спасенным, если он делает добро, добрые дела – это плоды веры! То есть дела от веры являются подлинными добродетельными поступками, но не наоборот! Не может быть веры от дел!

«Потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть (вы слышите? – никакая плоть! – О. С.); ибо законом познается грех» (Рим. 3, 20). А как же Пресвятая Дева Мария? Она тоже плоть! Иоанн Дамаскин пишет, что когда совершалось Благовещение, когда Ей было сказано: «Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божьим» (Лк. 1, 35), тогда Дух Святой, который нашел на Деву Марию – Он очистил этот Сосуд!

Это пишут и другие святые отцы. Игнатий Брянчанинов прямо пишет: «Дева Мария пережила две Пятидесятницы! Одну – в день Благовещения: Она первая, в кого вошел Дух Святой. Вторую Пятидесятницу Она пережила, когда на апостолов сошел Дух Святой!» А кого у нас дважды помазывают миром? Когда человека крестят – помазывают миром. А второй раз – когда он становится царем!

Вот и получается, что когда Дева Мария в первый раз приняла Духа Святого, а о Духе Святом мы молимся «приди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны», от Ее пречистых кровей – Она же первая пережила Пятидесятницу! – происходит зачатие. Потом в день апостольской Пятидесятницы Дух Святой вторично сходит на Нее, и Она становится Царицей, Всецарицей Небесной! Произошло Ее воцарение!

Об этом пишет и отец Георгий Флоровский, что две Пятидесятницы было у Девы Марии, два снисхождения Она пережила, и о том, что в Благовещение было очищение Сосуда. А отчего очищение-то? У Нее личных грехов – не было! У Нее был первородный грех. И вот каким-то удивительным образом уже в Благовещение власть и сила этого греха была практически сведена на нет!

Отец Георгий Флоровский – удивительный такой ум! – он пишет, и с ним совершенно согласен Игнатий Брянчанинов, очень совпадают их тексты, Флоровский, скорее всего, учитывал работы Брянчанинова, так вот, он пишет, что в Деве Марии первое снисхождение Духа Святого было как бы служебным, для служебных целей: Она должна была выполнить миссию. А второе касалось Ее личности! Потому что Она от одной крови Адама произошедшая!

А отцы святые говорят, что и апостолы тоже в первом случае получили Духа Святого как нечто служебное, когда Христос дунул на них и сказал: «Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 22-23), а в день Пятидесятницы – как личное освящение.

То есть иногда благодать Святого Духа сообщается человеку для священных нужд народа Божьего. Например: человека рукополагают в диаконы, в священники, в епископа – ему сообщается благодать, которая «немощныя врачует, оскудевающая наполняет», чтобы выполнять ему свое служение. Но он нуждается еще и в личном освящении, такой человек, любой такой человек!

И образ двух Пятидесятниц Девы Марии, и, как некоторые отцы настаивают, то, что апостолы получили для служебных нужд Дух Святой в первый раз, когда Христос дверями затворенными вошел, а во второй раз – в самый день Пятидесятницы их личное освящение произошло – это, конечно, тайны! Но здесь со всей очевидностью сказано: «Потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех».

Феофан Затворник пишет: «Плоть – человек, плоть носящий; не оправдится всяка плоть – то же, что: никакой человек, плоть носящий, не оправдится пред Богом делами закона. – Дела закона — дела, сообразные с законом. Но какой здесь разумеется закон? Тот ли только, которым определялись жертвы и очищения, или вместе и тот, которым определялись благочестие и добродетель? И тот и другой. Первый не мог оправдывать существенно (то есть жертвенный закон – О. С.) потому, что не имел в себе самом силы оправдательной, а служил лишь знамением и указанием на то, в чем истинно оправдательная сила (то есть закон жертвенный указывал на Христа – О.С.). Феодорит пишет: "это все служит знамением иного, а само по себе, будучи исполнено, недостаточно к тому, чтобы совершающего это сделать праведным". – Второй хотя и мог бы оправдывать сам по себе, – ибо в чем и оправдание, как не в полном исполнении законов благочестия и добродетели? – но нет надежды получить сим путем оправдание потому, что по немощи своей не можем мы исполнить сего в должной полноте: так что и сей закон бессилен к оправданию нашему, хотя не сам по себе, а по нашей вине».

 

Читать всю лекцию >>





Внимание!!!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Духовно-Просветительский Центр Свято-Троицкой Сергиевой Лавры»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на наш сайт:
http://www.lavra.tv/